Наверх

Что готовит глобальная перестройка?

В ИМЭМО РАН была представлена на суд читателей уникальная коллективная монография «Глобальная перестройка», которая представляет собой попытку осмыслить новую мировую реальность, включая глобальные экономические процессы, социально-политические деформации, новое положение центров мирового влияния и международную безопасность.

В ИМЭМО РАН была представлена на суд читателей уникальная коллективная монография «Глобальная перестройка». То, что картина мироустройства после глобального экономического кризиса 2007–2009 годов стремительно поменялась прямо на глазах, теперь очевидно для многих. И украинский кризис, и ухудшение отношений из-за него между Россией, США и Евросоюзом – еще одно свидетельство нарастающей турбулентности в мире. В каком направлении движется наша история – ответ на этот вопрос ищут авторы.

Новая монография – это попытка осмыслить новую мировую реальность, включая глобальные экономические процессы, социально-политические деформации, новое положение центров мирового влияния и международную безопасность. В ходе анализа ситуации авторы приходят к важным философским выводам. Один из них состоит в том, что дисбалансы и нестабильность, которые вызваны этим кризисом, будут весьма продолжительными, разрушительными и дорогостоящими. Налицо ситуация, когда евроатлантические страны пытаются присвоить себе право судить о том, что является стандартом международного сообщества, а что нет, и это неизбежно ведёт к ослаблению роли Совета безопасности ООН.

Сейчас меняется ядро формирующейся международно-политической системы. 10-15 государств конкурируют за право войти в это ядро. Среди них – страны – члены ОЭСР, Россия, а также наиболее успешные государства Азии, Латинской Америки и Африки. При этом роль военной силы, особенно ядерного оружия, заметно снижается, и хотя она остается инструментом политики, но её роль в сравнении с периодом «холодной войны» уменьшилась. Трансграничный характер внутренних конфликтов – вот центральная проблема международной безопасности, что очень хорошо видно на примере Украины. Изменилось обличие военной силы, если раньше преобладала «жесткая» сила, откровенная война, то теперь применяется «мягкая» военная сила – спецоперации, проводимые иностранными государствами с помощью небольших, хорошо подготовленных групп людей. Это притом, что собственно процесс разоружения, начиная с шестидесятых годов, находится в глубочайшем тупике по всем направлениям.

Ученые считают, что мы становимся свидетелями перераспределения сил в сторону новой биполярности, когда с одной стороны сосредоточены Россия и Китай, а с другой - США с их европейскими и тихоокеанскими союзниками. Причем эта новая биполярность особого рода – она не принимает форму двустороннего глобального противостояния как при холодной войне, потому что наличествуют и экономические взаимозависимости, и противоречия внутри каждого из полюсов. И при этом все более важную роль с каждым годом играют отношения между США и Китаем. Россию должны беспокоить следующие моменты: для Китая страновым приоритетом во внешнеполитической доктрине являются США, а потом уже Россия и другие страны. С США у Китая не только соперничество, но и нарастающее взаимодействия, а также заметно, что Китай начинает задумываться над формированием механизмов «глобального управления».

Что же касается экономики, то из глобального экономического кризиса 2007-2009 гг., следует потребность в переходе к новой модели развития, основанной на ресурсно-технологических и институциональных факторах, а также на реализации эффективной экономической политики. Способность к инновациям сейчас превратилась в главный ресурс и фундамент долгосрочного экономического роста. Причем безусловным лидером в создании принципиально новых товаров и услуг являются США, но Китай, Индия и Бразилия уже сейчас успешно переместили к себе их производство на основе легальных лицензий, реинжиниринга и других способов заимствования интеллектуальной собственности.

Крупные развивающиеся страны, особенно Китай добились устойчивых количественных преимуществ в торгово-финансовой сфере, благодаря долгосрочным государственным программам, которые выстраивают крупные блоки национальных инновационных систем и создают новые, недорогие, но качественные товары и услуги для большей части населения мира. В свою очередь США произвели технологическую революцию в нефтегазовом секторе, частью которой является «революция сланцевого газа», значение которой для будущего мировой энергетики нельзя недооценивать.

В мировой экономике усиливается роль транснациональных корпораций, которые используют финансовую глобализацию для облегчения поиска средств под инвестиционные проекты, оптимизируют налоговые отчисления и управленческие схемы благодаря возникшей разветвлённой системе оффшорных центров разной специализации, осуществляющие прямые инвестиции по всему миру, оказывают всё более заметное влияние на экономическую политику отдельных государств и региональных объединений.

И наоборот, слабо работает глобальное регулирование, основными переговорными площадками которого являются Международный валютный фонд, Всемирный банк, Группа двадцати. Не сложился механизм централизованного принятия решений, трудно проводить согласование интересов в ЕС, количество членов растет, а итоги выборов в Европарламент показывают рост дезинтеграционных настроений.

Что же касается социальной сферы, то она нуждается в глубокой перестройке, т.к. продолжительность жизни растет, требуя изменений в пенсионной системе и здравоохранении. Речь идет о том, чтобы найти трудовое применение людям от 60-ти до 80-ти, которые сейчас рассматриваются нынешними социально-политическими силами как балласт, а в то же время становятся основным избирателем. Глобальные изменения происходят в институте семьи, в понятии нации, в решении трудностей социальной интеграции.

В целом вопрос о том, кто и как будет осуществлять глобальную перестройку, остается открытым, поскольку он зависит не столько от научных дискуссий, но от происходящей сейчас политической и экономической борьбы.

Елена Шикова