Наверх

Белорусско-российское сотрудничество

Разное

30.11.2004

Выборы президента Украины: геополитическое влияние на страны Союзного государства

Президентские выборы в Украине становятся одним из факторов влияния на процессы, происходящие сегодня на постсоветском пространстве. Данная политическая кампания по своей остроте, социальным последствиям и международному вмешательству является  поистине беспрецедентной.

Президентские выборы в Украине становятся одним из факторов влияния на процессы, происходящие сегодня на постсоветском пространстве. Данная политическая кампания по своей остроте, социальным последствиям и международному вмешательству является  поистине беспрецедентной.

Принимая во внимание мнение широкого круга аналитиков,  определяющих интригу украинских выборов как борьбу России и Запада за геополитическое влияние в регионе (т.н. «украинский плацдарм»), а также то обстоятельство, что Украина является ближайшей соседкой Беларуси и России, полезно проанализировать геополитический аспект влияния украинских выборов на страны Союзного государства.

Часть 1.

Президентские выборы в Украине:

Столкновение интересов России и Запада

Ситуация в Украине продолжает вызывать серьезную озабоченность многих политиков и политологов, не без оснований полагающих, что украинская земля стала своеобразным полигоном развернувшегося противостояния «Запад-Россия». Вопреки утверждениям о начале российско-европейского партнерства, геополитические противоречия ведущих держав не исчезли. И это со всей очевидностью показали выборы в Украине.

Приходится констатировать о скорее деструктивной роли российского политтехнологического сценария в избирательной кампании в Украине. Позитивные стороны участия России в данной политической кампании не в состоянии исправить общее впечатление от происходящего. Положительными факторами можно назвать, пожалуй, лишь некоторую консолидацию вокруг Януковича не вполне однородной команды президента Л.Кучмы, а затем – и всего провластного и пророссийского электората. В этой связи ряд политтехнологов (к примеру, глава Центра изучения элиты Института социологии О.Крыштановская) отиечают, что российскими усилиями рейтинг Януковича вырос с 13% до почти 50%.

Тем не менее, в целом российское участие в президентских выборах в Украине приходится рассматривать как неудачное. «Российские власти действовали как слон в посудной лавке, изображая одного кандидата ангелом, а другого исчадием ада, который является в лучшем случае американским шпионом, а в худшем – злейшим врагом России», – таково мнение депутата Госдумы В.Рыжкова. И.Хакамада акцентировала внимание на том, что «Янукович не является последовательным союзником России».

Известный российский политический эксперт М.Гельман считает, что «в то время как Путин думал, что он выстраивает на Украине мощное лобби, донецкая группа выстроила свое лобби в администрации самого Путина – иначе объяснить все эти поездки Путина невозможно. Более того, мы спалили тот ресурс влияния, который у нас всегда был – московскую патриархию. Которая так активно в последнюю неделю взялась за кампанию. Дискредитирован важнейший легитимный инструмент влияния на Украине в пользу России. То есть Путин, РПЦ и фальсификация – в одном ряду».

Политолог С.Белковский связывает неуспех российского участия в выборах с тем, что Россия бросила громадные политические и экономические ресурсы на поддержку украинского премьера, не очень хорошо понимая природу политико-технологического проекта под названием «Виктор Янукович». Этот проект, по утверждению Белковского, был затеян Л.Кучмой два года назад не для того, чтобы сделать премьера президентом, а с целью блокировать оппозицию руками «донецкого клана», ассоциированного с Януковичем.

Позиция ряда российских экспертов, предполагающих сценарий разделения Украины (присоединения «ющенковской» части к Евросоюзу, а «януковичской» к России) видится совершенно утопичной. Хотя, следует признать, что с точки зрения геополитики Западу, возможно, выгоднее было бы «забрать» под свое крыло либерально ориентированную проющенковскую часть Украины, чем тянуть старый военно-промышленный комплекс бывшего Советского Союза.

Тем не менее, подобный вариант невозможен в силу ряда причин.

