Наверх

15.02.2021

Автор: Владимир ДЕМЧЕНКО

Фото: belta.by

Алексей Дзермант о Всебелорусском народном собрании: Коррекция внешнеполитического курса Беларуси придаст импульс интеграционным процессам и Союзному государству

Политолог и делегат Всебелорусского народного собрания рассказал нашему сайту о главных итогах этого форума

11 и 12 февраля в Минске прошло Всебелорусское народное собрание. На нем были подведены итоги политической и экономической жизни страны, а также намечены планы на ближайшие годы. Участник этого грандиозного мероприятия, белорусский политолог Алексей Дзермант, поделился своим мнением о значении и итогах форума.

- Алексей Валерьевич, многие смотрели отповедь Александра Лукашенко представителю белорусского бизнеса. Это было сильно, Президент фактически предложил бизнесу работать на государство и на людей, а не наоборот. Насколько это меняет вектор отношений бизнеса и власти?

- Я не думаю, что произойдет какая-то политэкономическая революция. Речь идет скорее о том, что участие бизнеса в кризисных политических событиях требует переосмысления. Государством были даны все возможности развивать бизнес, но часть бизнесменов – акцентирую внимание, не все, а только часть – вовлеклись в протестную активность, проявили себя не лучшим образом. Естественно, им была дана достаточно жесткая отповедь со стороны Президента. Главный ее посыл состоит в том, что не нужно забывать об интересах других граждан. Потому что справедливое распределение общественных благ, доступ к ресурсам должен быть у всех граждан, а не только у привилегированной прослойки бизнесменов и богатых людей. Это были очень четкие и недвусмысленные сигналы и о политической деятельности бизнеса, и вообще о его роли в белорусском обществе – о том, как ее видит высшее руководство страны, на что бизнес может и не может рассчитывать. Я думаю, что кардинальным образом это ситуацию в стране не поменяет. Но тем не менее ее скорректирует.

- Какие еще экономические вопросы поднимались?

- Было очень сильное выступление премьер-министра Романа Головченко. Он, мне кажется, впервые раскрылся как сильный публичный лидер. Его речь была систематизированной, очень четкой. В ней было обозначено, что мы не собираемся следовать правилам вашингтонского консенсуса и неолиберальным рецептам. Мы продолжаем курс на сохранение промышленности и на индустриализацию страны. Премьер представил сектора экономики, по которым мы будем развиваться особенно интенсивно – это электроиндустрия, биоиндустрия, фармацевтика, робототехника, производство композитных материалов и многие другие. Премьер представил инвестиционный план по развитию промышленности на новой технологической основе и цифровой платформе. В речи премьера не было популизма и каких-то завиральных прожектор, все было очень четко и по существу. Мне показалось, что премьер не просто на своем месте, а один из лучших из тех, что были в Беларуси.

- С точки зрения внешней политики какие итоги, на ваш взгляд, самые важные?

- Мне кажется, главное в том, что от президента и от высших должностных лиц прозвучали заявления о необходимости корректировки внешнеполитического курса и об углублении интеграции на восточном направлении. Имеется в виду, прежде всего, Россия и Китай. Эта внешнеполитическая составляющая была очень важна. В оборонной сфере очень четко прозвучала необходимость закрепить в Конституции новый статус, уже без стремления к нейтралитету. Замначальника Генштаба высказался о необходимости акцентировать внимание на коллективной обороне, коллективной безопасности, и это тоже закрепить в Конституции. Очевидно, все это придаст импульс и Союзному государству. Я думаю, что многие процессы либо ускорятся, либо дойдут до стадии реализации, если они шли к этому годами.

Этот курс не значит, что мы рвем все отношения с Западом. Но это четко показывает наши приоритеты: мы не собираемся прислушиваться к менторскому тону или давлению со стороны Запада. У нас есть союзники, у нас есть общее понимание наших интересов и пути, по которому мы намерены идти. И в этом смысле попытки Запада изменить ситуацию абсолютно бесперспективны.

Lukashenko-sobranie-belta-1.jpg

- Всебелорусское народное собрание в какой-то момент подавалось как инструмент изменения Конституции Беларуси. Но сейчас, насколько я понимаю, вопрос отложен для тщательной его проработки…

- Люди, знакомые с внутрибелорусской кухней, никогда не воспринимали собрание именно как инструмент изменения Конституции. Оно дало официальный старт конституционному процессу. Теперь в течение года будет работать Конституционная комиссия, а потом – в конце года и начале следующего – будет выход на всенародный референдум.

Да, какие-то магистральные направления, по которым нужно менять конституцию, были озвучены. Как я уже сказал, прозвучали предложения в части внешней политики. Кроме того, были предложения по активизации роли парламента и партий и другие. В общем, общие контуры проявились, но конкретика будет разрабатываться комиссией и широко обсуждаться в течение последующих месяцев.

- Вам удалось выступить на собрании?

- Нет, к сожалению. Я подавал заявку, но желающих было так много, что очередь просто не дошла.

- Что вы хотели предложить?

- Предложений было несколько, и многие были озвучены другими выступающими. Например, сделать 17 сентября Днем народного единства (в этот день в 1939 году Беларусь воссоединилась со своей западной частью – ред.). Это очень значимая, на мой взгляд, дата, причем не только для Беларуси, но и для России и Украины. Далее, я хотел поддержать преобразование общественного объединения «Беларусь» в политическую партию. Это предложение озвучил мой коллега. По Конституции… Я получил многочисленные наказы со стороны моих сторонников и подписчиков, которые говорят, что в Конституции нужно закрепить статус Беларуси как союзника России и соучредителя Союзного государства. А также то, что мы ориентируемся на Евразийский интеграционный вектор.

Кроме того, были многочисленные просьбы закрепить в основном законе традиционное понимание семьи как союза мужчины и женщины, а также законодательно признать бело-красно-белый флаг экстремистской символикой.

- Какие еще предложения со стороны участников собрания вас заинтересовали? Я имею в виду не власти, а, скажем так, рядовых делегатов...

- Люди высказались за то, чтобы поддерживать политическую активность сторонников сильной власти и государства, которая возникла в последние месяцы. Эта идущая снизу активность требует оформления, им нужна поддержка в виде государственных фондов и грантов. В России, к примеру, уже давно есть фонд президентских грантов. Я также обратил внимание, что многие выступающие говорили о необходимости сохранения социально ориентированного характера государства. Они говорили, что нельзя менять профиль белорусского государства, нужно уделять внимание не только высшим слоям, но и к простым людям, сохранять поддержку малоимущим, многодетным семьям и так далее. Такой лейтмотив звучал во многих выступлениях, президент и премьер-министр его, мне кажется, услышали.

- А на Западе и в стане оппозиции что услышали? Какая последовала реакция на Всебелорусское народное собрание?

- Реакция посольства США была предсказуема: они сомневаются, что Всебелорусское собрание отражает мнение всех граждан. А акция оппозиции стала зрелищем удручающим. Они надеялись, что удастся организовать какую-то массовку. Но не получилось, протестов не было. И пошло обычное ритуальное отрицание значимости собрания. Для них, конечно, оно ничего не значит. Но для Беларуси в значительной мере определило курс страны на будущую пятилетку, а может быть, и на более отдаленный период. В этом смысле оппозиция и протестующие просто игнорируют реальность.