Курсы валют на 23.01.2018
RUR
BYN
28.64
USD
56.63
EUR
69.27
CNY
88.44
BYN
RUR (100)
3.49
USD
1.98
EUR
2.42
CNY
3.09
Интервью

13.12.2017 Георгий Пряхин: «Классическая литература – вот точка опоры для нашего общества»

С Георгием Пряхиным, которому в мае нынешнего года исполнилось 70 лет, мы встретились в его просторном старинном кабинете, что в особняке на Новой Басманной. Здесь, в двухэтажном доме, построенном еще в XIX веке фабрикантами и меценатами Хлудовыми, с незапамятных времен располагается легендарное издательство «Художественная литература» - крупнейшее в СССР и старейшее в современной России (часть 2).

Окончание. Начало читайте здесь

- Известно, что издательство «Художественная литература» предпринимает совместные усилия с белорусской стороной, направленные на сохранение культурного наследия языка.

- Это одна из традиций нашего издательства. В нынешнем году при содействии Постоянного Комитета Союзного государства России и Беларуси – в лице госсекретаря Григория Алексеевича Рапоты, а также – с помощью Института мировой литературы им. А.М.Горького РАН, мы издали дневники и письма выходца из Беларуси Александра Жиркевича. Книга вышла под названием «Настоящий друг русских классиков» и содержит воспоминания об Илье Репине, Льве Толстом, Иване Айвазовском и других современниках, а также переписку с ними. Белорус Александр Жиркевич, один из самых выдающихся эрудитов своего времени, жил на рубеже XIX и ХХ столетий, непосредственно общался с классиками русской литературы и искусства. Фактически мы издали его мемуары, сохраненные потомками и обработанные его внучкой, Натальей Григорьевной Жиркевич-Подлесской, которая сейчас живет в Подмосковье. Вот какими словами Григорий Алексеевич Рапота предварил мемуары Жиркевича: «В основе Союзного государства, которое создали и строят Беларусь и Россия, - человеческая общность людей, взаимная симпатия, которая веками сплачивала наши народы. Вместе работали, воевали и побеждали, были единомышленниками. Воспоминания Александра Жиркевича нам особенно дороги, потому что он документально сохранил эту атмосферу общения со своими великими друзьями».

- Наверное, не случайно выбор пал именно на ваше издательство, когда замышлялся этот совместный российско-белорусский проект – публикация дневников белорусского общественного деятеля Александра Жиркевича? Ведь он, этот проект, не коммерческий, а скорее – духовно-просветительский, объединяющий под одной обложкой страницы культурной жизни наших народов более чем вековой давности.

- Видимо, да. Все-таки издательство «Художественная литература» старается сохранять верность своим принципам, несмотря на диктат рынка, падение читательского спроса, да и вообще - интереса к русской классике. А мы, тем не менее, хоть и небольшими тиражами, но издаем качественную литературу, от которой, увы, в силу тех или иных причин отказываются наши коллеги.

- Дневники и письма Александра Жиркевича – это не единственный ваш «белорусский» проект?

- Нет, конечно. Нами издан обстоятельный том белорусского фольклора и классики. А недавно мы впервые издали на двух языках – русском и английском - уникальный, познавательный памятник белорусской словесности, истории и культуры: воспоминания о посольстве великого князя литовского Владислава в Москву, к царю Михаилу Федоровичу. Эта книга написана на белорусском языке одним из непосредственных участников тех событий первой половины XVII века – белорусом Петром Вежевичем, стольником Мстиславльским. Там подробно описан весь путь посольства, состояние Русского Царства, представлены люди разных сословий допетровской Руси. Беспристрастным и литературным языком представлена жизнь белорусской и русской земли. По мнению историков, Вежевич оставил самое точное свидетельство о годах, последовавших за Смутным временем. Так вот, несколько лет назад мы поместили этот текст в сборник, а теперь планируем издать воспоминания Вежевича отдельной книгой. Эти записки белорусского стольника из Мстиславля – бесценный исторический документ для нынешних жителей Союзного государства.

- Чем же актуальны сегодня эти воспоминания?

- Видите ли, когда мы сейчас со страниц различных изданий говорим о союзе России и Беларуси, то порой увлекаемся политической публицистикой, некой дежурной «оперативкой». А в издательстве «Художественная литература» ставится цель иная: поднять какие-то корневые вещи, извлечь их из мрака забвения на свет Божий. И эти исторические воспоминания Вежевича, может быть, не так уж и на слуху, но на самом деле именно они в большей степени касаются общности душ наших народов.

- Ну и, конечно, ваше целеполагание как-то не предусматривает коммерческой выгоды, верно? «Художественная литература» не намерена отказываться от своей культурно-просветительской миссии в угоду рынку?

