Курсы валют на 20.11.2017
RUR
BYN
29.73
USD
59.63
EUR
70.36
CNY
89.87
BYN
RUR (100)
3.36
USD
2.01
EUR
2.37
CNY
3.02
Интервью

14.01.2016 Александр Асеев: Недостатка в кандидатах на соискание Нобелевской премии в России нет

Вице-президент РАН, иностранный член НАНБ, председатель Сибирского Отделения РАН академик Александр Асеев подвёл годовой итог совместной работы российских и белорусских учёных (часть 2).

Окончание. Начало читайте здесь.

- Сейчас модно писать про взаимоотношения РАН и Федерального агентства научных организаций, ФАНО...

- ФАНО действительно как-то разобралось с имуществом. У РАН никогда не было достаточно финансов, а федеральное имущество в оперативном управлении РАН является весьма дорогостоящим и высоколиквидным. Понятно, что для академии приоритетом всегда являлось вложение средств в проведение исследований, а не в должное оформление имущества. В этом плане ситуация, конечно, улучшилась. Но чудес тут нет, поскольку ФАНО деньги берет из академического бюджета.

В журнале «В мире науки», в котором я являюсь заместителем главного редактора, была недавно очень интересная статья о том, как человек победил планету, стал на ней господствовать. Там приводится очень простая мысль, что первоосновой была самоорганизация человеческого сообщества. Она сначала происходила локально, но потом люди объединились в группы. Возможности групп были многократно мощнее, чем у отдельных неорганизованных индивидов. Мы даже не понимаем, до чего консолидировано человеческое сообщество. Если мы в замкнутое пространство, например, в самолет, посадим 200 шимпанзе и отправим в Бразилию – туда  надо лететь 20 часов - за это время все животные передерутся, перекусают друг друга. А у человечества есть удивительная способность консолидироваться.

- Перезнакомятся за это время.

- Да, и очень важно, чтобы это произошло в нашем обществе, но пока не получается. В реформе Академии есть признаки «культурной революции». ФАНО попыталось сделать ставку на молодых директоров. Предполагалось, что придут подкованные молодые люди с дипломами Гарвардов, Кембриджей, которые всем будут рулить. Но этого не произошло: по-прежнему интеллект сосредоточен в системе Российской академии наук.

Безусловными лидерами в науке сегодня являются Соединенные Штаты и Германия. Китай и Индия нас уже потихоньку обгоняют. В затылок дышат, Турция, Иран, Бразилия. А мы по-прежнему топчемся, пытаемся между собой разобраться, словно не замечая, что действительно начали отставать. И с этим что-то надо делать, потому что если разрушение будет продолжаться, мы, в конце концов, при всех своих талантах, ресурсах и возможностях, отстанем не только от лидеров, но и от Турции и Ирана.  С этой точки зрения взаимодействие РАН и ФАНО пока еще находится на недостаточно высоком уровне.

Но это не означает, что с ними надо бороться - им надо помогать развивать позитивные стороны их таланта на благо российской науки.

- От этого зависит будущее нашей науки?

- Будущее больше зависит от того, что мы вложим в умы молодёжи, приходящей в науку. Сейчас ситуация качественно меняется: университеты заполнены совершенно блестящими молодыми людьми, которые хотят учиться, хотят работать на переднем крае - технологическом, интеллектуальном. И таких довольно много.

- Если бы Шведская академия наук делегировала вам право награждения Нобелевской премией, какое из российских фундаментальных исследований вы бы номинировали на эту премию?

- Для меня этот вопрос не очень корректен, поскольку я в этой системе уже задействован. И всегда номинирую наших российских ученых. У нас недостатка в кандидатах нет, но разглашать имена было бы неправильно. Смело заявляю, что уровень немалого количества работ у нас полностью нобелевскому соответствует. Институт ядерной физики им. Г.И.Будкера СО РАН- это как минимум Нобелевские премии за встречные пучки, на которых работает всем известный Большой адронный коллайдер. Эту работу вели американские коллеги, но все это родилось и было доведено до высокой степени совершенствования в Институте ядерной физики. Во-вторых, это метод электронного охлаждения. Дело в том, что любой пучок расходится - он же состоит из заряженных частиц. А для любой ядерной технологии нужна максимальная концентрация - интенсивность, светимость. Это достигается очень изящными методами, когда в этот пучок впрыскивается другой - противоположно заряженных частиц. Легко сказать, а реализовать очень трудно. Этот принцип сейчас используется во многих научных организациях мира, а предложен у нас в ИЯФе.

Главные прорывы в обозримом будущем произойдут в биологии. Даже уже потому, что самая богатая научная организация в мире – это National Institutes of Health в США, ее бюджет – 100 млрд долларов. Однако ресурсы ресурсами, финансирование финансированием, но искры таланта в этой области существуют и у нас. Надо их выявлять, всячески поддерживать, и результаты непременно будут!

Валерий Чумаков

Большое интервью с академиком Александром Асеевым читайте в декабрьском номере журнала «Союзное государство»​
Яндекс.Метрика