Наверх
Интервью

11.10.2019

Автор: Максим ЧИЖИКОВ

Фото: Личный архив

Людмила Хитрова: Артист должен идти на какое-то сопротивление, работать над собой, пытаться найти плюсы в любой роли

Прима-балерина Большого театра Беларуси откровенно рассказала о карьере, семье и увлечениях

Наша беседа начинается с кино. В сериале «Фамильные ценности» Людмила дублировала героиню Анны Песковой, тоже балерину. Съёмки картины 8 месяцев шли в Минске.

- Для меня это был безумно интересный опыт - почувствовать себя персонажем фильма, дублировать главную героиню, - признаётся Людмила Хитрова. - И проникнуть в мир кино - тоже очень интересно, потому что наш мир танца, мир театра очень от него отличается.

- А вы смотрели потом картину?

- Целиком сериал я не видела, катастрофически не хватает времени. Но серии, где были мои планы, конечно, смотрела.

- А фильмы про балет - «Чёрный лебедь» и «Большой»?

- Видела оба. «Чёрный лебедь» смотреть было противно. Но я отнеслась к нему как к художественному фильму. Создатели ленты вынуждены добавлять в сценарий какие-то спецэффекты, вымышленные ситуации и события, чтобы привлечь внимание зрителя и накалить эмоции. У нас всё более спокойно, я бы сказала, без стекла в пуантах, без надреза тесёмок. Мне кажется, что сейчас всё-таки мир другой, и всё может быть более честным. Хочется в это верить.

IMG_6238-11102019.JPG

- Вы - выпускница училища в Нижнем Новгороде, танцевали хорошие партии в Красноярском театре оперы и балета, но потом перебрались в Большой театр в Минск, где пришлось снова вернуться в кордебалет. Не жалеете о том, что карьеру пришлось начинать с нуля, это же тяжело?

- Это очень тяжело, да. И сейчас, достигнув много в этом театре, став Заслуженной артисткой Беларуси, понимаю, что не каждый сможет добраться до такого уровня. Но мне очень нравится Минск, мне нравится Беларусь и нравится, что я состоялась здесь как артистка.

- Вас же наверняка приглашали какие-то ведущие европейские театры, хотелось бы самой перебраться куда-то ещё?

- Меня, в принципе, всё здесь устраивает. Я знаю минусы крупных европейских театров - у них ограниченный репертуар. А репертуар нашего театра, наоборот, многих привлекает. Вот в этом году к нам приехал японец молодой, он до этого работал в Германии: ему здесь интересно. У нас огромное количество и классических, и новых своих спектаклей. К тому же в европейских театрах, я знаю, контракты на год. Ты можешь прийти подписывать новый договор, а тебе ответят: «Такой артист, как ты, нам на следующий сезон не нужен». И что? Я сейчас в таком возрасте, когда не могу позволить себе каких-то вольностей и внезапных решений. Сейчас я больше думаю о ребёнке.

- Хочу уточнить ваш статус: на сайте он звучит очень официально - ведущий мастер сцены. Могу я нескромно называть вас примой театра?

- Да. У нас сейчас примерно десять девушек и столько же мужчин, считающихся ведущими мастерами сцена. Чаще всего у каждого есть своё амплуа. Кто-то более романтичный, кто-то более дерзкий, более яркий. Я же, как универсальный солдат, танцую весь репертуар.

- А вас могут заставить танцевать то, что вам не по душе?

- Не то чтобы есть нелюбимые партии, просто иногда хореография может неправильно ложиться на твоё тело. Конечно, я могу подойти и сказать, что не хочу танцевать в том или ином спектакле, но уровень не позволяет этого сделать. Мне кажется, что артист должен работать над собой, пытаться найти плюсы в любой роли. Очень просто танцевать то, что тебе хочется и легко даётся.

- Это же какая должна быть мышечная память, чтобы запомнить все эти па, я не представляю...

