Наверх

Обсуждая российскую экономическую политику

Правительство России утвердило План реализации государственной программы «Экономическое развитие и инновационная экономика» на 2014 год и на плановый период 2015 и 2016 годов. Кроме того, Президент Владимир Путин подписал Федеральный закон «О стратегическом планировании в Российской Федерации». Эти два события могут радикально изменить ситуацию в российской экономике, задать ей новый вектор, обеспечить модернизацию и инновационное развитие.  

Правительство России утвердило План реализации государственной программы «Экономическое развитие и инновационная экономика» на 2014 год и на плановый период 2015 и 2016 годов. Кроме того, Президент Владимир Путин подписал Федеральный закон «О стратегическом планировании в Российской Федерации». Эти два события могут радикально изменить ситуацию в российской экономике, задать ей новый вектор, обеспечить модернизацию и инновационное развитие.

Но не все единогласно приняли новые инициативы правительства. Например, многие участники «круглого стола» под названием «Россия сегодня», состоявшегося в МИА 4 июля с.г., наряду с одобрением пакета мер, высказывали и критические замечания. Но все они единодушно позитивно оценили принятие закона о стратегическом планировании.

Было подчеркнуто, что «рынок не запрещает думать», что заблуждение, будто рынок действует автоматически, было опровергнуто работами известных экономистов, включая нобелевского лауреата Рональда Коуза, «открывшего явление трансакционных издержек». Рыночное равновесие достигается при участии экономических агентов и институтов, под влиянием норм и судебных решений. Важно увидеть варианты развития, сформировать и опробовать определенные сценарии, посмотреть, как можно воздействовать на переход от одного сценария к другому. Так что предложенный правительством возврат к стратегическому планированию вовсе не означает возврата к планированию времен СССР, и не предполагает, что мы дважды споткнемся об одни и те же грабли.

Более того, экономисты-ученые согласны с тем фактом, что сегодня нет никакой альтернативы мощным государственными инвестициям, так называемым мегапроектам и структурной промышленной политике с выделением приоритетов, которые надо последовательно финансировать.

Среди критических замечаний чаще всего встречались сетования на то, что «сдерживание инфляции, которое является приоритетом Центрального банка, вкупе с проводимой Минфином бюджетной консолидацией не стимулируют экономический рост, забота о котором возложена на Минэкономразвития». Были ссылки на ужесточение монетарной политики, на рост и без того завышенных процентных ставок. Жаловались на то, что кредиты очень дорогие, монетизация экономики низкая (65%), НДС высокий, Минфин хочет ввести налог с продаж. Многие экономисты считают, что мы находимся в ситуации глубокого кризиса, что у нас тяжелая ситуация с инвестициями, что впервые за всё время существования рыночной экономики в России есть собственная рецессия или даже стагнация. Наша экономика, дескать, растет вместе с ценами на нефть, когда цены стабилизировались, рост прекратился, а если они упадут – будет совсем плохо.

Наряду с возвратом к стратегическому планированию, ученые предлагали локальные, тактические меры: вернуться на трехпроцентную траекторию роста, чтобы увидеть главные задачи стратегического управления; принуждение к инновациям компаний с государственным участием, применение мер мировой конкуренции, введение селективного характера налогообложения, увеличение вложений в человеческий капитал и пр. Но в целом установка правительства на применение в руководстве экономикой стратегического планирования пришлась ученым по душе.

Евгений Широков