Наверх
Интервью

21.08.2020

Автор: Владимир ДЕМЧЕНКО

Фото: Предоставлены НМИЦ имени Г.И.Турнера

Результаты союзной программы «Спинальные системы» превзошли все ожидания

Руководители Национального медицинского исследовательского центра детской травматологии и ортопедии имени Г.И. Турнера рассказали нашему сайту о том, чего удалось достичь в ходе программы Союзного государства

Фото: Алексей Баиндурашвили (справа) и Сергей Виссарионов

Рассчитанная на четыре года программа Союзного государства «Спинальные системы» в этом году завершает свою работу (полностью она называется так: «Разработка новых спинальных систем с использованием технологий прототипирования в хирургическом лечении детей с тяжелыми врожденными деформациями и повреждениями позвоночника»). Каких целей удалось достичь в ходе ее реализации? Об этом в беседе с корреспондентом нашего сайта рассказали директор Национального медицинского исследовательского центра детской травматологии и ортопедии имени Г.И. Турнера, доктор медицинских наук, профессор, академик РАН Алексей Баиндурашвили и его заместитель по научной и учебной работе, доктор медицинских наук, профессор, член-корреспондент РАН Сергей Виссарионов.

Здоровые дети

Вопрос: Расскажите, пожалуйста, какие технологии и методики предполагалось получить в ходе программы?

Алексей Баиндурашвили: Цель, которая закладывалась на старте, состояла в том, чтобы создать методики выявления прогрессирующих форм врожденных деформаций позвоночника в раннем возрасте ребенка, а также оценки темпов восстановления неврологических нарушений у детей с позвоночно-спинномозговой травмой. Нужно было разработать технологии хирургического лечения искривлений и повреждений позвоночника при помощи индивидуальных металлоконструкций. Если говорить упрощенно, то в зависимости от характера повреждения позвоночника или варианта врожденной деформации ребенку проводится хирургическое лечение, в ходе которого устанавливается металлоконструкция, позволяющая полностью исправить патологию позвоночника и создать условия для правильного его роста и развития.

Вопрос: Я правильно понимаю, что в рамках программы есть два направления, которые переплетаются, сходятся, но все же остаются обособленными? Первое – это технология раннего распознавания дефекта позвоночника и методы хирургического лечения. И второе – разработка и изготовление металлоконструкций, которые помогают эти дефекты исправить. Первое направление отрабатывается в России, второе – в Беларуси. Так?

Алексей Баиндурашвили: Принципиально все верно. Но хочу уточнить, что это все же единая программа, которую мы реализуем вместе с белорусскими коллегами. С российской стороны это Национальный медицинский исследовательский центр детской травматологии и ортопедии имени Турнера, со стороны Беларуси - Республиканский научно-практический центр травматологии и ортопедии. Была разработана единая концепция и в последующем сформирована программы «Спинальные системы». В России и Беларуси выполнялся определенный объем исследований и работ, но в конечном итоге все наработки объединяются в единое целое.

Первое, чего удалось добиться в рамках программы, - это раннее выявление, буквально на первом году жизни, пациентов с прогрессирующим вариантов развития врожденных деформаций позвоночника. Мы научились не только видеть деформацию, но и предсказывать потенциально прогрессирующее искривление позвоночника в процессе роста ребенка. То есть у ребенка на первом году жизни на основании клинической картины заболевания, а также с помощью лучевого и молекулярно-генетического методов исследования можно с достоверностью более 75% предположить вариант развития (прогрессирующее или стабильное) врожденной деформации позвоночника в процессе роста ребенка.

Сергей Виссарионов: Кстати, молекулярно-генетическое исследование – это абсолютно новая методика, до сих пор этого не было в мире. Дело в том, что гены детоксикации и репарации ДНК, а также содержание уровня определенных тяжелых металлов позволяет сказать, что даже незначительная врожденная деформация позвоночника у пациента будет прогрессировать в процессе его роста и развития. Основываясь на этом факте, мы можем рекомендовать хирургическое лечение уже в раннем возрасте.

22-43.jpg

В июле прошлого года НМИЦ им. Г.И. Турнера посещал Госсекретарь Союзного государства Григорий Рапота


Вопрос: За счет раннего обнаружения есть шанс обойтись одной операцией, да?

Сергей Виссарионов: Именно так! Выполненная операция в раннем возрасте позволяет полностью исправить врожденную деформацию позвоночника, а также создать благоприятные условия для дальнейшего нормального роста и развития позвоночного столба. Это огромный плюс.

Алексей Баиндурашвили: В рамках программы были разработаны хирургические методики лечения пациентов при различных пороках развития позвонков. Существует несколько вариантов таких пороков, они возникают на фоне нарушения формирования, слияния или сегментации позвонков – все это приводит к врожденной деформации. Для каждого типа врожденного искривления была разработана своя хирургическая методика, а к каждой методике - индивидуальные металлоконструкции, которые еще и индивидуально для каждого пациента прорабатываются. Такие металлоконструкции изготавливает наш партнер, белорусская фирма «Медбиотех».

Вопрос: Сколько маленьких пациентов удалось вылечить за эти неполные четыре года? Как они себя чувствуют?

Сергей Виссарионов: Поймите правильно, это, прежде всего, научная программа. Она нацелена на то, чтобы создать технологии и методики, которыми будут пользоваться медики всего Союзного государства. На этом этапе мы не ставили перед собой цели достичь каких-то клинических показателей, в ходе лечения пациентов мы внедряли в практику полученные научные результаты. Тем не менее, несколько десятков пациентов были прооперированы при помощи разработанных хирургических методик и индивидуальных металлоконструкций - как в нашем Центре, так и в Республике Беларусь. Как правило, через полтора-два года, когда в зоне хирургического вмешательства сформировался костный блок, эти металлоконструкции удаляют. При этом позвоночник ребенка продолжает расти и развиваться в физиологически правильном положении.