- Мне часто задают этот вопрос, но я то же самое могу спросить и о вашей профессии - журналиста. Для меня невозможно запомнить те вещи, которые хранятся у вас в голове. Кажется, что вся моя память ушла в профессию, потому что в жизни я могу забыть чьё-то имя (смеётся).

- А вы подсказываете молодым коллегам или это не принято?

- Знаете, я всегда наблюдаю за артистами, как старшими, так и молодыми во время уроков, репетиций и иногда хочу что-то сказать, но останавливаю себя. Не люблю совать свой нос, куда не надо. Возможно, человеку и не нужны мои советы. Сейчас молодёжь - очень самоуверенная. Если спросят, я подскажу. Но только если человек хочет расти, а если он собой любуется и говорит, что и так «мега-стар», то зачем им это надо?

Balerina-11102019.jpg

- Вашему сыну Данику полтора года. Кто сейчас сидит с ребёнком?

- Мои родители, по очереди. Пока мы с мужем на работе, они воспитывают сына, занимаются с ним.

- А они имеют какое-то отношение к искусству?

- Совершенно никакого. Моя мама – медик, папина работа связана с транспортом. То есть у меня нет родственников, которые имели бы какое-то отношение к культуре.

- Зато ваш супруг Олег Еромкин - тоже солист Большого театра Беларуси. И дома вместе, и на работе - не сложно?

- Да, я согласна, это сложно. Но у нас не всегда совпадают графики. Сейчас я репетирую свой спектакль, он - свой. Семейные пары у нас в театре - норма. Потому что не каждый человек со стороны поймёт нашу занятость. У нас в труппе есть, конечно, артисты, у которых супруги не из театра, но таких немного.

- Танцевать вместе с мужем легче?

- Знаете, не видела ни одной семейной пары в балете, чтобы они не ругались на репетициях. Если партнёр - не твой родственник, то если что-то неудобно, ты можешь сказать об этом, а можешь немножко и потерпеть. А когда человек родной, то о неудобствах выскажется и одна сторона, и другая. Поэтому нередко возникают конфликты. Но это всё в пределах зала.

- Вы бы хотели, чтобы сын был связан с балетом?

- Нет. Потому что, к сожалению, эта профессия для мужчин не настолько, наверное, уважаема и статусна. Если бы была девочка и она бы сказала: «Хочу!», - мы бы помогли всеми силами. Конечно, если сын скажет, что он мечтает быть артистом балета, то, безусловно, мы ему с мужем не откажем. Но если он не скажет так, то, надеюсь, найдёт себе то, что его заинтересует.

- Кем вы себя сейчас больше ощущаете – белоруской, русской, гражданкой Союзного государства?

- Для меня нет чёткого разделения. Казахстан, Россия, Беларусь — всё для меня родное. Я - «человек мира». Когда перебиралась в Минск, то очень волновалась, как буду управляться с другим языком. А приехав сюда, поняла, что русская речь здесь везде – в транспорте, магазинах, на телевидении.

- Часто ли вы ездите к родителям в Россию, в Нижний Новгород?

- Конечно, мы ездим туда летом, в отпуск. У меня там брат с большой семьёй, бабушка старенькая.

- Покупаться в Волге не удавалось?

- Нет. В детстве ездили на Волгу несколько раз, но я - не любитель холода, и для меня тёплая вода существует только совсем уже в южных странах.

- То есть зимние виды спорта вы не любите?

- Я очень бы хотела покататься на лыжах, но пока не складывается. Ноги – это наш инструмент и, не дай Бог, что случится - потеряешь профессию.

- Любимое место в Минске?

- За последнее время моё мировоззрение изменилось, и сейчас я больше наслаждаюсь зеленью, парками. Если бы раньше пошла с друзьями выпить кофе, против чего я и сейчас не возражаю, погуляла бы в многолюдных местах, то сегодня мне интересно лицезреть именно красоту природы. В Минске очень много парков, где мы гуляем с сыном. Наслаждаешься природой, даже когда нет солнца.

Полную версию интервью читайте в журнале «Союзное государство»