Наверх

01.01.2021

Автор: Владимир ДЕМЧЕНКО

Фото: Фото автора

Григорий Рапота: Все, что мы делаем, нацелено на сближение народов России и Беларуси

В интервью нашему сайту Государственный секретарь Союзного государства подвел итоги 2020 года

 Компенсировать потери

- Григорий Алексеевич, в конце прошлого года ничто не предвещало событий, которые сделали 2020-й годом испытаний. И все же, каковы главные итоги года с точки зрения строительства Союзного государства? Все ли удалось выполнить в рамках программ и мероприятий?

- Несмотря ни на что, в основном все удалось выполнить, кроме тех мероприятий, которые требовали большого стечения людей в одном месте. Спартакиады, молодежные фестивали, концерты, слеты и так далее. Пришлось, к примеру, отменить кадетскую смену в лагере «Орленок». Подобные акции – пожалуй, единственное, что осталось невыполненным. Мы будем ждать момент, когда сможем не только выполнить, но, быть может, перевыполнить, компенсировать наши потери.

Остальное все сделали. Программы Союзного государства – научно-исследовательские работы, организационные вопросы, производство - все это не требовало большого скопления людей. Поэтому выполнение программ шло достаточно ритмично, иногда даже более интенсивно, чем в прошлые годы. Наверное, потому что ничто не отвлекало в силу сложившейся ситуации и нашей изолированности друг от друга. И в то же время – процесс успешно шел в силу наработанных за годы взаимодействия связей.

- Как вы думаете, что сблизило Россию и Беларусь в минувшем году?

- Все! Неужели вы думаете, что с нашей стороны могут быть какие-то действия, которые не сближают наши страны? Все, что мы делали и делаем и в минувшем году и в прошлые годы, нацелено на сближение народов России и Беларуси.

Вот, к примеру, отмена роуминга мобильной связи, в этом вопросе мы прошли уже большую часть пути. Конечно, это сближает наши народы. Ржевский мемориал Советскому солдату, работы по ремонту и реконструкции Брестской крепости -- это тоже сближение и тех людей, что работали вместе, и посетителей, которые видят и результаты этой общей работы, и общий вклад наших народов в Победу в Великой Отечественной войне.

- В 2020 году была еще совместная работа по противодействию коронавирусу. Это и взаимопомощь по средствам индивидуальной защиты, и вакцина, которая будет производиться, в том числе в Беларуси…

- Это само собой разумеется. Все международное сообщество над этим работает, здесь мы не оригинальны. Другое дело, что сотрудничество России и Беларуси более интенсивное – да, об этом можно говорить.

Новые возможности

- В 2020 году завершены проект реконструкции и музеефикации Брестской крепости, а также программа «Спинальные системы». Оцените, пожалуйста, их результаты.

- Да, эти направления мы завершили. Проект реконструкции выполнен полностью – весь объем работ, который зафиксирован в планах. Теперь любой желающий может съездить туда и увидеть, что получилось, какие новые экспозиции и экспонаты появились.

Завершается программа «Спинальные системы». Это очень важное и полезное направление: разработаны технологии, необходимые для лечения детей с врожденными или приобретенными в результате травм дефектами позвоночника. Программа получилась очень эффективной, есть определенные планы относительно того, как внедрять результаты на всей территории Союзного государства. Более того, исполнители говорят о необходимости ее продолжения, поскольку родились новые идеи. Если ученые сумеют сформулировать новые цели программы, то на свет появится новая программа – продолжение «Спинальных систем».

- Вы уже упомянули еще одно значимое достижение 2020 года — открытие Ржевского мемориала Советскому солдату. На форумах и в других пабликах практически нет критических отзывов, Солдат нравится всем. Как удалось четко и грамотно выстроить работу по возведению мемориала?

- Для того, чтобы какое-то произведение понравилось, необходим, прежде всего, талант скульпторов и архитекторов. Может быть, правильный изначальный замысел. Но самое главное в том, что мы привлекли к работе над этим проектом очень много скульпторов и целых коллективов. Ведь в конкурсе, который проходил в два тура, участвовали проекты более 30 скульпторов.