- Да, именно так и есть. Приведу сравнение. Взять, к примеру, книжный магазин. Он, как любой другой магазин – коммерческое предприятие. Цель – извлечение прибыли. Для этого различными способами заманивают покупателей, проводят рекламные акции и так далее. Эти книжные магазины, по большому счету, не формируют вкус читателей. Они скорее идут на поводу у сложившихся вкусов среднего человека, а порой даже усиливают тягу людей к порочным вещам. А вот, напротив – библиотека. Это совсем другое дело, это – храм по сравнению с магазином. Людей в библиотеке немного, но там и книги, как правило, совсем другие. Перед стеллажами читального зала человек один на один предстоит пред лицом мировой литературы, ощущает себя личностью. И у него есть, как правило, почти индивидуальный искушённый поводырь-подвижник библиотекарь. Скажу больше: библиотеки зарождают в людях святость. Как церкви. И, к сожалению, сейчас далеко не везде есть библиотеки, даже не в каждом городе, не говоря уж о селе. Это ведь некоммерческое культурное учреждение. Наше издательство «Художественная литература», которое остается целиком и полностью государственным унитарным предприятием, это – скорее библиотека, музей древностей и редких памятников культуры. Конечно, мы издаем и книги по заказу, чего уж греха таить, надо ведь как-то выживать.

- Но есть какие-то принципы, не так ли? Наверное, ниже определенной интеллектуальной планки вы в любом случае не опускаетесь…

- Принципы озвучены в нашем названии: «Художественная литература». И, надо сказать, было бы не вполне справедливо по отношению к современному обществу утверждать, что классическая проза и поэзия совсем не пользуются вниманием читателей. Мы выпустили пятитомник Лермонтова, и он очень быстро разошелся, хотя издание было недешевым. Вот сейчас совместно с Министерством информации Республики Беларусь, по договоренности с министром Александром Николаевичем Карлюкевичем, планируем выпустить три тома современной белорусской прозы и поэзии. С одной стороны, есть желание познакомить российского читателя с сегодняшней белорусской литературой, а с другой – хотим поддержать авторов. Поощрить. Сейчас как никогда важна роль интеллигенции, в том числе – творческой.

- Роль именно словесников?

- Да. Мы снова видим гонку вооружений, которая разделяет мир, видим националистические настроения. В этой ситуации интеллигенция становится неким здравомыслящим субъектом, который сохраняет ясный рассудок. Отчасти потому, что интеллигенции, как правило, нечего терять и нечего приобретать. И она по этой причине наиболее привержена правде, здравому смыслу, объективности. В большей степени, чем, скажем, политический истеблишмент или, с противоположной стороны, маргинальные слои населения. Да, мы издаем книги для интеллигенции. Это не масскульт, не для большинства все-таки. И так было всегда. Вспомним: в первой половине XIX века Пушкина в России читали примерно пять тысяч человек. Но именно эти люди определяли общественное сознание.

- К сожалению, в какие-то периоды истории и маргинальные массы могут определять вектор государственной стратегии…

- Увы. И тогда, помимо довольно многочисленного общественного слоя, именуемого интеллигенцией, важную роль приобретает личность, стоящая во главе страны. Если говорить об Александре Григорьевиче Лукашенко, то его роль в становлении белорусской государственности, отстаивании интересов белорусского народа – весома необычайно. Деятельность этого человека на посту президента, безусловно, положительна. Эта личность скрепляет белорусскую нацию. На меня большое впечатление произвели слова Лукашенко, которые он сказал, когда подписывал смертный приговор террористам, этим юным балбесам, устроившим взрыв в Минске. Александр Григорьевич выразился очень искренне: что «в мучительных раздумьях» находился перед принятием такого сурового решения. Тяжко утверждать такой приговор, но вместе с тем понимал, что в интересах народа, который он призван защищать, обязан сделать все возможное, чтобы подобное больше не повторилось...

Так сложилась жизнь, что я встречался со многими руководителями государств. Запомнился Дэн Сяопин, он произвел, пожалуй, одно из самых сильных впечатлений…

- Интересно, чем же это?

- А тем, что он пристально, пытливо вглядывался в каждого человека, которого ему представляли. Ну, казалось бы: руководит миллиардным населением, уж ему-то люди должны бы осточертеть! А он в каждом видел личность и пытался ее разгадать, чтобы вести себя соответствующе. Это я к тому говорю, что… Лидер нации обязан учитывать конкретную ситуацию, участие в ней конкретных людей, и при этом помнить о судьбе всего народа. Быть во главе государства и руководствоваться исключительно нравственными вещами, наверное, трудно, если не сказать – невозможно.

- А вы считаете, что вынесение смертного приговора за хулиганский, ничем не мотивированный теракт, унесший несколько жизней мирных людей, это – безнравственно?

- Как сказать… Смертный приговор – вещь очень трагическая в принципе. Сколько случается судебных ошибок, которые нельзя исправить!

- Ну да, вспомнить хотя бы печально известную историю витебского маньяка-убийцы, о чем писал, в частности, покойный Евгений Евтушенко в своих стихах. Но тогда социалистическое правосудие спешило отчитаться о поимке и расстреле виновного, потому и осудили несколько невинных людей. А случай в Минске – это ведь очевидное для всех преступление с однозначно установленными исполнителями.  

