Наверх

17.12.2012

Андрей Заренков: «Будущее России связано с диаспорами»

Россия будет и впредь активно проводить политику, направленную на взаимодействие с Русским миром. Что нужно менять в этой политике? Что хотел бы увидеть от России Русский мир? На эти и другие вопросы мы попросили ответить руководителя эстонского отделения Международного правозащитного движения «Мир без нацизма» А.А.Заренкова.

Россия будет и впредь активно проводить политику, направленную на взаимодействие с Русским миром, и всерьез рассчитывает на 30-милиионный потенциал наших зарубежных соотечественников. Эта мысль стала очевидной после того, как Президент РФ обратился с посланием к Федеральному Собранию РФ. Ясно, что этот программный документ на долгие годы определил курс политики страны по отношению к соотечественникам, проживающим за рубежом, расставил вехи и одновременно внес коррективы.

Что нужно менять в этой политике? Что хотел бы увидеть от России Русский мир? На эти и другие вопросы мы попросили ответить руководителя эстонского отделения Международного правозащитного движения «Мир без нацизма» А.А.Заренкова.

- Андрей Алексеевич, что для Вас послание президента РФ: руководство к действию, сигнал о смене курса или что другое?

- Мне кажется, что В.В.Путин человек прагматичный и практичный. Поэтому и нынешнее послание, конечно, и в той части, которая касается политики в отношении соотечественников, необходимо президенту для решения практических задач. Россия теряет людей, хочет привлечь их из зарубежья – это сегодня уже общее место. А кого же мы будем приглашать, привлекать, переселять? В нынешнем законе о соотечественниках о такой конкретике речь не идет. Я думаю, что В.В.Путин и сам увидел эти лакуны. И своим посланием дал мощнейший импульс всей работе с диаспорами. Полагаю, что этот волевой посыл направлен и тем, кто занимается составлением законов, и тем, кто их реализует. Уверен, В.В.Путин заставит эту машину работать. Он добьется своего.

- То есть Вы увидели желание России изменить политику в отношении диаспор?

- Да, это желание что-то перенастроить, переналадить в своих отношениях с соотечественниками сегодня очевидно. В связи с этим я вижу две глобальные проблемы, и обе они лежат в плоскости человеческого фактора. Первая – это некое чиновничье недоверие по отношению к организациям соотечественников. В свое время мы (я тогда входил во Всемирный координационный совет и представлял там страны Балтии) неоднократно обращали внимание российских организаций, занимающихся соотечественниками, исполнительных и законодательных структур на несовершенство закона о соотечественниках. Причем, делали это мягко, осторожно, стараясь никого не обидеть, не задеть. Я сам неоднократно беседовал на эту тему с руководством Министерства культуры РФ, Федеральной миграционной службы и ряда других организаций. Но все было втуне.

Мы сами закладываем в недоработанные законы мину, которая обязательно когда-то рванет. Скажем, не захотели тогда принять какую-то четкую формулировку понятия соотечественник. «Нет, не стоит, сейчас не надо», - слышали мы в ответ. А вот сейчас эта проблема, заложенная еще 5-6 лет назад, встала во весь рост. В.В.Путин в своем послании  Федеральному Собранию РФ четко заявил, что решение проблем соотечественников, в том числе проблемы упрощенного механизма получения гражданства Российской Федерации – это важнейшая задача. Спрашивается, чьи проблемы надо решать, ведь из закона совершенно не понятно, кто такие эти соотечественники?

Тем не менее, закон о соотечественниках хотя бы существует, а вот закона о русских школах за рубежом до сих пор нет. Хотя он не то что созрел, а перезрел.

В послании президент особо остановился на сохранении идентичности. А если наши дети не будут учиться на русском языке, не будут разговаривать на нем, то о какой идентичности может идти речь? Скажем, у нас в Эстонии сейчас принимаются законы о ликвидации русских школ. И что мы будем делать тогда? Все о чем я говорил, это, на мой взгляд, и есть проявление недоверия со стороны чиновников по отношению к нам, соотечественникам и нашим организациям.