В этот проект мы закладывали определенную идеологию. Это не памятник Победе как таковой, скорее памятник силе духа человека. Памятник-реквием, посвященный воинам, погибшим в той страшной битве подо Ржевом. Мы хотели, чтобы мемориал стал как бы их воскрешением из небытия, обращением погибших к нынешнему поколению.

Все это рождалось не сразу. Были активные дискуссии, учитывалось мнение ветеранов, искусствоведов, историков и многих других. Такое широкое обсуждение, может быть, и предопределило успех этого памятника.

Мне хочется верить, что этот проект действительно стал успешным. Тому есть доказательства. Сразу после открытия мемориал посетило очень много людей. В летние месяцы иногда доходило до пяти тысяч посетителей в сутки. Это прямое свидетельство того, что Ржевский мемориал востребован.

- Открытие Островецкой атомной станции в таком трудном году, наверное, тоже можно считать настоящей победой. Почему этот проект можно назвать интеграционным, что он даст Союзу Беларуси и России?

- Интеграционным проектом БелАЭС можно назвать хотя бы потому, что это продукт совместной созидательной деятельности ученых, инженеров, рабочих Республики Беларусь и Российской Федерации. На этом объекте работало огромное количество людей, до семи тысяч человек одновременно. Такое сотрудничество само по себе является элементом интеграции, технологией совместного решения сложных задач.

Кроме того, ввод в строй атомной электростанции открывает новые возможности сотрудничества в самых разных областях. Это, во-первых, развитие науки в сфере ядерной энергетики, а также ядерной медицины. Во-вторых, это хороший потенциал сотрудничества по созданию новых средств энергопотребления с использованием электричества. Того же электротранспорта, который может использовать электроэнергию от возможных избыточных мощностей.

В-третьих, пуск станции открывает возможности для энергоемких отраслей промышленности. И здесь России есть чем поделиться – как минимум, опытом, который Беларусь может использовать. К тому же энергосистемы наших стран тесно связаны, всякое изменение, усиление, одной из составляющих, благотворно сказывается на использовании электроэнергии в рамках всего Союзного государства. Поэтому БелАЭС – это однозначно интеграционный проект.

Первым делом – союзные программы

- Несмотря на пандемию, вопрос о строительстве высокоскоростной железнодорожной магистрали из Санкт-Петербурга в Минск и далее в Западную Европу поднимался в дискуссиях самого разного уровня. Насколько этот проект продвинулся за минувший год? На какой стадии он сейчас?

- Любимый вопрос журналистов – «Когда?». Когда поедем? Я не буду на него отвечать. Даже этап осмысления такого масштабного проекта требует времени и усилий, порой немалых. Это нужно для того, чтобы люди, от которых зависит принятие политического решения, прониклись важностью задачи.

Кроме того, нужны какие-то хотя бы предварительные умозаключения и расчеты. Потом - технико-экономическое обоснование, для начала – предварительное. На пороге этого этапа мы и находимся сейчас. Мы должны его пройти, потому что без цифр, обосновывающих технические и экономические показатели, дальнейшее обсуждение становится бессмысленным и бесплодным. Если нам удастся принять решение о проведении такого предварительного технико-экономического обоснования, мы преодолеем еще одну ступеньку в решении задачи.

Затем потребуется полное технико-экономическое обоснование. Это будет более масштабная работа. Но если она будет проводиться, то уже с полным пониманием того, что проект будет продвигаться дальше.

- Вы часто говорите, что плюсы Союзного государства воспринимаются как само собой разумеющееся, как воздух. И эти плюсы большинство людей не замечает… Но в 2020 году граница Беларуси и России была большую часть времени закрыта со всеми вытекающими. Как Вы думаете, наши граждане оценили, наконец, подлинную ценность этого «воздуха»?

- Конечно, отсутствие какого-то привычного блага заставляет обратить на него внимание. Это так же, как со здоровьем. Когда оно есть, его не замечаешь. Как только что-то начинает болеть, сразу только об этом и думаешь. Вы совершенно правы, фактор закрытых границ сразу сказался и на настроении, и, самое главное, на практической деятельности. Да и просто на жизни людей.

