Наверх

Белорусско-российское сотрудничество

ОДКБ на пути к совершенству

Готова ли Организация Договора о коллективной безопасности к современным вызовам?

Готова ли Организация Договора о коллективной безопасности к современным вызовам?

Интервью Генерального секретаря ОДКБ Николай Бордюжи

Вопрос: .

Николай Николаевич, давайте начнем с информационного повода последних дней - международных учений "Центр-2011", которые проходили в Челябинской области, под городом Чебаркулем. Там же был и Дмитрий Анатольевич Медведев. Хотелось бы попросить вас прокомментировать итоги этих учений.

Бордюжа: Во-первых, хотел бы сказать, что учения проводились не только в Челябинской области, на полигоне Вооруженных сил Российской Федерации. Они проходили одновременно в Таджикистане, в Киргизии, в Казахстане. И в каждом государстве отрабатывались свои задачи.

В целом мы отрабатывали вопросы взаимодействия вооруженных сил государств-членов ОДКБ при отражении нападения на одно из государств. Плюс к этому в рамках этих учений были задействованы Коллективные силы оперативного реагирования для антитеррористических задач, Коллективные силы быстрого развертывания Центрально-Азиатского региона для задач локализации конфликтов.

Эти комплексные учения, во-первых, дали нам возможность обучать, прежде всего, органы управления. И, самое главное, они позволили нам исследовать систему взаимоотношений в рамках ОДКБ наших военных организаций. Мы вышли на очень многие проблемы, мы поняли, куда нам дальше двигаться, какие нормативные документы создавать, как делать так, чтобы это взаимодействие было эффективным и, самое главное, оперативным с точки зрения реагирования на ту или иную кризисную ситуацию. Я считаю, что учения прошли очень удачно, и они нам дали очень большой материал для дальнейшей нашей деятельности.

Вопрос:: Если по пятибалльной шкале оценить учения ОДКБ, какую бы оценку вы поставили?

Бордюжа: Естественно, "пятерку".

Вопрос:: А почему - естественно?

Бордюжа: Потому что очень большая была подготовка, очень серьезно к этой работе относились все военные ведомства, другие ведомства, то есть правоохранительные, спецслужбы, которые, кстати, тоже были задействованы, как и отряды МЧС.

Вопрос: То есть это были масштабные учения, по полной программе, что называется?

Бордюжа: Конечно. Пожалуй, это были впервые такие учения, такого беспрецедентно большого масштаба. Ведь в рамках этих учений были еще

двусторонние учения российско-белорусской группировки. Поэтому все это дает основания нам говорить о том, что мы использовали возможность апробирования механизма реагирования на кризисные ситуации на всем пространстве государств-членов ОДКБ.

Вопрос: Коль вы упомянули сами о том, что учения были масштабные, и в них, в том числе, принимали участие структуры МВД, то возникает следующий вопрос, который всегда присутствует в последние годы в повестке дня Министерства внутренних дел. Это так называемая киберпреступность. Какие меры страны ОДКБ предпринимают по этому направлению? Оно ведь действительно сегодня становится едва ли не ключевым.

Бордюжа: Я бы говорил не только о киберпреступности, но и в целом об информационном противодействии. Сегодня информационная среда стала средой, где так же совершаются преступления, где проводятся антигосударственные или антиконституционные действия, средой, где вербуются, например, члены экстремистских террористических организаций. И для этого используется, прежде всего, информационное пространство, в том числе Интернет и другие информационные ресурсы, которые сегодня есть.

Поэтому для нас это вопрос номер один. Сегодня не нужно иметь крупные вооруженные силы и использовать какие-то террористические или диверсионные отряды, чтобы, например, дестабилизировать обстановку в том или ином государстве. Достаточно очень серьезно поработать с помощью уже существующих информационных технологий, чтобы воздействовать на определенные категории людей.

Вопрос: Например, опыт последних "бархатных революций".

Бордюжа: Конечно, Северная Африка.

Вопрос: И Ближний Восток, соответственно.

Бордюжа: Да, и Ближний Восток, а перед этим еще некоторые государства, где это все дело было апробировано. Поэтому на такие действия должно быть соответствующее противодействие. Государство должно себя защищать, в том числе и в информационной сфере.

