Наверх
Интервью

31.03.2020

Автор: Владимир ДЕМЧЕНКО

От «хотелок» к инновациям: все, что вы хотели знать о союзных программах, — в одном интервью. Часть 2

Заместитель Государственного секретаря Алексей Кубрин рассказал о том, почему одни программы Союзного государства разрабатываются системно, а другие нет

Часть 1           Часть 3  Часть 4  Часть 5

Мы продолжаем публиковать большое интервью заместителя Госсекретаря Союзного государства Алексея Кубрина о союзных программах, приуроченное ко Дню единения народов Беларуси и России. В первой части Алексей Александрович рассказал, что на союзные программы - инновационные проекты, финансируемые за счет бюджета Союзного государства, - ежегодно тратится больше половины этого бюджета. И вообще программы - одно из самых серьезных направлений деятельности Постоянного Комитета Союзного государства. Но насколько они эффективны?

- Алексей Александрович, а есть у программ Союзного государства выход на какое-то коммерческое применение? Продукты, изделия, технологии… Насколько они востребованы?

- Признаюсь, примеров, когда мы можем говорить о каком-то коммерческом успехе, не так много. Не потому, что не было результатов. Просто мы лишь недавно стали обращаться к заказчикам программ с просьбой информировать нас об итогах. До того такие данные никто не собирал.

Выше я упоминал программы в области химии и нефтехимии. Программа «Композит» была реализована 2008-2011 годах. Потом была программа «Компомат», мы закончили ее в 2016 году. И по программе «Композит» есть информация: выпущено высокотехнологичных материалов и готовой продукции более чем на 700 млн руб.

В области электроники была программа «Основа» - разработка серии интегральных микросхем и полупроводников. Мы получили сведения: микросхем, полупроводниковых приборов специального, двойного и гражданского назначения выпущено на сумму более 1,4 млрд рублей.

Есть программа «Траектория» - по ней шла разработка унифицированного мобильного многофункционального комплекса внешних траекторных измерений. Продукции выпущено на сумму порядка 1,5 млрд рублей. Это станции обнаружения и пеленгования, модернизация радиолокационных станций и так далее.

Программа «Микросистемотехника», завершившаяся в 2014 году, - интегральные системы, интегрированные структуры. Выпущено продукции более чем на 2,4 млрд рублей.

В рамках программы «Разработка перспективных ресурсосберегающих экологически чистых технологий в области комбикормов» выпущено белково-витаминно-минерального концентрата на сумму более 2 млрд рублей.

- Суммы немалые. Сопоставимы со стоимостью нескольких программ вместе взятых...

- И это при том, что наши разработки — это, как правило, ОКР. То есть опытно-конструкторские работы по созданию какого-то материала, который, собственно говоря, конечным продуктом не является. Он должен стать лишь заделом для будущего.

Повторюсь, я перечислил лишь некоторые программы. Если бы можно было получить данные обо всех, результат, уверен, был бы еще более впечатляющим.

Кстати, результаты многих программ вряд ли возможно представить как некий коммерческий результат. Да и не нужно. Вы спрашивали, есть ли у меня среди союзных программ любимые. И я скажу, что все-таки есть. Это все программы, связанные с космосом. Я выделяю их не потому, что они дали какие-то сногсшибательные результаты.

- А почему же тогда?

- Потому что связанные с космосом программы создавались с применением наиболее правильного и системного, на наш взгляд, подхода. Это получилось, потому что в области космоса и в России, и в Беларуси, да и Советском Союзе раньше было очень плотное взаимодействие. Было понимание спектра задач, стоящих перед исследователями. Проблемы решались системно и в России, и в Беларуси.

Вот и программы Союзного государства в области космоса разрабатывались системно. В самом начале нужно было разобраться, как правильно взаимодействовать, договориться о терминах. Ведь за время, прошедшее с распада Союза (СССР), общий язык разработчиков и ученых России и Беларуси был частично утрачен. Нужно было сформировать его заново. Поэтому первые программы Союзного государства в области космоса были направлены на разработку нормативно-правовой базы.