- Недавно был принят бюджет Союзного государства на будущий год. Исходя из этого документа, какими будут следующие 12 месяцев? Каковы приоритеты - финансовые и тематические?

- Приоритетом будет реализация программ Союзного государства, на них уйдет свыше 80 процентов бюджета. Потом – все остальное. Это проекты и мероприятия – та практическая деятельность, которая необходима людям. Должны удовлетворяться насущные потребности, поэтому мы выступаем за то, чтобы решались именно эти задачи.

Большая ответственность

- Онлайн-формат общения, видеоконференции за 2020 год стали привычным делом. Как Вы думаете, после победы над коронавирусом этот формат сохранится? Удобен ли он лично Вам как руководителю?

- Естественно, полностью онлайн-формат не сохранится, ведь личное общение ничем не заменишь. Другое дело, что мы немного лучше и глубже стали владеть инструментарием под названием "онлайн-конференции". Нет худа без добра, в этом отношении мы стали более грамотными и преодолели некоторые психологические барьеры, перестали считать общение посредством Интернета ущербным. У нас появились навыки использования такого средства коммуникации, поэтому видеоконференции будут использоваться чаще, чем до пандемии.

Это удобно. Не надо никуда ехать, сидишь в кабинете, подключаешься, начинаешь работать. Но вместе с тем, как только кончится пандемия, мы все ждем - не дождемся, когда можно будет вернуться к личному общению. Нужно решать задачи в социальной сфере, проводить множество мероприятий. К примеру, летом у нас фестиваль «Славянский базар». Мы же его в онлайне никак не проведем. Так что мы крайне заинтересованы, чтобы вся эта зараза как можно быстрее от нас отцепилась и мы могли бы работать широко, объемно и плодотворно.

- Вы провели немало встреч с молодежью, перед самыми праздниками общались с представителями волонтерских движений… И Вы не раз говорили о том, что именно молодежь должна оценить все плюсы интеграции. Этот процесс в формате Союзного государства идет?

- Конечно, идет. Молодежь вступает в жизнь, которая уже сложилась в условиях интеграции двух государств. Молодые люди воспринимают это как само собой разумеющееся. Когда можно беспрепятственно и без всяких визовых хлопот приехать из Беларуси в Россию и наоборот, найти себе место работы, поступить в то учебное заведение, в котором хочешь учиться, жить там, где ты хочешь… Молодежь в этой обстановке выросла, ее не нужно за это агитировать. Другое дело, в силу привычности, когда что-то из этого нарушается, все сразу становится заметно. Это как раз то, о чем мы с вами говорили, - к молодежи это имеет отношение самое прямое.

Вообще, все зависит от категории молодежи. Возьмем, к примеру, литературный конкурс, который мы проводим. В нем участвуют молодые люди до 35 лет. Значит, если брать категорию 35 лет и младше, то все интеграционные процессы уже перешли в их зону ответственности. Очень важно, чтобы они это понимали: если они не возьмут на себя дальнейшее решение задач интеграции, то интеграция не только не будет развиваться, мы даже не сохраним того, что есть. В этом смысле на них лежит очень большая ответственность.

- Вокруг Постоянного Комитета Союзного государства объединяются представители самых разных общественных движений, организаций, вузов. Те, кто всерьез хотят выстраивать отношения между Россией и Беларусью, ищут и всегда находят поддержку у Вас. Насколько деятельны эти спутники и партнеры? Можете ли назвать тех, кто действительно работает на процесс интеграции?

- Мы поддерживаем любую форму общественного взаимодействия, которое направлено на сближение двух народов. Другое дело, что одним требуется наша помощь, другим не требуется, кто-то просто приходит за советом. Кто-то вообще просто ставит нас в известность, другие прибегают к тем формам взаимодействия, которые наработаны Постоянным Комитетом. Например, к форме союзных программ, проектов и так далее. Для нас просто такого вопроса нет – помогать или не помогать. Если кто-то нуждается в помощи, будем помогать. А если не нуждается, это даже лучше. Значит какие-то интеграционные проекты уже живут своей жизнью. И это очень хорошо.