Наверх
Интервью

16.12.2020

Автор: Владимир ДЕМЧЕНКО

Фото: Фото автора

Сергей Рекеда: Пандемия стала катализатором тенденций российско-белорусского экономического сотрудничества

Центр изучения перспектив интеграции подготовил доклад о влиянии коронавируса на экономику Союзного государства. О выводах, которые сделали эксперты, нашему сайту рассказал директор Центра

Аналитический доклад «Воздействие пандемии коронавируса на экономику Союзного государства» подготовил Центр изучения перспектив интеграции (ЦИПИ). В исследовании подробно рассматриваются главные экономические показатели Беларуси и России, динамика их изменения в сложном 2020 году и зависимость этих изменений от эпидемиологических ограничений. Какие выводы сделали эксперты, какие сценарии возможны в будущем? Об этом в интервью нашему сайту рассказал директор ЦИПИ Сергей Рекеда.

- Корректно ли говорить об экономике Союзного государства? Или это все-таки образ, а экономики России и Беларуси отдельные и каждая идет своим путем?

- Здесь, мне кажется, нужно разделить понятия. Есть союзный уровень - совместные российско-белорусские предприятия, союзные программы, которые поддерживаются на уровне Союзного государства как наднациональной надстройки. Есть целый пласт правовых норм, которые принимались и функционируют на уровне Союзного государства. Это и нормы, связанные с единым рынком труда, с образованием, со свободной торговлей и так далее.

Но, безусловно, остаются еще и национальные экономики - предприятия, которые работают в рамках государственных границ России и Беларуси. Однако, по большому счету, все равно национальные экономики тесно взаимосвязаны, поэтому можно говорить и про экономику Союзного государства, и про отдельные национальные экономики в одном контексте. Я бы назвал это общей экономикой. Не единая экономика, но и не две обособленные.

- Понятно, что пандемия ничего хорошего никому не дала. Но насколько отрицательно она сказалась на экономике Союзного государства и двух наших стран?

- Пандемия, конечно, существенно сказалась на экономическом сотрудничестве наших стран. Прежде всего, пострадал единый рынок труда, свобода перемещения и так далее. В то же время, и это отмечается в докладе нашего Центра, коронавирус и связанные с ним ограничения выступили скорее катализатором тех тенденций, которые наметились и в предыдущем году, и гораздо раньше. Это и торговый оборот, который в прошлые годы рос с переменным успехом, а в 2019 году стал даже сокращаться. Это и нехватка инновационной составляющей в наших экономиках, и недостаточная технологическая и промышленная кооперация между нашими странами.

Проблемы, которые есть и в экономиках наших стран, и на уровне двустороннего сотрудничества, лежат глубже, чем временные ограничения, связанные с пандемией. Нужны структурные изменения, по сути, переход на новый технологический уклад. В связи с этим нам необходимо продолжать взаимную экономическую, научно-технологическую интеграцию. Это один из главных инструментов, нужно, чтобы интеграция не буксовала.

С другой стороны, для решения проблем, которые обострились в 2020 году, нужны дополнительные инструменты, которыми могли бы обладать наши наднациональные объединения. И Союзное государство, и Евразийский экономический союз. Основная задача – выйти на единое экономическое пространство. Имеется в виду максимальное отсутствие барьеров, единые принципы тарифообразования, сближение кредитно-валютной, налоговой политики...

Необходимо дальнейшее развитие научно-технического сотрудничества - не только создание совместных предприятий и обмен технологиями, но и создание единых научных, образовательных программ. Прежде всего, в естественно-научных и технических специальностях. А это влечет за собой целый пласт и научных, и образовательных, и социальных моментов, где нам тоже необходимо сближение.

Как показала пандемия, вместе, скоординированными позициями, легче бороться с внешними вызовами. Мы видели, как в начале 2020 года наши позиции расходились. Каждая из стран самостоятельно боролась с этой напастью. Но в конце концов наладили взаимодействие, и это стало благом и для России, и для Беларуси.