И этому очень серьезно мы сегодня посвящаем нашу работу. Во-первых, есть поручение президентов. Мы должны отработать предложения, которые бы позволяли нам препятствовать этой преступной деятельности в информационной сфере, позволяли нам пресечь любые попытки использовать информационные ресурсы для антигосударственной практики.

Во-вторых, мы в рамках ОДКБ проводим операцию "Прокси". "Прокси" переводится как противодействие криминалу в информационной среде. И в рамках этой операции мы выявляем большое количество ресурсов, которые задействованы, во-первых, для вербовки в экстремистские группировки, дающие инструкции по созданию взрывных устройств. Или группировки, которые действуют, например, на конкретное государство с тем, чтобы там осложнить ситуацию.

Как конкретный пример могу привести ситуацию того года в Киргизии. В период резни, которая там была, локализуя последствиятех событий, мы проводили операцию "Прокси". Она называлась "Прокси-Юг".

В рамках этой операции мы выявили большое количество сайтов, которые фактически были ориентированы на возобновление массовых беспорядков, на разжигание межнациональной розни, на обострение в целом обстановки в Киргизии, чтобы повторить события, не дать выйти из той очень серьезной ситуации, в которой находилось государство. Это пример нашей деятельности в этом плане.

Вопрос: Военные теоретики нередко говорят, что армия никогда не готова к современной войне. В этой связи, как бы вы оценили сегодняшнюю готовность, например, силовых ведомств к этой опасности - к киберпреступности?

Бордюжа: Я думаю, что эта работа только начинается, если откровенно. Мы к этой войне пока не готовы. Причем не готовы, наверное, все, за исключением, может быть, одной-двух стран. Например, Соединенные Штаты - первая. Может быть, еще какие-то европейские страны, кто сегодня уже серьезно занимается этими проблемами, в том числе и информационными войнами.

Вопрос: Так и они не готовы, судя по тем оценкам, которые выносят американские политологи.

Бордюжа: Я думаю, что они все-таки все равно в этом плане имеют больший опыт уже. Мы сегодня к этой работе только приступаем. Я думаю, что и среди государств-членов ОДКБ только Россия, ну, может быть, еще Белоруссия, Казахстан располагают соответствующими ресурсами, потенциалом. А это и потенциал, во-первых, технический, это потенциал научный и кадровый, позволяющий действовать в этой среде, действовать на опережение.

Хотя, я думаю, что и здесь пока не все так просто. Вот почему буквально несколько дней назад мы собирали группу высокого уровня экспертов именно в области информационного противодействия и совещались относительно того, как нам дальше быть, какие меры организационного, практического характера, а самое главное, законодательного характера предпринять, чтобы подготовить механизм противодействия информационным преступным действиям.

Вопрос:Работа идет?

Бордюжа: Конечно.

Вопрос:Следующий пункт - это размещение ПРО в Турции. Об этом сегодня много и охотно пишут и западные СМИ, и наши политики, политологи, эксперты это комментируют. Насколько это создаст угрозу безопасности? Мы говорим даже уже не только и даже не столько, может быть, о России, сколько обо всех странах ОДКБ, поскольку мы все действуем в достаточно тесной связке.

Бордюжа: Кстати, проблема ПРО касается всех государств-членов ОДКБ. Она касается государств НАТО, и НАТО выступает в переговорах

консолидированно, от организации. С этой стороны - пока только Россия. Но я считаю, что проблема ЕвроПРО или просто ПРО касается всех государств, входящих в Организацию Договора о коллективной безопасности.

Конечно, размещение любого потенциала вокруг границ стран-членов ОДКБ прежде всего меняет конфигурацию всей системы безопасности, уменьшает определенным образом сбалансированность, которая сегодня существует. Я уже не говорю о том, что размещение противоракетных комплексов на территории других государств - это в любом случае создание пусковых установок, которые могут использоваться не только для противоракетной деятельности.

Вопрос:Но и для атаки.

Бордюжа: Да. В этой связи так активно, очень серьезно руководство России говорит о том, что нужно договариваться так, чтобы создание системы безопасности одних государств не повлияло на состояние безопасности других государств. Пока, насколько я понимаю, серьезного отклика на это мы не находим. Во всяком случае, пока разговоры…

Вопрос:В странах НАТО, как я понимаю?

