Курсы валют на 22.01.2018
RUR
BYN
28.63
USD
56.59
EUR
69.40
CNY
88.37
BYN
RUR (100)
3.49
USD
1.98
EUR
2.42
CNY
3.09
Читальный зал

22.12.2017 Небом единым: Россия, русская литература в дневниках Рыгора Бородулина

В минском издательстве “Кнігазбор” увидели свет четыре тома дневников, рабочих записей народного поэта Беларуси Рыгора Бородулина. На многих страницах издания – рассказ, короткие записи о поездках белорусского литератора в разные уголки России, о встречах с известными писателями Москвы, Санкт-Петербурга, других городов и весей из бескрайних российских просторов.

И начинал в 1951 году писать свой дневник ушачский (Ушачи – небольшой городок на Витебщине) старшеклассник на русском языке. Вот запись о книгах, которые 2 сентября 1951 года шестнадцатилетний мальчишка взял в библиотеке: “Я взял три книги в библиотеке: “Горе от ума”, “Недоросль. Бригадир”, “Избранное” Радищева…” В том же 1951-м восьмиклассник Гриша Бородулин часто записывает свои впечатления от знакомства с романом Фёдора Панфёрова “Бруски”. Отмечает, что роман “очень хороший”, а “Панфёров владеет пером весьма искусно… Жизнь знает не из кабинета. Написал простым живым языком. Где надо, и “кругленькие словечки” всё вместно..”

С 1954 года Рыгор Бородулин – на филфаке Белорусского государственного университета. Студенческие годы вывели молодого и подающего надежды литератора в ряд первых и наиболее интересных поэтов его поколения. В 1959 году выходит первая книга стихотворений – “Месяц над степью”. А двумя годами ранее подборка “На земле целинной”, составившая основу этого сборника, была отмечена серебряной медалью Всемирного фестиваля молодежи и студентов в Москве. В скором времени в российской периодике начали появляться первые публикации Рыгора Бородулина в переводе на русский: в “Дружбе народов”, “Молодой гвардии”, “Литературной газете”, “Советской России”… Переводчики – Иван Бурсов (он и весь первый русский сборник Бородулина “Целиноград”, вышедший в Москве в 1961 году, перевел), Игорь Шкляревский, Яков Хелемский… Пройдет время – белорусского коллегу будут переводить и другие мастера русского стихосложения: Григорий Куренев, Александр Дракохруст, Владимир Цыбин, Илья Фоняков, Анатолий Парпара…И будут выходить в Москве одна за другой поэтические книги Бородулина – “Аист на крыше”, “Баллада Брестской крепости”, “Небо твоих очей”, “Озеро у горизонта”, “Праздник пчелы”, “Поэма признания”, “Каждый четвертый”, “Белая яблоня грома”…

Уже записи в дневниках, рабочих блокнотах 1964 – 1969 гг. свидетельствуют о многих поездках белорусского поэта в разные уголки Российской Федерации: только в 1964 году он побывал в Красноярском крае, Туве, Хакассии, в 1965 -- на Дальнем Востоке. Кстати, с Владивостоком, его окрестностями – особая история. Все родилось в результате розыгрыша. Три друга-писателя (Бородулин, Геннадий Клевко, Владимир Короткевич), шутя, играючи, задали вопрос отставному генералу и писателю Николаю Алексееву, работавшему в писательской организации Беларуси, вопрос о том, нельзя ли их призвать на сборы. Мол, чтобы с армией или флотом поближе познакомились. Задали и в суматохе о своей просьбе не забыли. Вот только генерал все помнил и через какое-то время организовал для молодых коллег увлекательную, как ему показалось, флотскую стажировку. Так белорусские писатели оказались в редакции газеты Тихоокеанского флота “Боевая вахта”… “12 августа. Наконец-то получили корочки “Боевой вахты” стажеров. Осчастливили. Гаврила (журналист) обещал море – сорвалось. Командировочных не будет. Весело…” Во Владивостоке Бородулин с товарищами – весь август и сентябрь. Удалось и поездить: Высокогорск, Кавалерово, Варфоломеевка, Яковлевка, Владимировка, Спаск, Анучино, Арсеньев, Чугуевка, Черниговка, Усурийск… А главное – писатели открывали для себя людей, которые жили, трудились, испытывали все тяготы непростой жизни на окраине Дальнего Востока.

Следующие восемь лет (об этом – во втором томе дневникового “Собрания сочинений”) – встречи Рыгора Бородулина с Ленинградом, Пензой, Тарханами, Клином, Калинином, Вышним Волочком, Новгородом, Старой Русой, Красноярском, Минусинском, Москвой, Чебоксарами, Калиниградом, Балтийском, Нальчиком, Ижевском, Глазовом, Ростовом, Ярославлем…

С 1973 года начинается знакомство Рыгора Бородулина с русским поэтом Андреем Вознесенским, которое затем переросло в добрые дружеские отношения. 8 июля 1973 в дневнике появляется следующая запись: “Утром встречал Андрея Вознесенского. Утомленный, поседевший. Добрым славянским спокойствием и какой-то первозданностью повеяло от самого ультрасовременного поэта. Есть сердцевина. Поехал сразу с Виктором Жаком в какую-то деревню Скрунди на Козловщине. Это за Слонимом…” 1 августа: “… Приехал Андрей Вознесенский. Выступал в СП. Несколько необычно было вначале. Микрофон, видно, не нужен. Немного выкрикивал, а потом стало хорошо слушать. Читать он умеет. Доверяет слушателю, заставляет его идти за ним…” И еще небольшая запись – уже от 2 августа: “Андрей Вознесенский – открытый нерв поэзии. Перефразиуря его же слова – великий крепостной Великого русского языка, того языка, который не знает шовинизма, пренебрежения к другим языкам, языка искреннего русского сердца. Что-то о крестьянина есть у Андрея, доверчиво-уставшие глаза, как летние озёра: тёплые, загадочные, полные доброты…”

За встречами последовала переводческая привязанность. Рыгор Бородулин в 1980 году в серии “Поэзия народов СССР” издал белорусские переводы произведений Андрея Вознесенского “Небом единым”. Замечательное и ясное название. Кстати, рецензия критика Татьяны Кабржицкой на эту книгу, опубликованная в газете “Літаратура і мастацтва”, называлась не менее ясно и лаконично: “Гармония единства и многообразия”.

Перелистывая страницы дневников Рыгора Бородулина, которые еще продолжают издаваться, можно с уверенностью заметить, что поэт трудился и жил в великой гармонии с великой русской поэзией. Иначе, пожалуй, белорусский поэт и не переводил бы на мову Купалы стихотворения и Андрея Вознесенского, и Евгения Евтушенко, Евгения Винокурова, Виктора Бокова, Игоря Шкляревского, Сергея Есенина, Николая Рыленкова, Якова Хелемского, Николая Тихонова, Булата Окуджавы, Беллы Ахмадулиной, и, конечно же, классиков: Александра Пушкина, Николая Некрасова.

Алесь Карлюкевич

Яндекс.Метрика