Курсы валют на 30.04.2017
RUR
BYN
30.44
USD
56.98
EUR
62.04
CNY
82.61
BYN
RUR (100)
3.29
USD
1.87
EUR
2.04
CNY
2.71
Интервью

12.04.2017 "Основные принципы поступления на госслужбу - открытость, доступность и справедливость"

Китайская тема все шире занимает умы ученых, исследователей в Беларуси. И предметом изучения становятся не только белорусско-китайские отношения в разных сферах деятельности. Историки, политологи, экономисты, философы стремятся заглянуть в разные столетия китайской истории, стремятся понять, как, за счет каких ресурсов Поднебесная, ее народ сумели достичь небывалых успехов, одолеть многие политические распри и вырваться далеко вперед. О Китае, о том, чем его опыт может быть интересен для Беларуси, - наш разговор с политологом, кандидатом исторических наук Виктором Герменчуком.

- В Издательском доме "Звязда" увидела свет ваша книга "Китай. Крылья Дракона". Что подвигло, подтолкнуло к исследованию такого характера? Ведь о Китае написано уже так много...

- Действительно, много, но не всегда хорошо, особенно по проблемам политической модернизации. Как раз об этом наша книга. Визитная карточка большинства исследований о старом и новом Китае – неразгаданные тайны Востока. В силу исторических обстоятельств, своей «блестящей изоляции» эта страна стала хорошо известна европейцам только в XVII-XVIII веках. Восхищение вызывало буквально все: почти 5 тысяч лет этой древнейшей на земле цивилизации, огромная территория и численность населения, ее богатства, изысканная китайская культура. Тогда никому и в голову не приходило считать Китай отсталым государством. Китайская экономика производила в этот период примерно 30% мирового ВВП. Почти ни в чем страна не уступала другим державам в технологическом и организационном отношениях. А в политическом плане Китай даже превосходил европейские государства.

Как известно, изобретение «Запада», западной цивилизации, принадлежит эпохе Просвещения. Но не всем известно, что открытый вызов просветителей таким «позорным явлениям» европейской действительности, как привилегии церкви и королевской власти, обосновывался ссылками на историю китайской государственности. Именно Конфуций стал священным покровителем эпохи Просвещения. А конфуцианство было провозглашено, в отличие от христианства, верой разума, свободной от всяких суеверий и глупых легенд. На его основе более двух тысячелетий назад была создана уникальная государственная машина, которая управляла огромным государством, большим, чем Римская империя, - одна из самых жизнеспособных политических систем, когда-либо созданных человеком. По мнению Вольтера, китайский политический режим является деспотизмом только по форме. На самом деле это просвещенная монархия с императором-философом на троне. Поэтому, писал Гольбах, чтобы найти народ счастливый, благодаря учреждениям, в которых политика тесно связана с моралью, где народ, государственный строй вполне соответствует идеалу и заслуживает подражания европейских правительств, - нужно отправиться в Китай.

Это уже потом всякие серьезные контакты Китая с Западом стали напоминать скорее улицу с односторонним движением. Присвоив исключительно себе право называться универсальной цивилизацией, концепцию прогресса, развития и капитализма, европейцы также тщательно занялись разработкой и распространением мифа об инертном, косном и деспотическом Востоке.

- И были даже теории, которые сегодня не всегда всерьез воспринимаются…

- Как, к примеру, и это убеждение. Превосходство европейцев над китайцами Монтескье объяснял, к слову, бодрящим климатом Европы. Так как «изнеженность людей в жарком климате всегда делала их рабами». К этому хору «доброжелателей» немедленно подключились К. Линней, Д. Юм, И. Кант и другие признанные научные авторитеты, которые убеждали своих читателей, что китайцы, оказывается, вообще другой вид людей, «желтые азиаты». Их называли отпрысками ублюдков от скрещивания индейцев и монголов. В отличие от белой расы они, мол, вообще не способны к настоящей цивилизации и историческому творчеству. Так, не успев родиться в умах просветителей, европейская цивилизация стала жить по собственным понятиям, претендовать на свою исключительную миссию.

- Ох уж эти устремления к «исключительности»…

-Энергия мысли подпитывала энергию действия. Она превратила стремление к успеху в базовое свойство человеческой личности и европейского общества в целом. Провозгласила надолго экспансию и колониализм в основной принцип и метод цивилизационного лидерства. Сравнительная всемирная история, непосредственный контакт древней китайской и молодой европейской цивилизаций закончились «триумфом современности» в Европе и Америке и «эпохой унижения» в Китае. Эти две крайности цивилизационного развития оставляют открытым вопрос о том, что ждет мир в условиях, когда основные игроки поменяются местами. Когда Запад по-прежнему предпочитает обходиться с уже Новым Китаем как с плохим учеником, «желтой угрозой», а не партнером.

- Еще с началом перестройки в Советском Союзе и потом уже в суверенной Беларуси многие политологи, да и политики-практики, оглядывались и даже сегодня оглядываются в выборе модели обустройства новой жизни исключительно на Запад, Америку... Вы не единожды в своей работе говорите о том, что сам Запад изъявил желание учиться у Востока... В чем же это проявляется? Какие модели государственного обустройства берет на вооружения Запад из опыта Китая или других стран Юго-Восточной Азии?

- Историю всегда писали победители. Однако западная цивилизация в своем страстном желании быть всеобщей нормой для человечества просто-напросто переоценила свои силы и возможности. Одинаково печально канули в лету разговоры о «миссии белого человека», развитии рыночной экономики и демократии, преимуществах глобализации для народов всех стран. «Ищите истину в фактах», - советуют китайцы. Идея «конца истории», ее завершения в космополитической эпохе свободной рыночной экономики и либеральной демократии закончилась для Запада и США сокрушительным конфузом.

