Наверх

Белорусско-российское сотрудничество

Брестская крепость: неоконченная история

В мемориальном комплексе "Брестская крепость-герой", где на днях побывал корреспондент "Вести Сегодня", уже вовсю идет подготовка к 9 мая, когда здесь торжественно отметят День Победы. Вернее, здесь этот день всегда отмечают по-своему, поскольку, как говорят работники музея: "Тут война не кончается:" Это точно во всех отношениях! Во-первых, именно Брест первым встретил врага. А во-вторых, тут своего рода "бесконечная история": до сих пор находят останки воинов, разные предметы, которые рассказывают о сопротивлении героев немецким захватчикам.

В мемориальном комплексе "Брестская крепость-герой", где на днях побывал корреспондент "Вести Сегодня", уже вовсю идет подготовка к 9 мая, когда здесь торжественно отметят День Победы. Вернее, здесь этот день всегда отмечают по-своему, поскольку, как говорят работники музея: "Тут война не кончается:" Это точно во всех отношениях! Во-первых, именно Брест первым встретил врага. А во-вторых, тут своего рода "бесконечная история": до сих пор находят останки воинов, разные предметы, которые рассказывают о сопротивлении героев немецким захватчикам.

Как раз перед 9 мая на территории мемориального комплекса должно состояться перезахоронение найденных несколько месяцев назад останков двух бойцов. Их похоронят около главного монумента крепости - под плитами, на которых надпись "Неизвестный". Впрочем, эту надпись скорее всего изменят, поскольку как раз сейчас пытаются точно выяснить имена погибших.Ничто не забыто? Автор этих строк побывал в крепости в составе делегации политиков и предпринимателей из Латвии, которые приехали в Брест на форум, посвященный сотрудничеству с Беларусью. Гости из Латвии торжественно возложили венки к центральному Штык-обелиску, к Вечному огню. Кстати, далеко не все в Латвии знают, что, оказывается, в обороне Брестской крепости участвовали 13 латышей, а имя майора Яна Лицита даже вынесено на плиты главного мемориала:И вновь по поводу истории, которая не кончается. В крепости по сей день открывают новые страницы той страшной истории - первых дней войны. Восстанавливали ее по крупицам и во время одного из самых удачных фильмов - "Брестская крепость", который снимали в 2009 году прямо на территории мемориального комплекса: над этим вместе работали российские и белорусские кинематографисты. Тогда для съемок построили уникальные по сложности и объему декорации Тереспольских и Холмских ворот, моста, казармы, клуба, крепостных стен и так далее. В съемках приняли участие многие жители Бреста. А затраты на съемки фильма перевалили за 250 миллионов российских рублей.Генеральный продюсер картины Игорь Угольников тогда заявил: "Историческая достоверность - ключевая позиция фильма". В качестве консультанта выступил один из последних оставшихся в живых защитников крепости Бондарев. Сценарий фильма проходил согласование у сотрудников музея, а также ветеранских организаций Беларуси. По мнению Петра Котельникова, участника обороны Брестской крепости, "ценность фильма заключается в его исключительной объективности. Все события первых дней обороны крепости очень точно отображены". И об этой истории важно напоминать. Важно и у нас - в Латвии, где история Великой Отечественной сейчас перевирается латышскими националистами. А эти недоумки в своих бредовых заявлениях вообще доходят до того, что убеждают народ: войну начала не Германия, а Советский Союз: Но только история Брестской крепости доказывает обратное.Сердце продолжало биться... В 1956 году среди битого красного кирпича казарм Брестской крепости нашли заржавевший будильник, стрелки которого остановились в 4 часа утра 22 июня 1941-го. Началась Великая Отечественная. Именно здесь, на берегу Западного Буга, около его слияния с рекой Мухавец, немцы атаковали рубеж Советского Союза.Течение реки сильное, оно словно уносит куда-то время. И на берегу реки тяжело находиться долго. Именно здесь в июне 1941-го нацисты ступили на нашу землю: Когда-то тут был мост, а сейчас - лестница к воде. Здесь 9 мая на небольшой площадочке встречаются ветераны, по очереди идут по лестнице и опускают на воду венки с зажженными свечами. А потом люди проходят насквозь через цитадель к воротам в форме огромной звезды, где, словно раскат грома, звучит страшное сообщение Левитана о начале войны. Но перед этим на всю Брестскую крепость раздаются удары, точно сердце бьется. Через эти ворота сейчас ежедневно проходят сотни туристов. Проходят молча...А сердце билось, пока не остановились стрелки часов на будильнике и на стене над ним не появилась кровавая надпись: "Мы умираем, но не сдаемся!" Нам в мирное время, наверное, сложно представить, но вдумайтесь: из 8000 с лишним солдат, больше месяца державших оборону в крепости, выжило менее 400 человек. Кто-то подсчитал: по цитадели и другим укрепрайонам Бреста немцы делали в среднем более 4000 выстрелов в минуту. Это не считая бомбежек с воздуха, пламени из огнеметов и бочек с горючим, которые нацисты подкатывали к стенам - поджигали их гранатами и ракетницами, пытаясь выкурить последних выживших солдат...Около меня прошла к Тереспольским воротам группа детей с воспитательницей и ветераном на костылях. А 23 июня 1941-го таких же детей, а еще женщин и раненых, плененных в госпитале, немцы гнали перед собой к этим самым воротам: закрывались ими как щитом. Дети века нынешнего рассматривали красные стены со шрамами от выстрелов, разбитые из гранатометов ворота, и по глазам школьников было видно, что они просто не в состоянии осознать ТО время. А кто в состоянии?