Во-первых, в 1992 году международное сообщество (Россия, ООН и США) подписало декларацию о сохранении территориальной целостности Украины и гарантии этой целостности. Столь явный раздел Украины мог бы стимулировать этнически русского населения в странах СНГ от Молдовы до Прибалтики, поставив на повестку дня вопрос о самоопределении русских, оказавшихся за пределами России.

Во-вторых, в Конституции Украины есть очень жесткие механизмы, которые затрудняют выход из состава страны любой территории. Для этого необходимо проведение специального референдума, достижение соответствующего решения на котором маловероятно: целостность Украины считается серьезной политической ценностью общественного мнения всей Украины.

Рассуждения московских политологов и имиджмейкеров о делимости Украины на две части также происходят скорее от незнания внутриукраинской специфики, чем из объективного ее анализа. А ситуация в современной Украине такова, что политическая и бизнес-элита, к примеру, Харькова и Днепропетровска никогда не пойдут под контроль Донецка.

Даже если восточно-украинские политики все-таки поставят вопрос об отделении и одновременно присоединении части украинских территорий к РФ, это вызовет сложнейшие внутриполитические процессы в самой России. Прецедентом можно считать следующее обстоятельство: в свое время Румыния хотела присоединения Молдовы. Но тогда сразу же возник бы вопрос о сильных этнических немецких и венгерских меньшинствах, которые находятся на территории самой Румынии.

Пути обеспечения Российской Федерацией собственных геополитических интересов в Украине видятся не вполне эффективными и по причине того, что избранная для этого модель несет ряд негативных последствий для строительства Союзного государства. Подробнее это обстоятельство будет рассмотрено в 3-й части настоящего доклада. Тезисно же можно отметить, что ставка Кремля не на сильного политического лидера, а на внутренний политико-технологический проект вызывает серьезные сомнения в способности российской стороны к адекватному выбору реального геополитического партнера.

Кроме того, принятие Российской Федерацией в контексте предстоящих на тот момент украинских выборов решения о предоставлении миграционных преференций гражданам Украины несколько дискредитировало идею использования народной дипломатии для активизации дальнейшего белорусско-российского сближения.

Иначе говоря, негибкость РФ в вопросе влияния на украинские выборы стала довольно деструктивным фактором для интеграционных процессов, происходящих на постсоветском пространстве. Это уже в ближайшей перспективе может снизить потенциал российского геополитического влияния, обострив проблему безопасности в регионе. Как отмечал главный редактор информагентства «Регнум» (29.11.2004) М.Колеров, «если Ющенко подчинит себе Украину, на границах с центральными областями России очень скоро будет НАТО. Приднестровье и Молдова будут полностью сданы Румынии. А технологически отработанный союз Грузии Саакашвили и Украины Ющенко будет работать на свержение Кочаряна в Армении».

Подобное непонимание ситуации чревато для РФ не только утерей прежнего геополитического веса на «украинском плацдарме», но и на постсоветском пространстве в целом. Очевидно, что дестабилизация обстановки в Украине, срежиссированная за рубежом, направлена в первую очередь против России. Одновременно с демонстративной заинтересованностью РФ в исходе выборов (ряд встреч В.Путина и Л.Кучмы, телеинтервью В.Путина украинским каналам и т.д.), важнейшим фактором развития политической ситуации в Украине стала четко сформулированная единая позиция США и стран ЕС.

Консолидация Европы и Америки резко повысила ресурс их влияния на украинские события. Сегодня в Украине заметны контуры хорошо подготовленного «управляемого кризиса», синхронизированного с массированным внешнеполитическим давлением на официальный Киев.

Однако, похоже, тон в происходящем задает не столько Вашингтон и Брюссель, а Варшава, грезящая безоговорочным лидерством в регионе. Политолог С.Марков считает, что проект «Ющенко» является не американским, а польским планом, цель которого – не дать консолидировать Евросоюз. «Предвыборная кампания В.Ющенко разработана в рамках зарубежной польской диаспоры, при этом идейно подготовлена она была Збигневым Бжезинским и двумя его сыновьями», – полагает С.Марков. Приезд же в Украину Л.Валенсы и А.Квасьневского в качестве посредников придает украинскому кризису черты тбилисско-белградского политтехнологического сценария. Целью польских посредников является не сохранение гражданского мира, а передача власти Ющенко.