И вторая проблема. Очень медленно принимаются необходимые решения. Пока какой-то важный документ пройдет согласование по всем инстанциям, момент может быть упущен, поезд, так сказать, уйдет. Мы за границей в свое время настроились на определенную российскую волну, а сегодня она оказалась сбитой. Как будто бы слушали радио, а оно внезапно начало фонить. Сейчас наступило время, когда необходимо перенастроиться, выслушать все голоса, все мнения и определить путь, по которому Россия пойдет. А сбить ее с этой дороги вряд ли кому-то будет по силам.

- Что, с Вашей точки зрения, необходимо для такой переналадки?

- Для этого необходимо использовать весь накопленный опыт, как положительный, так и отрицательный. Скажем, сегодня мы все признаем, что Всемирный координационный совет (ВКС) не пользуется авторитетом. Его голоса не слышно. Мы не наблюдаем реакции ВКС по поводу, например, заключения граждан РФ в тюрьму США, гибели в Америке российских детей, по поводу антироссийского, по моему мнению, закона Магнитского. Мы не знаем точку зрения ВКС на факты преследования православных в Египте, на то, что в странах Балтии устанавливаются памятники эсэсовцам и проводятся марши. Где ВКС, где его голос? Может быть, он недостаточно слышен? Тогда надо создать для него специальную площадку, надо, чтобы в совет избирались люди, которые уже доказали, что они могут и готовы трудиться.

Еще одна, на мой взгляд, важная вещь для перенастройки. Необходимо институализировать экспертов из числа соотечественников. Сделать обязательным их участие в заседаниях Правительственной комиссии по делам соотечественников за рубежом, их представительство в общественных советах министерств и ведомств, которые занимаются их проблематикой, а также в руководящих органах структур, целиком направленных на поддержку соотечественников.

Давайте доверять соотечественникам! Мы такие же русские, только еще имеем опыт выживания за границей. Мы хотим помогать России и помогать действенно. Если это у нас отнять, то для многих соотечественников, поверьте, смысл жизни схлопнется, как проколотый воздушный шарик.

- Сейчас в России, прежде всего на уровне экспертного сообщества, идут острые дискуссии по поводу того, кого можно считать соотечественником, кто должен обладать этим статусом. Какова Ваша точка зрения на этот вопрос?

- Я не сторонник администрирования ни в чем. Это касается и вопроса об определении статуса соотечественника. Я против того, чтобы для получения этого статуса человек выполнял ряд каких-то формальных действий. Получил некую карту или удостоверение, сдал экзамен по русскому языку, произнес клятву верности и так далее.

Если все будет так, то, значит, мы пойдем по неверному пути, который избрали некоторые постсоветские государства. России ни в коем случае не надо брать с них пример.

Сегодня, я думаю, ни у кого нет четкого понимания, кто такой соотечественник, равно как нет и четкого определения, кто такой русский. Это вечный вопрос: чем мы отличаемся от других народов? Мы русские, настолько разные, что нас всех нельзя загнать под какое-то одно определение.

Мы – цивилизация с православием, с глубокими историческими корнями, с мощнейшей традицией государственности. И все это уложить в какую-то схему? Мне это представляется невозможным, да и неправильным.

- Я полностью разделяю Ваш, я бы сказал, цивилизационный взгляд на русский народ. Но ведь сегодня требуется как раз конкретное определение статуса соотечественника, поскольку именно он, соотечественник, выступает как объект разных программ и всей политики в целом. Как тут быть?

- Для того, чтобы вывести формулировку, над которой мы все бьемся и которая нас всех устроит, нужны целенаправленные усилия очень больших профессионалов, обладающих огромных объемом знаний. Я интересовался в МИДе: где в структуре министерства люди, которые будут работать с диаспорами, кто они? Выяснилось, что таких специалистов не готовят ни в МИДе, ни в МГИМО, словом, нигде. Как же мы сможем при таком раскладе отвечать на все новые и новые вызовы времени?

Я уверен, что для этого случая необходим госзаказ. Сначала надо создать и развить на академическом уровне науку о соотечественниках. И вкладывать туда средства. Без такой науки нам просто не обойтись. Поскольку я уверен, что будущее России связано с диаспорами.

Беседовал Вадим Лапунов 

Фото Георгия Погорелова