- По сравнению с другими странами, как наши экономики справляются с пандемией?

- Если смотреть по объемам сокращения ВВП, то мы смотримся неплохо. Те цифры, которые показывают западные страны, сравнимы с крупнейшими мировыми кризисами, которые были в XX веке. Даже если взять последний кризис XXI века – 2008-2010 годов, то самое большое снижение ВВП – около 20 процентов - зафиксировано в Латвии. Сегодня в условиях коронавируса такие сокращения ВВП мы наблюдаем уже в нескольких странах.

В нашем случае это пока не столь масштабное падение ВВП. Но у Беларуси и России и экономики не такие крупные. Кстати, я не случайно сказал, что падение ПОКА не большое. Многие эффекты носят отложенный характер, в 2021 году даже при самых оптимистических сценариях мы все еще будем ощущать последствия.

- Вы уже назвали рынок труда как наиболее пострадавшую сферу российско-белорусского экономического сотрудничества. Какие еще сферы пострадали больше других?

- Если брать именно сотрудничество Беларуси и России, то основные проблемы связаны не с пандемией. «Просела» торговля углеводородами, но это связано с желанием Беларуси диверсифицировать импорт энергоресурсов. Взаимная торговля по отраслям сохраняется, но ее активность несколько упала из-за того, что экономическая активность в целом снизилась. Пандемия этот процесс только усугубила. Это можно сравнить с коронавирусом – очень часто он не сам убивает, а обостряет хронические проблемы в организме человека, что и приводит к летальному исходу.

- А есть области сотрудничества, которые, скажем так, выиграли от пандемии?

- Эксперты отмечают, что выиграли образовательные проекты  Союзного государства. Образование фактически перешло в онлайн, что дало возможность без особых затрат собирать на одной площадке и россиян, и белорусов. Даже мы в нашем Центре во второй половине года запустили несколько образовательных программ для россиян и белорусов. Это школа «Международник», где мы обучаем организации мероприятий, ведению переговоров, тайм-менеджменту и многому другому. Это и стажировка для лучших участников молодежных проектов, и «Школа союзной лиги дебатов»... Таких инициатив, в том числе в рамках вузов, сейчас стало больше, спрос на них вырос. Онлайн-формат не так сильно пугает, как раньше. Конечно, личное общение видеоконференции не могут заменить. Но многие поняли, что общение в онлайн тоже имеет свои плюсы, оно позволяет с меньшими расходами добиваться хороших результатов.

- В России уже началась вакцинация от коронавируса, в Беларуси она тоже скоро начнется. Как вы думаете, если наши страны выйдут из режима ограничений раньше других, этот даст нам конкурентные преимущества?

- Здесь ситуация двоякая. Если вакцинация пройдет успешно, то позиции российских вакцин на мировом рынке будут крепкими и сильными. И здесь у нас действительно возникнут серьезные конкурентные преимущества. Но в целом восстановление экономической активности в отдельно взятом Союзном государстве вряд ли даст нам какие-то преференции. Мы живем в глобализированном мире, пока не начнут восстанавливаться наши основные партнеры, кризис будет сказываться и на наших экономиках. Чтобы начался устойчивый рост, необходимо, чтобы наше возвращение в нормальную жизнь происходило синхронно с другими странами. Было бы идеально, чтобы и наша вакцина, и те, что разрабатываются за рубежом, показали свою эффективность. В этом случае начнет возвращаться экономическая активность во всем мире, что скажется и на ценах на энергоносители, и на биржевых котировках, и на других показателях.

Впрочем, выход Беларуси и России из режима ограничений, открытие границы между нашими странами, безусловно, даст позитивный эффект, толчок экономическому сотрудничеству. Но, мне кажется, даже тогда не стоит забывать уроки пандемии. Нужно системно и настойчиво идти по пути интеграции и создания наднациональных механизмов поддержки наших экономик. Будут и другие вызовы и проблемы. Для их решения у нас должны быть готовы инструменты.