- Выходит, что многие теории просто-напросто провалились?

- Я бы сказал несколько иначе. Это даже не провал, а больше системный кризис политики воинствующего западного индивидуализма и настойчивого преследования собственных интересов. Заслуженная расплата за постоянную экспансию, рабство, колониализм, разграбление, отнятую историю и будущее у миллиардов людей. Многие из них давно усомнились в природе и преимуществах современного капитализма, достоинствах западной политической системы.

Более того, многие внимательные аналитики давно обратили внимание, что западная цивилизация сама потеряла веру в прогресс. С этим связаны постоянные пророчества о крушении Запада. Уже для О. Шпенглера в «Закате Европы» история превращается в процесс «с возвышенной бесцельностью», когда цивилизации «появляются, созревают, увядают и никогда не повторяются». Усталость от собственной истории – это серьезная болезнь, господа. Она очень опасна в своем стремлении превратить собственные похороны в панихиду по всей человеческой цивилизации. Поэтому будущее штурмуют «побежденные». У китайцев есть для этого очевидные преимущества. Они давно научились не обращать внимание на все озвученные глупости о собственной стране и перспективах мирового развития. Запад предлагает искать «новое Отечество» в «смене ориентиров». А модернизация в Китае рассматривается как «возвращение к себе». Поэтому «пусть мертвые сами хоронят своих мертвецов», а не путаются под ногами у живых, полных сил и амбиций. Новый Китай с самого начала не был намерен повторять опыт Запада и следовать его советам.

Успехи модернизации Китая и других стран Юго-Восточной Азии можно объяснить только этим обстоятельством. Начиная подъем к высотам роста и развития, «азиатские тигры» создали на базе традиционных конфуцианских ценностей тип «умного государства». Его стержнем является своеобразный общественный договор между правительством и управляемым населением в отношении целей развития, преодоления экономической отсталости, бедности и неравенства. Это обеспечило активную поддержку реформ, социальный мир и политическую стабильность. Значение этих факторов для успешного развития лучше всего понимают те правительства, где эти условия отсутствуют. Недовольство и возмущение граждан неспособностью своих руководителей обеспечивать экономический рост и улучшать ситуацию с равенством опрокидывало многие политические режимы и похоронило самые амбициозные планы реформ. Это стало причиной многочисленных кризисов лидерства, импичментов, конституционных и военных переворотов, появления значительного количества несостоявшихся государств.

- Отдельная глава книги "Китай. Крылья Дракона" - "Враг государства N 1", о коррупции. Каков же национальный колорит этого явления в Китае?

- Повторить в Китае положительный пример Сингапура по борьбе с коррупцией пока не удается по многим обстоятельствам. Коррупция имеет свой особый национальный колорит и более глубокие корни, связанные с традициями родства в традиционном китайском обществе. Однако партийное руководство вполне разделяет идею «чистого правительства» и необходимость жестких мер по борьбе с этим злом. Председатель Си Цзиньпин признает, что если не сдержать рост коррупции, это «неизбежно приведет партию и нацию к гибели».

- Подобная откровенность лидера государства противоречит принципу «выставлять напоказ лишь успехи»…

- Однако с учетом особенностей своей политической системы китайское руководство является самым строгим критиком собственной деятельности. Они уверены, что зная слабости, легче понять свою силу. В стране объявлена постоянная кампания борьбы с «четырьмя поветриями»: формализмом, бюрократизмом, эпикурейством и стремлением к роскоши. Осуществлены масштабные «зачистки» целых отраслей и сфер партийной и государственной деятельности. В соответствии с принципом «нулевой терпимости» и возвращения высокого «личного измерения власти», привлечены к ответственности сотни тысяч членов партии. Цель этого «великого похода» сформулирована вполне в духе времени: чтобы все чиновники «боялись — не могли — не хотели» злоупотреблять служебным положением и брать взятки.

- "Культурная революция" в Китае во многом отмечена тем, что фактически уничтожила институт государственной службы. В конце 1980-х гг. в Поднебесной была объявлена реформа государственной службы. Проходила она поэтапно, эволюционно. Продолжает ли сегодня в Китае государство вносить какие-либо изменения в формат государственной службы?

- Восстановление государственной службы началось в Новом Китае с возвращения к практике конкурсных экзаменов для занятия государственных должностей и создания лучшей в мире системы по подбору кадров. Основы этой системы возникли более двух тысяч лет назад в императорском Китае и полностью себя оправдали на всех этапах противоречивой истории страны. В ходе продолжительной административной реформы госслужба приобрела вполне современный вид и во многом напоминает подобные институты в других странах. Основными принципами поступления на службу определены открытость, доступность и справедливость. К слову, с 1 января 2016 года вступил в силу новый текст присяги государственных служащих. Они клянутся быть верными и достойно защищать Конституцию, соблюдать законы и обязанности, быть верными Родине и лояльными к народу, посвятить себя своим обязанностям всей душой. Обязуются поддерживать целостность государства, приняв в руки управление людьми, преданно работать, чтобы строить процветающую, демократическую, цивилизованную и гармоничную социалистическую страну.

Именно в этом заключаются принципиальные особенности правового положения китайских госслужащих. Главным условием для поступления на государственную службу называется «обладание удовлетворительными моральными качествами». В перечень обязанностей служащего включено требование «всей душой и всеми помыслами служить народу и быть под его постоянным контролем», «быть примером соблюдения общественных моральных норм». Оценка моральных качеств и честности служащих с учетом коллективных мнений и оценок является составной частью их регулярной аттестации.

Беседовал Александр Карлюкевич
Яндекс.Метрика