Наверх

08.12.2020

Автор: Владимир ДЕМЧЕНКО

Фото: Михаил ФРОЛОВ

Белорусский герой по прозвищу Казбек

Как чеченский доброволец участвовал в финской войне, бежал из немецкого плена и командовал белорусским партизанским отрядом

Фото: О своем дяде Хеди Мадагова рассказала на ток-шоу

 Два дяди

Во время организованного Постоянным Комитетом Союзного государства пресс-тура в Чечню журналисты не только осматривали достопримечательности и знакомились с представителями власти республики. Мы знакомились с чеченскими людьми, узнавали о связях чеченского и белорусского народов. Например, неожиданно выяснили, что на чеченском телевидении уже 13 лет работает белорусский журналист (подробнее почитать об этом можно здесь).

Еще одна интересная встреча состоялась в теплице компании «ЮгАгроХолдинг» неподалеку от Грозного. Во время осмотра ее огромных площадей мы также неожиданно познакомились с сотрудницей теплицы Хеди Мадаговой. Оказалось, что два ее дяди сражались на территории Беларуси.

- Это родной и двоюродный дяди, еще в 1940-м они ушли добровольцами на финскую войну, - рассказывала женщина. – Оба окончили военное училище, участвовали в боях, а потом служили на границе с Германией.

С Хеди мы встретились еще раз через день на записи ток-шоу в студии того же чеченского телевидения. И в эфире, и за его пределами она подробно рассказывала о своих воевавших родственниках. Оказалось, что родной ее дядя, которого звали Мухадин Адамов, вернулся с войны и прожил долгую жизнь. А двоюродный, Салман Мидаев, погиб в 1944 году, став чуть ли не белорусским былинным героем. Его звали Казбеком, он командовал партизанским отрядом. Сейчас имя Салмана Мидаева высечено на мемориале в Ушачском районе Витебской области.

Редкая удача

Великая Отечественная застала обоих дядьев Хеди в Беларуси. Вместе с регулярными частями они отступали вглубь страны, участвовали в боях под Полоцком, Смоленском, защищали Москву. В сентябре 1942 года пути двух представителей Чечни разошлись. Вот как рассказывает об этом Хеди Мадагова:

- Они потеряли друг друга во время боя. Мой родной дядя искал Салмана и среди убитых, и среди живых. Но тщетно. Потом ему рассказали, что Салман был ранен и остался на территории, которую захватили фашисты.

Салман действительно был тяжело ранен в грудь, потерял сознание и оказался в плену. Выжил он чудом – в лагере в Витебске товарищи-пленные выхаживали его травами. Когда Салман немного окреп, его направили на хозработы в комендатуру, которая находилась в поселке Сосновка в 12 километрах от Витебска. Работали кто где - в огороде, в автомастерских, на конюшне. Когда однажды Салман попал на работу в конюшню, это стало редкой удачей. Дело в том, что генерал Рейнгардт, командующий 3-й танковой армией со штабом в Сосновке, был страстным любителем лошадей. В конюшне находились два породистых скакуна, которых Рейнгардту подарил Гитлер.

FRO_6707 (1).JPG

Салман Мидаев


Салман Мидаев в лошадях знал толк. Да что там, генерал еще никогда не видел такого искусного наездника. Никто не мог укротить его скакунов, а у Салмана они стали по-настоящему ручными. Уже скоро Мидаев получил специальный пропуск, с которым мог свободно ходить по гарнизону, разъезжать на генеральских скакунах, прогуливать и тренировать их. Это позволяло без опаски ходить по территории, изучать обстановку.

В плену Мидаев пробыл около 8 месяцев. Доверие генерала очень ему пригодилось: он сколотил из пленных небольшую группу и установил связь с партизанами. Точнее, с партизанской бригадой «Алексея», которой командовал Герой Советского Союза А. Ф. Данукалов.

