Наверх

В поисках единства

Автор книги известный ученый Олег Трубачев ищет общность славянских языков и культуры и рассказывает об этом единстве, «важном для всех нас – единстве, угрожаемом и перевираемом и подчас задрапированном в ученую пелену, плохо проницаемую для глаз»

В серии «Славянский мир» (Приложение к журналу «Новая книга России») была выпущена книга «В поисках единства». Автор – Олег Николаевич Трубачев (1930-2002) славист, индоевропеист, всемирно-признанный этимолог-лексикограф. Его «Этимологический словарь славянских языков. Праславянский лексический фонд» и перевод «»Этимологического словаря русского языка» Макса Фасмера являются фундаментальными трудами, лежащими в основе научной этимологии в России.

В научно-популярной книге «В поисках единства» речь идет о происхождении восточнославянских народов, о названии городов, областей и стран Русского Мира.
Идея книги родилась у автора после того как он получил приглашение выступить по поводу дней памяти святых Кирилла и Мефодия и тысячелетия крещения Руси. Потом были выступления на кирилло-мефодиевских празднествах в Новгороде, Киеве, Минске, Смоленске, Симферополе и в Москве.

Как признавался автор: «Собственно, вначале у меня не было этой ясности, что я берусь осуществлять именно серию. Ясность пришла потом, по мере того, как нанизывались факты ближние и дальние, объединенные радующим меня чувством, что у меня есть что сказать нового по каждому из этих фактов языка и истории славянского племени. Фундаментом, естественно, послужили мои многолетние работы над Этимологических словарем славянских языков и исследования этногенеза славянских народов. Зато мне было ясно – уже с первых шагов, что я буду говорить о единстве, важном для всех нас – единстве, угрожаемом и перевираемом и подчас задрапированном в ученую пелену, плохо проницаемую для глаз».

В книге есть глава, посвященная Белоруссии – «А кто там идет?» Взгляд на этногенез белорусов.

Как заключает Олег Трубачев: «Самобытность народной культуры Белоруссии в ее славянских и европейских связях изучена все еще недостаточно, и на этот счет не надо обольщаться…

Для углубленных исследований по типологии языка и культуры именно Белоруссия, ее язык и этнос продолжают оставаться недостаточно раскрытым, манящим материалом. По-своему удивительная судьба языка, вводившая в заблуждение даже лучших лингвистов своего времени, принимавших доминирующую, но все же вторичную, как мы знаем, польскую ориентацию за изначальную сущность белорусского языка, и не менее удивительная судьба этноса, соблазнявшая кажущейся простотой литовско-белорусских отождествлений…

Не удивительно, что за этими напластованиями и за спорами о них не сразу открывается собственная белорусская – славянская физиономия культуры, выраженная через язык…»