Бордюжа: Да, разговоры о том, что вы создавайте свое, а мы - свое, то есть каких-то совместных решений, которые бы позволили выйти на сбалансированную систему, в том числе и противоракетной обороны, пока нет. Я очень надеюсь, что эти переговоры, которые ведет в том числе и Дмитрий Олегович Рогозин, приведут к конкретным результатам.

Вопрос:Наш постпред в НАТО.

Бордюжа: Да. Во-первых, он постпред. Во-вторых, он спецпредставитель по переговорам в области противоракетной обороны. Надеюсь, что переговоры все-таки приведут к конкретным результатам, причем эти результаты будут приемлемы как для стран НАТО и США, так и для стран ОДКБ и России, прежде всего.

Вопрос: В этой связи вторым вопросом станет открытие военных баз в "третьих" странах. Вот база "Манас" в Киргизии. В этой связи что делать?

Бордюжа: База "Манас", во-первых, создавалась для обеспечения деятельности миссии в Афганистане. Насколько я понимаю, эта база организована и действует на временной основе. И после того, как активные действия будут завершены и будет осуществлен вывод соответствующих войск НАТО из Афганистана, эта база должна быть закрыта, это первое.

Второе: да, действительно, есть договоренности между президентами, которых они достигли сейчас на неформальном саммите в Астане, о том, что любые базы "третьих" стран на территории государств-членов ОДКБ можно и нужно размещать только по согласованию со своими союзниками.

Такая договоренность уже существует. Теперь мы работаем над тем, чтобы нормативно ее закрепить в нашей нормативно-правовой базе организации.

Вопрос: Николай Николаевич, давайте перейдем тогда непосредственно к ОДКБ. Какие ближайшие перспективные шаги по

развитию ОДКБ? Возможно, реформы, может быть, новые элементы развития, присоединение новых стран, в том числе постсоветского пространства?

Бордюжа: В последнее время в прессе очень много пишется о том, что после саммита президентов в Астане ОДКБ будет подвергаться реформам. Могу сказать, что никаких реформ, конечно, не будет. Они даже и не запланированы. Саммит ориентировался на оценку ситуации, которая складывается на постсоветском пространстве, и на выработку предложений, направленных на повышение эффективности деятельности ОДКБ. И там и там достигнуто достаточно много различных решений президентами. Сегодня мы их отрабатываем.

Что мы делаем? Первое: прежде всего, повышение уровня внешнеполитической координации наших государств,чтобы мы на международной арене, в международных организациях выступали единым фронтом, чтобы мы могли совместно защищать, коллективно защищать национальные интересы одного или другого государства. Ну, например, Беларусь. Взяли и ввели санкции. Раз. Включили так называемый "Московский механизм" ОБСЕ. Причем абсолютно, на мой взгляд, необоснованный.

Мы должны сказать мировому сообществу и тем странам, которые пытаются это делать, что это не путь для решения тех или иных вопросов. Нужно по-другому как-то выходить на договоренности, на решения, в том числе по Беларуси, по-другому воздействовать. Санкции ничего не дают. Это как маленький пример. Это первое направление - координация.

Второе направление - это совершенствование силового блока, прежде всего, Коллективных сил оперативного реагирования, чтобы у нас была возможность дать отпор в случае возникновения какой-то кризисной ситуации.

Третье - это нормативное закрепление возможности размещения на территории государств баз третьих стран только по согласованию с союзниками. Мы договорились о том, что нужно совершенствовать механизм принятия решений в рамках ОДКБ с тем, чтобы можно было по очень серьезным кризисным ситуациям принимать оперативные и очень быстрые решения на уровне президентов.

Вопрос: Что нужно говорить об ОДКБ в свете уже сделанных, выполненных решений, наши слушатели знают. Вы сейчас кратко, тезисно обозначили. А какие проблемы нужно решить? Об этом эксперты предпочитают не говорить почему-то.

Бордюжа: Почему? Об этом говорится, ну, может быть, эксперты не говорят. Хотя эксперты говорят и достаточно часто критикуют ОДКБ, и абсолютно правильно. Критикуют те или иные механизмы деятельности.

Вопрос: Совершенного ничего нет в мире.

Бордюжа: Да. Поэтому эксперты тоже нас особо не жалуют, и, может быть, правильно. Они нам указывают, где у нас недостатки и где мы еще должны поработать. Ну, я думаю, что самая главная проблема ОДКБ - это не

проблема создания силового потенциала или работа по информационному противодействию.