Сначала пленные просто снабжали партизан информацией. А в ночь с 26 на 27 апреля 1943 года провели дерзкую «Сосновскую операцию» - прямо из-под носа фашистов они угнали обоз с оружием и боеприпасами. Все это богатство скоро оказалось у партизан. Генеральских скакунов, кстати, беглецы тоже увели: не мог же джигит оставить в лагере тех, кого приручил.

Рельсовая война

«Салман Асхадович, хотя в бригаде ты и не очень давно, но успел уже пройти все круги ада. Природа одарила тебя завидной храбростью и бесстрашием. Командование знает о твоих подвигах, об умении ходить в засаду, совершать диверсии. Ты успел в полной мере освоить всю азбуку партизанской борьбы. Значит тебе и карты в руки. Поэтому, – Данукалов перешел на торжественную нотку, – командование решило поручить тебе создание новой партизанской единицы…»

Это строки из книги «Казбек» принимает бой». Ее написал Петр Лебедев из Беларуси, политрук отряда «Казбек». До того, как Салману Мидаеву в 1943-м поручили эту партизанскую единицу, он совершил не один рейд по тылам врага, пускал под откос поезда, участвовал в боях и стычках.

К концу 1942 года в Витебской области действовали 23 партизанские бригады, в которые входило 140 отрядов. А в 1943-м году размах и мощь партизанского движения достигли такого уровня, что «Большая земля» выдвинула общий план разгрома транспортных коммуникаций врага. Эти операции вошли в историю партизанского движения под названием «рельсовой войны».

Партизанское движение в Белоруссии охватило все оккупированные районы. В нем участвовали все слои населения, люди разных национальностей, возрастов и профессий. «Казбек» - и командир, и отряд, принимали в этом движении самое деятельное участие. Отряд славился дерзкими операциями на дорогах, налётами на гарнизоны. Брали не числом, а умением - из засады разгромили колонну, пустили под откос фашистский эшелон, вырезали участок линии связи.

Жизнь командира-героя оборвалась 1 мая 1944 года. Утром, когда Салман-Казбек рассматривал в бинокль позиции врага, фашистский снайпер, выстрелив, видимо, по блику стекла бинокля, сразил Мидаева наповал. Героя похоронили у деревни Ясековичи Ушачского района Витебской области. А после войны прах Салмана Мидаева перезахоронили в братской могиле партизан в селе Великие Дольцы.

Спустя 12 лет

Даже воюя в партизанских лесах, Салман умудрялся отправлять письма родным. Когда в 1944-м письма прекратились, его близкие не знали, что и думать. Кончилась война, возвращались домой фронтовики… Только в 1956 году, спустя 12 лет, родственники Казбека получили похоронку: Салман Асхадович Мидаев, защищая родину, пал смертью храбрых.

Еще через три десятка лет, в 1987 году, вышла и книга «Казбек» принимает бой». Ее автор Петр Лебедев приезжал в Чечню, искал родных командира.

- После войны наш знаменитый танцор Махмуд Эсамбаев и Расул Гамзатов были в Минске на каком-то симпозиуме, - рассказывает Хеди Мадагова. - Они помогли Лебедеву найти трех сестер и маму Салмана. Его папа к тому времени уже умер в Казахстане. Позже Лебедев часто приезжал в Чечню. Он дружил и общался с родственниками и знакомыми дяди Салмана. Лебедев стал даже почетным гражданином Шатойского района.

Имя командира белорусского партизанского отряда Салмана Асхадовича Мидаева золотыми буквами выбито на мраморной плите мемориального комплекса «Прорыв», воздвигнутого в Ушачском районе, на братской могиле в Великих Дольцах. Кроме того, имя Салмана Мидаева носили пионерские отряды школ в Асланбек-Шерипово (Чечня), в Предгорном районе Ставропольского края, а также в Сосновской школе Витебской области и средней школы № 159 Минска.

FRO_5496.JPG

Хеди Мадагова работает в теплице неподалеку от Грозного