- Да, как писал Солженицын – есть воля и польза большинства, их-то и выразил Лукашенко, утверждая смертный приговор террористам. Я отношусь к личности Александра Григорьевича положительно, это несомненно. А то, что он извлекает всю возможную пользу из геополитического и географического положения Беларуси, так ведь это естественно. У нас есть ресурс нефтегазовый, у него – ресурс логистики. Самый прямой путь из России в Европу – через Беларусь.

- У белорусов есть еще один ресурс, и он, к сожалению, звучит для россиян упреком: это натуральные, качественные молочные и мясные продукты. Вы в магазине обращаете внимание на ценники с надписью «Беларусь»?

- Да, конечно. Это своего рода знак качества, дающий уверенность в том, что покупаешь не неизвестно что, а хорошую еду. Даже фальсификат появился – «под Беларусь», потому что высоким спросом пользуются белорусские продукты. Я обычно беру продукцию «Милавы» - это объединение государственных производителей молочных изделий в Беларуси.

- Что ж, как говорится, не хлебом единым… В чем, по-вашему, роль художественного слова, классической литературы в наше время?

- На мой взгляд, в переломные моменты жизни общества влияние классической литературы значительно возрастает. Поясню, почему. Четверть века назад, когда на наших глазах совершался распад СССР, этот процесс, согласитесь, прошел относительно мирно. Слава Богу. Разошлись мы, конечно, трагически, но – бескровно по большому счету. И тому есть разные причины. Это не заслуга наших тогдашних руководителей, они – обычные люди были, со своими достоинствами и недостатками. Это не заслуга Церкви, потому что мы и сейчас не слишком-то религиозны, а уж тогда – и подавно. Это заслуга только нашей классической литературы! Я рос до 14 лет в селе с матерью, до той осени, когда она умерла… И у нас в хате не было ни электричества, ни радио. Про телевизор и говорить нечего, в селе ни одного не было. Церковь у нас в Николо-Александровском была разрушена еще в 20-е годы, там, кстати, один из родственников был настоятелем, за что отбыл десять лет на Соловках. К слову сказать, сестра бабушки Татьяна тоже была в заключении на Соловках, сбежала оттуда с охранником, они прятались под чужими фамилиями, а в 53-м эта сестра бабки объявилась у нас, они с матерью моей всю ночь в темноте просидели, плакали, вспоминали всякое… Так мы в то время воспитывались все на одних книгах, на одних и тех же – русские, украинцы, киргизы, татары… Все народы СССР были с детства воспитания на классической русской литературе. Пушкина, Тютчева, Есенина знали все. И русская литература несла идеи гуманизма, сострадания, милосердия, всеобщего братства. Была проникнута поклонением добру. Потому исключительно заслуга литературы, что в начале 90-х не развязалась кровавая гражданская бойня.

- Получается, что причиной кровопролитнейшей гражданской смуты столетней давности можно считать низкую грамотность народа, темноту и забитость населения, недостаточный образовательный и культурный уровень масс?

- Да, это одна из причин, почему тогда погибли миллионы наших соотечественников. И сегодняшний всплеск агрессивности – из-за низкой образовательной культуры. Если человек мало читает, у него слабое воображение, а когда слабое воображение – нет страха перед смертью, как своей, так и чужой. Кто переживает за своих детей и внуков, тот делает всё, чтобы они читали классическую литературу. У меня четыре дочери и шесть внуков на сегодняшний день. Я люблю их всех собирать на даче. Один внук, Глеб, нашел в интернете советскую радиопостановку – была такая передача «Театр у микрофона». И сделали спектакль по моей повести «Интернат», там Черкасов выступал в роли учителя. Вот такой мне и всей нашей семье сделал подарок мой внук. Одна из дочерей, Полина, каждый вечер перед сном читает детям классику. Не только сказки, но и рассказы. Как-то ее не было дома, я взялся вместо нее книгу почитать. А внукам – не интересно со мной. То есть, понимаете, нельзя все-таки книгу абсолютизировать, важна еще и материнская забота, присутствие матери. Наверное, сейчас прирост духовности, добра в обществе может обеспечить классическая литература плюс материнское участие в жизни ребенка.

- Суммируя сказанное вами: агрессивность в обществе – из-за низкой культуры?

- Это одна из причин. Другая причина – огромный разрыв в уровне жизни между богатыми и бедными. Как правило, большие состояния нажиты не поколениями предков, а моментально, посредством лихоимства. В обществе растет чувство несправедливости: почему кому-то можно, а мне нельзя? Плюс, конечно, пренебрежение к нашим корням, к русской литературе. Бескультурье с неизбежностью приводит к варварству, варварство – к смертоубийству. Вот почему для государства – я имею в виду, как общественного института – очень важно заботиться и прилагать усилия для развития культуры, искусства, литературы. А также – пропаганде великого наследия наших классиков. Культура – это гражданский мир, общественное согласие.

- Подходящее ли сейчас время для того, чтобы приоритетом стали духовные ценности, Георгий Владимирович?

- Самые лучшие времена – те, в которых мы живы. Не жили когда-то, а живем теперь. Надо находить точку опоры. По-моему, самая лучшая, самая надежная точка опоры – это книга. Настоящая, классическая, художественная литература.

Александр Аннин

Яндекс.Метрика