Все наши пациенты находятся под наблюдением. Наш Центр вообще наблюдает за пациентами до 18-летнего возраста. Раз в полгода пациенты приезжают к нам на обследование и консультацию. Мы точно знаем, что все прооперированные пациенты чувствуют себя хорошо. Большинство еще продолжает ходить с металлоконструкциями, потому что еще не подошел срок их удаления. Те же, у кого металлоконструкции удалены, живут абсолютно нормальной жизнью. Это здоровые дети, они бегают, прыгают, играют и испытывают все радости жизни, что и их сверстники.

Золотой стандарт

Вопрос: Когда три года назад программа стартовала, у вас наверняка было представление о том, что получится в конце. Эти планы сбылись?

Сергей Виссарионов: Те цели и задачи, которые мы ставили перед собой, полностью реализованы. Мало того, то, что получилось в итоге, даже превзошло наши ожидания. Количество опубликованных статей, количество патентов оказалось выше, чем мы предполагали. Например, у нас есть два международных патента, которые не планировались на начальных этапах программы.

У нас даже есть одно открытие. Оно касается выявления особенностей течения врожденной деформации позвоночника у пациентов с нарушением сегментации тел позвонков и синостозом ребер. Мы выявили определенные закономерности течения и развития этой деформации в процессе роста ребенка, что позволило разработать нам специальную хирургическую методику.

Алексей Баиндурашвили: Программа охватывала и лечение тяжелых травм позвоночника. Это переломы позвонков, которые сопровождаются повреждением спинного мозга и требуют экстренного хирургического вмешательства. Здесь мы можем с гордостью сказать, что в ходе реализации программы Союзного государства на территории России и Беларуси сформировалась единая система оказания помощи пациентам детского возраста с такими травмами. В частности, в нашем учреждении сформирован федеральный Центр повреждений позвоночника и спинного мозга, который принимает пациентов из любой точки Российской Федерации в любое время дня и ночи. Сформированы дежурные бригады из травматологов-ортопедов и нейрохирургов, которые мгновенно собираются, обследуют пациента и тут же его оперируют. Как правило, операция проводится в первые 9-12 часов с момента травмы - это является международным золотым стандартом оказания помощи данной категории пострадавших. На территории Беларуси тоже создан такой центр.

22-78.jpg

Вопрос: Как можно охарактеризовать разработанную методику по сравнению с западными? Мы впереди планеты всей?

Сергей Виссарионов: Мы абсолютно точно являемся лидерами. В ходе наших разработок мы акцентировали внимание на раннем обнаружении и одной единственной операции. А западные технологии нацелены на этапные хирургические вмешательства. Как вы думаете, что более приемлемо с точки зрения пациентов и их родителей - одна операция в раннем возрасте или хирургические вмешательства каждые 6-8 месяцев? Да-да, именно так относятся к лечению врожденных дефектов за рубежом. Отчасти таким образом врачи обеспечивают себя работой на долгие годы. С учетом количества пациентов в нашей стране, а их по самым скромным подсчетом более 60 тысяч, для нас такой подход неприемлем.

Дело за внедрением

Вопрос: Были ли какие-то проблемы в ходе реализации программы?

Алексей Баиндурашвили: Вы знаете, программа, будучи еще на этапе концепции, проходила массу согласований. Это сыграло очень положительную роль. Потому что во время этих согласований программа была доработана, можно сказать, вылизана со всех точек зрения. Поэтому каких-то непредвиденных ситуаций на этапе реализации не возникало. Я не припомню ни одного случая, когда бы мы столкнулись с неразрешимой проблемой. И здесь можно выразить огромную благодарность всем, кто рецензировал, исправлял, корректировал эту программу. Думаю, именно благодаря такой подготовке мы и смогли достичь всех целей.

Вопрос: Можно ли сказать, что исследования закончены? Или есть еще куда двигаться?

Сергей Виссарионов: Научная составляющая – да, реализована полностью. Все целевые показатели, как я уже сказал, достигнуты. Но «Спинальные системы», как и любая программа Союзного государства, подразумевает реализацию полученных результатов и достижений в практическое здравоохранение. Сейчас наша задача – активное внедрение полученных технологий и методик в России и Беларуси. В России наш Центр является главным по детской травматологии и ортопедии. Но есть еще ряд федеральных учреждений, с которыми мы тесно контактируем. В частности, центры травматологии, ортопедии и эндопротезирования в Чебоксарах, Барнауле, Смоленске. Мы курируем эти учреждения, там уже подготовлены специалисты для реализации этих технологий. На территории Российской Федерации есть другие федеральные клиники, которые имеют специалистов высокого уровня и необходимое оборудование для внедрения разработанных нами технологий.

Алексей Баиндурашвили: Надеемся, что наши разработки в скором будущем найдут практическое применение. Как вы понимаете эти методики относятся к сложным, тяжелым и кропотливым. Сейчас это называется высокотехнологичным хирургическим вмешательством. Учреждения и специалисты, где они будут применяться, должны быть хорошо подготовлены. Поэтому мы планируем внедрять эти технологии на уровне федеральных учреждений, областных и краевых центров.

Кроме того, учитывая масштабы нашей страны, нужно, наверное, задуматься и о том, чтобы наладить производство металлоконструкций для исправления дефектов позвоночника на территории Российской Федерации. И об этом мы сейчас думаем в числе прочего.