Зато глаза ветерана были другими. Только он, прищурившись, смотрел не на стены, а на реку. В конце июня 1941-го к ней уже никто из взрослых не мог выйти. Когда в крепости закончились запасы воды, по ночам за стены пробирались дети, чтобы наполнить ведра и солдатские каски. Как раз Петр Котельников и был одним из тех, кто в июле 1941-го каждую ночь пробирался за водой и молил, чтобы не светила луна..."Держать оборону!" Поднялся ветер. Взвыл. А может, и не ветер это был вовсе? Казалось, отчетливо слышны голоса, команды, стоны. Я закрыл глаза и словно услышал то, что происходило здесь 71 год назад. И стало страшно. Жутко здесь... Будто увидел, как 15 июля неизвестный солдат, один из последних защитников Тереспольских ворот, долго отстреливался от тридцати немцев, а потом, когда закончились патроны, взяв несколько гранат, подорвал себя вместе с нацистами. Плита неизвестному герою вбита в стену...Но еще раньше, за несколько дней до начала войны, пограничники под командованием лейтенанта Кижеватова, которые потом первыми встретили врага, задерживали именно здесь, на берегу Буга, нарушителей. Сохранились письма, которые отправляли пограничники за несколько дней до войны. Вот замполитрук Абызов писал: "Мама и Славочка, обстановка напряжена до крайности. Чувствую, вскоре с нас потребуется полная боевая готовность..." Есть и письмо неизвестного солдата: "Дай бог, чтобы нас не втянули в пожар войны..." В архивах есть и запись рассказа Иосифа Бобицкого - жителя польской деревни Старый Бубель, переплывшего реку вечером 21 июня и сообщившего на заставе, во сколько именно ждать атаку...Эта история словно проносится перед глазами всех, кто приходит к мемориальному комплексу. На территории крепости еще до официального решения построить монументы и создать музей работала Комната боевой славы в одном из зданий, где размещалась воинская часть. Солдаты собирали все, что связано с обороной крепости: нашли много оружия, гильз, останков павших. А в 1950-м обнаружили листок: "Приказ № 1. В сложившейся ситуации - держать оборону"...Но больше всего информации о героях крепости и ее истории собрал писатель, журналист Сергей Смирнов, занимавшийся поисками с 1954 года. С его подачи и появился музей, который с тех пор посетило более 20 миллионов человек из 140 стран мира. Благодаря Сергею Сергеевичу реабилитировали и многих защитников Бреста, которые попали в плен, а потом их, уже освобожденных, записали во враги народа. Сергей Смирнов передал музею более 50 папок с письмами, 60 тетрадей и блокнотов с записями бесед с защитниками крепости, сотни фотографий и многое другое."Нас было трое. Нам было трудно..." В зале музея, где на днях побывали участники делегации из Латвии, есть стенд, где, в том числе, помещены фотографии латышей, участвовавших в обороне крепости. По архивным данным, в защите цитадели и на укрепрайонах воевали 13 жителей Латвии, но точная информация есть лишь о нескольких.Вот фотография командира взвода 17-го гаубичного артполка Григория Петровича Севоты. Он выжил в брестском аду, вел дневники во время обороны цитадели, а после войны жил в Риге и даже возглавлял издательство "Лиесма". Но больше информации о командире 455-го стрелкового полка майоре Яне Адамовиче Лиците, родившемся в Лифляндской губернии. Он был одним из тех, кто первым встретил врага на Тереспольском укреплении и погиб при прорыве из цитадели... В 1941-м на территории крепости находилась и его семья. Когда крепость заняли немцы, жену Яна Адамовича и детей взяли в плен. Но повезло - дети спаслись. Сейчас одна из дочерей, Альвина Годованная, живет в Новосибирске, а вторая, Эльза Кравченко, - в селе Гороха на Украине.Возле музея - остатки зданий, практически до основания сметенных нацистами, все еще стоящих казарм, между которыми подземелья с выходами в помещения. В этих лабиринтах можно блуждать долго, но только если у вас нервы крепкие! Ощущения, которые испытываешь внутри, где буквально все залито кровью, а на стенах еще видны надписи бойцов, умиравших, но не сдававшихся, действительно жуткие... В этих местах сотрудники музея до сих пор проводят раскопки. Но когда находят останки, не всегда могут узнать имена погибших. Многие солдаты не заполняли анкету для "смертельного медальона". Была такая примета: если заполнишь бумагу - погибнешь. А около одного из разрушенных зданий нашли знамя 393-го отдельного зенитно-артиллерийского дивизиона, его бойцы перед смертью свернули, положили в ведро и закопали. Рядом на стене сохранилась надпись: "Нас было трое. Нам было трудно..."Фашисты не ожидали здесь ТАКОГО сопротивления! В первые часы войны штурмовой отряд ворвался на Южный остров (его еще называют Госпитальным, поскольку здесь были здания с ранеными), но вдруг нацисты были отброшены шквальным огнем... Сюда невозможно было подступиться обычными средствами, так как превосходно организованный пулеметный огонь сметал всех. И нацисты приняли решение: голодом и жаждой заставить русских сдаться в плен. А уже в июле немцы приняли другое решение: выжечь всех! И выжигали...Но главное, что поняли немцы с момента штурма Бреста: поход на восток - это не легкая прогулка по Европе!

«Вести сегодня» Латвия, 4.5.12