Kubrin-part-2_31032020.jpg

Алексей Кубрин (фото Владимира Демченко)


К сегодняшнему дню пять связанных с космосом программ уже реализованы. Еще три — в работе. Получилось так, что мы либо чередовали разработку нормативов и технические аспекты, либо совмещали. Например, отработали программу, которая позволила создать белорусский космический аппарат. А потом вышли на программу «Разработка космических и наземных средств обеспечения потребителей информацией дистанционного зондирования Земли». Там уже есть и технологические процессы, и нормативная база.

Следом идет программа «Технология СГ». Здесь то же самое - разработка технологий создания материалов, устройств и ключевых элементов космических средств, программа носит больше технологический характер. «Технология-СГ» в этом году завершается, но тут же начнется «Интеграция-СГ» - сейчас идет подписание конкурсных документов. В ней преобладает нормативно-правовой аспект – займемся разработкой, модернизацией и гармонизацией нормативного, организационно-методического и аппаратно-программного обеспечения. То есть железо чередуется с нормативно-правовой базой, они постоянно догоняют друг друга.

Системность в космических программах была обусловлена еще и тем, что в области освоения космоса есть прописанные на много лет вперед федеральные космические программы. Из них понятно, что мы через сколько-то десятков лет должны прийти к таким-то результатам. Мы понимаем, что на этом пути нужно заполнить такие-то технологические пробелы. Естественно, мы тут же говорим: «Коллеги, давайте работать по такому и такому направлению».

- А с другими программами так не получалось? Почему?

- Мне кажется, потому что сама технология формирования программ до сих пор не полностью систематизирована. Как мы, например, осваивали программы «Композит», «Компомат». Они родились, потому что у нас нет нормальных композитных материалов. Нет даже сырья для них. Мы решили заняться этой проблемой. Определились, кто будет заниматься этим в России, кто в Беларуси, согласовали с Минпромторгом, Белнефтехимом, с Академиями наук… Прошли по цепочке, подготовили материалы, доложили на Совмине, приступили к реализации. В итоге мы получили материал, сейчас он везде внедряется… Но мы получили лишь часть того, что нужно. Гаечку, винтик, шпильку, а не готовый механизм.

Может, если бы мы сразу нацеливались на нечто большее, мы бы и этот винтик разработали попутно? Получили бы и материал, и весь механизм? Может, нам нужны не волокна, не ткань, а материал типа стекла, который можно использовать для корпусов самолётов, ракет, кораблей, автомобилей. Или материал, позволяющий создавать несущие конструкции.

Мы получили чудесную ткань, ее можно использовать для производства защитной одежды, бронематериалов. Но для чего-то большего нужна серьезная доработка. А если бы была общая идеология, единая политика, которая определяет важнейшие направления на десятилетия вперед, было бы совсем другое представление. Может быть, мы могли бы перенаправить деньги на аналогичное, но более перспективное направление.

- Во что на практике выливается эта бессистемность?

- Скажем так: если в случае с космическими программами можно уверенно сказать, что составляющая союзных программ в общем вкладе очень большая, то в области развития электроники этого не скажешь. Да, мы много делаем совместно. Но насколько это влияет на общее развитие электроники в России и Беларуси? Нет ответа.

Получается, что мы выполняем очень важные, но частные программы. Мы делаем некую основу, но завершающие этапы идут в рамках своих целевых программ в двух наших странах. Логика подсказывает, что должно быть по-другому. Как и в космосе, мы должны были бы иметь какую-то общую идеологию в рамках единой структурной промышленной политики. И тогда мы бы знали, какую часть в общей идеологии занимают наши разработки.

В третьей части интервью Алексей Кубрин расскажет о законченных и действующих сейчас союзных программах. В частности, о том, как разработка специальной техники помогает гражданскому производству.