Наверх

Белорусско-российское сотрудничество

Разное

26.11.2004

Печальный звон колоколов Хатыни

В пятидесяти с лишним километров от Минска тревожно и печально звонят колокола. Прошло почти шестьдесят лет со дня окончания той страшной войны, однако этот набат до сих пор несет в себе безграничную скорбь, доносится до каждого уголка Беларуси, проникая в сердце каждого жителя с напоминанием о трагедии белорусов времен Великой Отечественной войны.

В пятидесяти с лишним километров от Минска тревожно и печально звонят колокола. Прошло почти шестьдесят лет со дня окончания той страшной войны, однако этот набат до сих пор несет в себе безграничную скорбь, доносится до каждого уголка Беларуси, проникая в сердце каждого жителя с напоминанием о трагедии белорусов времен Великой Отечественной войны.

Каждый народ гордится победами, одержанными в борьбе за свободу и независимость Родины, и свято чтит память утрат, понесенных во имя этих побед. У французов есть Орадур, у чехов – Лидице, называемые «сестрами» белорусской Хатыни. Именно Хатынь стала символом безмерных испытаний белорусов. Хатынь – это собирательный образ 186-ти белорусских деревень, уничтоженных в годы войны вместе с их жителями.

Трагедия настигла Хатынь 22 марта 1943 года. В тот день отряд гитлеровцев вошел в деревню. Всех жителей 26-ти дворов согнали в сарай и подожгли, а тех, кто пытался спастись от огня, расстреляли из пулеметов. 149 человек, из них 76 детей, навечно остались в этой адской могиле. Людских жертв фашистам оказалось мало: были сожжены до тла и опустевшие дома хатынцев. Лишь одному из жителей деревни, Иосифу Иосифовичу Каминскому, чудом удалось спастись. Именно он, держащий мертвого сына на своих мускулистых руках, стал прототипом бронзовой скульптуры «Непокоренного человека» -- смыслового и эмоционального центра мемориального комплекса «Хатынь». В этих его руках все -- и скорбь, и трагизм, и беспредельная воля к жизни, давшая белорусам возможность выстоять и победить.

Сам мемориал был открыт в 1969 году. С тех пор людской поток по направлению к Хатыни не уменьшается. Действительно, очень сложно словами передать горечь утраты невинных жизней мирных жителей, не желающих мириться с установлением фашистского ига. Авторам мемориала в композиционном решении, скульптурных формах удалось как нельзя лучше передать торжественно-траурную атмосферу этого священного для многих людей места. Именно скорбь, но вслед за ней чувство стойкости духа и торжества над неудавшимися амбициями фашистов, ощущает каждый посетитель Хатыни. Творческая группа создателей мемориала (архитекторы Ю. Градов. В. Занкович, Л. Левин, скульптор С. Селиханов) в 1970 году была удостоена Ленинской премии.

Создатели комплекса сохранили планировочную структуру бывшей деревни. Мемориал общей площадью в 50 га  включает отдельные элементы: Кладбище деревень (186 урн с землей сел, сожженных вместе с жителями и не восстановленных), площадь Памяти (в центре 3 березы, символизирующие жизнь), Стену Скорби (блок с нишами, в которые вмонтированы мемориальные плиты с названиями 66 лагерей смерти), Древо жизни (с высеченным списком 433 деревень Беларуси, сожженных фашистами и восстановленных после войны).

Бывшая деревенская улица выложена серыми (под цвет пепла) железобетонными плитами. На месте каждого сожженного дома -- обелиск в виде печной трубы с мемориальной плитой, на которой фамилии и имена сожженных жителей дома, наверху обелиска -- колокол; у каждого венца сруба железобетонная калитка. 26 хатынских колоколов разносят по миру горькую память земли белорусской.

На месте сарая, где фашисты сожгли жителей Хатыни, установлена черная плита, которая напоминает крышу, ставшую последним приютом погибшим. На братской могиле (месте захоронения пепла погибших хатынцев) -- Венец Памяти из белого мрамора со словами наказа мертвых живым: «Люди добрые, помните: любили мы жизнь и Родину нашу, и Вас, дорогие. Мы сгорели живыми в огне. Наша просьба ко всем: пусть скорбь и печаль обратятся в мужество ваше и силу, чтобы смогли вы утвердить навечно мир и покой на Земле. Чтобы отныне нигде и никогда в вихре пожаров жизнь не умирала!». С другой стороны Венца -- ответ живых погибшим: «Родные вы наши. Головы в скорби великой склонив, стоим перед вами. Вы не покорились фашистским убийцам в черные дни лихолетья. Вы приняли смерть, но пламя любви к Родине нашей советской вовек не погаснет. Память о вас в народе бессмертна, как вечна наша Земля и вечно яркое солнце над нею».

Хатынь – это не просто уничтоженная фашистами деревня. Смысл этого слова огромен. Хатынь – это символ беды и победы одновременно, знак общей для всех народов трагедии, светлая память о каждом человеке, погибшем в годы той страшной войны. Это еще и напоминание о том, что нужно помнить о смертельной угрозе недалекого прошлого и ежедневно заботиться о будущем.  Ибо, цитируя белорусского писателя Василия Быкова, «в наше жестокое время недостаточно любить мир -- надо уметь его защищать».

фото: http://globus.tut.by/hatyn/index.htm

http://www.upelsinka.com/Vicinities/mhat_9.htm

http://cactus.narod.ru/khatyn.html