Наверх

28.12.2020

Автор: Владимир Замирский

Что делают литовские князья на российском памятнике?

У Великого княжества Литовского и Московского государства было много общего

Фото: Памятник «Тысячелетию России» в Новгороде

На одном из круглых столов, посвященном ситуации в Беларуси, руководитель телерадиовещательной организации Союзного государства Николай Ефимович посетовал, что информация доходит до молодежи в виде обрывочных сведений. Молодые люди не знают даже историю тех символов, которые ассоциируют с протестным движением. Если ликвидировать эти пробелы в знаниях, многие молодые люди как минимум задумаются - и над тем, что было много веков назад, и над тем, что происходит сейчас.

 Мы решили откликнуться на предложение Николая Александровича. Как выяснилось, символы, которые молодые люди воспринимают ныне как олицетворение европейского пути для Беларуси, на самом деле больше связаны с общей исторической белорусско-российско-литовской судьбой. Взять тот же красно-белый флаг, который ассоциируется с гербом Великого княжества Литовского «Погоня». Многие участники протестного движения, наверное, здорово удивятся, когда узнают, насколько тесными были связи ВКЛ с Россией и Москвой, когда появился этот герб. 

Сразу за Ярославом Мудрым и Мономахом

Когда говорят, что у России и Беларуси – общая история, это – не пустой звук. И речь идёт не только о древнерусском государстве. Единая история продолжилась и после распада той страны на удельные княжества, и после нашествия Орды. На памятнике «Тысячелетию России» в Новгороде в ряду «Государственные люди» сразу за Ярославом Мудрым и Владимиром Мономахом расположены фигуры трёх литовских князей: Гедимина, Ольгерда и Витовта. А в ряду «Военных людей и героев» поместили ещё одного правителя Литвы – Кейстута, сын Гедимина, брата Ольгерда и отца Витовта. Вы спросите, что эти люди делают на монументе, посвященном возвышению нашего государства, вроде как Московское княжество с Великим княжеством Литовским чаще конфликтовали, чем дружили?
1.jpg

Конечно, их появление на памятнике, говорят, было ходом политическим. Во-первых, воевали эти князья и с Польшей, где в момент установки монумента назревало восстание, целью которого было восстановление Речи Посполитой. А во-вторых, скульптор Михаил Микешин таким образом хотел подчеркнуть принадлежность Великого княжества литовского к Руси.
Ведь у этих государств было много общего: и даже «Погоня» - герб ВКЛ и Гедиминовичей, который белорусская оппозиция ныне делает одним из своих символов, по сути, брат - близнец первоначального московского герба «Ездец», более известного как «Святой Георгий».
Тот же Гедимин именовал себя «королём литвинов и русинов», а полное название государства, созданного им, звучало не иначе как «Великое княжество Литовское, Русское, Жемойтское и иных земель». Об этом многие почему-то забывают, упоминая только его первую часть. В его состав в какой-то момент входили не только Минск, Витебск, Полоцк, Киев, Чернигов, но и Смоленск, Брянск, Курск, Белгород, новгородские и псковские земли, а граница проходила рядом со Ржевом. То есть 9/10 этого государства составляло русскоязычное православное население. И границы между православными и католиками там не ощущались вплоть до Брестской унии 1596 года. 

Старины не нарушаем

Гедимин многое перенял у соседей, особенно в военном деле. Из слабого ополчения его войско превратилось в серьёзную армию, лучшую часть которого составляли русские полки. Действовал Гедимин по принципу «Старины не нарушаем, новины не вводим».  

Говорили в том государстве на русском - правда, ближе он, наверное, к старобелорусскому, но никак не к польскому. Отказ от него в пользу польского начался только в XVI веке. А по «Русской Правде» Ярослава Мудрого долгое время судили да рядили в Великом княжестве Литовского.
 И хотя и воевал Гедимин с московским князем Иваном Калитой, одну из своих дочерей выдал замуж за его сына, а другую – за тверского князя. А любимого сына Ольгерда - за витебскую княжну. И две жены Гедимина были православные.

Вообще, родственные связи крепко-накрепко связали две Руси. Женой московского князя Василия I, сына Дмитрия Донского, была Софья, дочь Витовта, фактически управлявшая страной в качестве регентши при малолетнем сыне Василии II. Она сыграла заметную роль в русской истории того времени. А все московские князья после князя Василия II — потомки Гедимина, хоть и по женской линии. Женой московского царя Василия III и матерью Ивана Грозного была литовская княжна Елена Глинская, чей дядя был известным политическим деятелем ВКЛ.
3.jpg

Вторые после Рюриковичей

Знатные семейства из Великого княжества Литовского часто переходили на службу в соседние русские княжества, впрочем, как и наоборот. Взять того же Довмонта Псковского, тоже изображённого на памятнике «Тысячелетия России» и причисленного к лику православных святых. Вместе с 300 ближайшими сторонниками он бежал из Литвы, спасаясь от преследований от конкурентов на престол, в Псков, где был выбран князем. Внуки Гедимина, сыновья Ольгерда, князь Псковский Андрей и князь Брянский Дмитрий, дрались в Куликовской битве в 1380 году на стороне Дмитрия Донского.

А смоленские полки под командованием князя Семена Ольгердовича отличились в Грюнвальдской битве против тевтонцев в 1410-м году. «Часть войска Витовта, состоявшая из трех смоленских полков, отступала к польскому крылу, теснимая шестью хоругвями немцев, к которым присоединились потом и те, что преследовали литвинов. Но смоленцы были лучше вооружены и упорно сдерживали натиск врага. Битва обратилась в кровавую сечу. За каждый шаг, за каждую пядь земли лились реки крови. Один из смоленских полков был почти совсем уничтожен. Два другие боролись с яростью и отчаянием…»
2.jpg

Это отрывок из романа «Крестоносцы» Генриха Сенкевича – польского писателя, которого сложно уличить в особой любви к русским.

В целом немало потомков Великого князя Литовского и Русского Гедимина избрали своим отечеством Великое княжество Московское. В России Гедиминовичи стали второй по знатности после Рюриковичей княжеской ветвью. Практически все они были важной частью русской высшей аристократии и с XV в. играли видную роль во многих событиях истории России. Гедиминовичи стали основоположниками известных российских родов: Голицыных, Куракиных, Хованских, Полубинских, Трубецких, Патрикеевых, Вельских, Волынских, Мстиславских, Булгаковых и Щенятевых.