Самая главная проблема - повысить уровень солидарности и взаимной поддержки между государствами. В том случае, если действительно каждое государство будет бороться за свои интересы и за интересы союзников, тогда, я думаю, ОДКБ будет качественно на порядок более дееспособной и эффективной.

Плюс к этому, я не стал бы сейчас вдаваться в детали, но нужно совершенствовать механизмы борьбы с незаконным оборотом наркотиков, информационного противодействия, нужно разрабатывать механизм чрезвычайного реагирования на кризисные ситуации, чтобы мы могли реагировать на любые чрезвычайные ситуации немедленно. Этого сегодня нет. И так далее, но это уже детали. Это уже, я бы сказал, подробности, которые вряд ли интересуют наших читателей.

Вопрос: Наших читателей интересует, например, ваша встреча с заместителем генерального секретаря Организации Объединенных Наций Линном Пэскоу. Какие вопросы обсуждались, какие решения приняты, а самое главное, какие темы были вам наиболее интересны в том разговоре?

Бордюжа: Вообще у нас за последние, может быть, полтора-два года установились очень тесные отношения с руководством Секретариата ООН. Вы знаете, что Пан Ги Мун, генеральный секретарь, впервые - беспрецедентный, кстати, случай, - выступал перед Постоянным советом ОДКБ. Могу сказать, что нигде, ни в одной международной организации перед постсоветом генеральный секретарь ООН не выступал. У нас выступил. У нас есть меморандум. Мы определились по тем темам с ООН, которые нам интересны для совместного развития.

Именно в рамках реализации этого меморандума я и встречался с господином Пэскоу. Мы обсуждали несколько тем. Первое - это политическое сотрудничество. И для нас важно обмениваться оценками развития военно-политической ситуации, оценками ситуации в том или ином государстве, вырабатывать, может быть, совместные меры реагирования. Это для нас важно. То есть, это политическое сотрудничество.

Второе: Секретариат ООН заинтересован в ОДКБ с учетом того, что у нас есть потенциал коллективных миротворческих сил. Мы обсуждали вопросы встраивания нашего миротворческого механизма в систему Организации Объединенных Наций, чтобы наши миротворческие силы могли принимать участие в миротворческих операциях как на территории государств-членов ОДКБ, так и за пределами. Третье - это реагирование на чрезвычайные ситуации.

Вопрос:Это природные и техногенные ситуации?

Бордюжа: Природные, техногенные катастрофы, конечно же. Здесь два аспекта. Первое - это задействование наших коллективных сил. И второе - это гуманитарное сотрудничество, направленное на оказание помощи государствам, подвергшимся тем или иным природным или техногенным

катастрофам. И тут целый пласт работы. Но для нас это было тоже очень интересно.

И четвертое направление - контртеррористическая деятельность, наше взаимодействие по вопросам борьбы с терроризмом. Вот примерно четыре темы. Все эти темы для нас были очень интересны, потому что мы их очень серьезно разрабатываем сегодня в рамках ОДКБ.

Вопрос: А эти четыре темы пересекались во время ваших встреч с ответственными сотрудниками Госдепартамента США и помощником генсека ООН Дмитрием Титовым? Или там обсуждались какие-то другие темы?

Бордюжа: У нас не получилась встреча с представителями Госдепа. Она была перенесена.

А что касается Титова, действительно, у нас была интересная встреча. Он занимается, кстати, вопросами миротворчества. Очень опытный человек, знающий, имеющий серьезную информацию по миротворческим операциям и большой опыт участия в этих миротворческих операциях. Мы обсуждали как раз то, как мы будем вместе выстраивать систему миротворческой деятельности.

Вопрос: Ну и чтобы, что называется, замкнуть круг больших встреч, переговоры с генеральным секретарем ОБСЕ Ламберто Заньером. Какие вопросы будете обсуждать, какие темы будут затрагиваться? А самое главное, каких результатов вы ждете, с точки зрения ОДКБ, от таких переговоров?

Бордюжа: У нас складываются очень хорошие отношения с ОБСЕ в последнее время и личные отношения с генсеком Бришанбо, который ушел в понедельник. Вместо него сейчас избран господин Занньер, с которым мы встречались 4 октября 2011 г. Он впервые выступил на заседании Постоянного совета при ОДКБ. Он приезжал со своей ознакомительной поездкой. Это была наша первая встреча.