Все эти разработанные на Западе политтехнологии сопровождались стенаниями о «вмешательстве России во внутренние дела Украины».

Сегодня нельзя исключать, что Украина стала пилотным проектом для отработки схожего сценария в Москве в 2008 году. Предположить подобное позволяет как активизировавшаяся синхронно с избирательной кампанией в Украине антироссийская риторика в западных СМИ, так и информация о киевском «следе» опального олигарха Б.Березовского.

Об интересе Березовского к событиям в Украине свидетельствуют не только его личный пиар «каштановой революции», но и конкретные факты. Месяц назад достоянием гласности стало некое соглашение, заключенное между близкой к Березовскому «группой независимых финансистов и промышленников» и политическим блоком «Наша Украина» в лице В.Ющенко. Стороны договариваются о том, что «в случае изменения политического климата в Украине… организуют совместную деятельность по привлечению весомых инвестиционных ресурсов (не менее 1 млрд. США) в развитие экономики Украины». В числе целей «инвестора» называется «ряд крупных финансовых и промышленных предприятий, разведка и разработка нефтегазовых месторождений Украины с целью укрепления энергетической независимости Украины».

В пользу этой версии говорит тот факт, что солидарность и поддержку украинской оппозиции высказывают праволиберальные политики – проводники дестабилизационных идей и наиболее последовательные противники интеграционных процессов на постсоветском пространстве. В Украине собрался так называемый праволиберальный «интернационал», начиная от активистов грузинской «революции роз» и заканчивая белорусскими оппозиционерами. За этим праволиберальным «интернационалом» маячат США, наработавшие схемы власти во многих странах.

Эти схемы примерно таковы. Для начала выбирается лояльный харизматический политик. Под него выделяются средства. Затем создается партия и сопутствующее молодежное движение, которое берет на себя «разогрев улицы». В Югославии это был «Отпор», в Грузии «Кмара», в Украине – «Пора». Другим компонентов сценария является обеспечение явных нарушений на выборах. В Грузии это была масштабная путаница со списками, которые готовили сторонники Саакашвили. В первом туре выборов в Украине также возникли серьезные проблемы со списками. Причем именно в западных областях.

Затем спровоцированный таким образом внутренний кризис переводится в политическую и международную плоскости, с задействованием лидеров других государств и представителей военно-политических организаций.

Параллельно с целью давления на население предпринимаются действия по дезорганизации государственного управления, что неизбежно приводит к дестабилизации экономической ситуации. Все эти элементы сегодня наблюдаются в Украине.

Резюме

Кризис в Украине будет иметь тяжелые последствия для России. Собственно, в этом и состоит генеральный план архитекторов западной помощи В.Ющенко – создать управляемый ими конфликт в зоне геополитических интересов России, связать ее инициативу, нанести ей неприемлемый ущерб, сделать слабее.

С другой стороны, уже свершившееся в результате кризиса ослабление Украины будет в ближайшей перспективе только прогрессировать, что сделает эту стран мало подходящей для определенной ей Западом роли «санитарного кордона» на границе с Россией. В этой ситуации выигрывают только новые члены ЕС, получающие возможность наращивать свое влияние в регионе.

В условиях глубоко искаженного восприятия украинской ситуации, которое демонстрируют большинство российских аналитиков, а соответственно, и высочайшей неадекватности «украинской политики» Москвы уже в ближайшее время Украина может быть втянута в долгосрочный геополитический сценарий по дезинтеграции постсоветского пространства.

В этих условиях проект создания Единого экономического пространства (ЕЭП) в нынешнем составе становится нежизнеспособным. А единственной достаточно полноценной интеграционной моделью на постсоветском пространстве остается лишь Союзное государство.

(продолжение следует)