Самое главное для меня, чтобы мы продолжили тот темп наших отношений и взаимодействия, который сегодня существует. А мы работаем в рамках ОБСЕ и по проблемам Центральной Азии, управления границ, по реализации некоторых проектов.

Плюс к этому есть очень важные вопросы, связанные со стабилизацией обстановки в Киргизии, с локализацией тех последствий, которые были после конфликта 2010 года. Об этом мы тоже говорили. Но для меня главное, чтобы мы подтвердили, что двигаемся дальше по тем темам, которые уже обозначены.

Вопрос: Всякий раз, когда эксперты начинают обсуждать Организацию Договора о коллективной безопасности, они рано или поздно приходят к следующей развилке. То, что ОДКБ - состоявшаяся организация, уже вряд ли кто-то начнет когда-то отрицать. Но спор идет о том, до какого срока примерно ОДКБ будет считаться развивающейся организацией?

Бордюжа: Я бы хотел, чтобы этот термин по отношению к ОДКБ использовался всегда. Потому что только организация, которая развивается, а главное, совершенствуется, учитывает какие-то промахи, но, пожалуй, основное - реагирует на изменения обстановки в мире, способна каким-то образом действительно оказать помощь государственному обеспечению безопасности. Если мы замрем, если мы будем стагнировать, то от нас ждать серьезной помощи государствам нельзя.

Вопрос: Любой эксперт-политолог обожает проводить исторические параллели. Мы все так воспитаны. И когда разговор заходит про ОДКБ, неизменно обязательно кто-нибудь скажет: помните, был такой блок Варшавского Договора. Он много лет существовал, он был реальной военно-политической альтернативой НАТО. На смену ему пришла ОДКБ. А не может ли так получиться, что пройдет немного времени, и ОДКБ постигнет такая же печальная судьба, как блок стран Варшавского Договора?

Бордюжа: В жизни все может быть. Но я не думаю, что это произойдет. По одной простой причине: с каждым годом Организация, я это чувствую, становится более востребованной. Потому что она работает и ориентирована на обеспечение безопасности государства. Без безопасности никакого стабильного развития государства не может быть.

Не может, например, в условиях перманентного конфликта развиваться государство, экономика, социальная сфера. Не может такого быть. Политической и финансовой сферам нужна стабильность. Стабильность обеспечивается безопасностью. Мы этим занимаемся. И я могу только сказать одно, словами Нурсултана Назарбаева: чем больше я оцениваю, что мы сделали за последние годы на пространствах СНГ, тем я больше убеждаюсь, что одна из самых главных сегодня структур, которые мы создали, слава Богу, это ОДКБ, ее надо пестовать и развивать. Я думаю, он абсолютно прав, потому что это безопасность.

Вопрос: Николай Николаевич, вы же знаете, что Россию всегда критикуют много и охотно, за дело и без дела. Один из пунктов - это ОДКБ. И все время западные эксперты говорят, что на самом деле организация дутая, что есть один такой столп - Россия, а все остальные в той или иной степени подчиняются ее диктату. Я именно подчеркну это слово - диктату. Но ведь ОДКБ, насколько я понимаю, это все-таки равноправные партнеры. Развейте уже этот миф?

Бордюжа: Это полная глупость. Это даже не заблуждение, это глупость. Сегодня заставить какую-то страну в противоречие своим национальным интересам принимать те или иные решения или идти в фарватере кого-то невозможно.

Я вам могу привести десятки, если не сотни, примеров, когда мы не проводили то или иное мероприятие или отказывались от очень серьезных проектов, предлагаемых, кстати, Россией, только потому, что какое-то из государств было против. Поэтому я считаю, что в рамках принятия решения ОДКБ все равноправны. Россия, да, сильнее, она мощнее экономически. Она

помогает многим государствам-членам ОДКБ. Помогает и оружием, и финансово, и политически. Это так сложилось, потому что она больше. Но это не значит, что она доминирует или, тем более, диктует этим государствам правила поведения. Вот этого точно нет. Как, кстати, есть в других блоках.

Вопрос: Это вы Североатлантический альянс имеете в виду?

Бордюжа: Без комментариев, как говорится.

Спасибо за интервью.

Радио «Голос России»