Наверх
Страницы истории

21.05.2019

Автор: Евгений ВЛАДИМИРОВ

Фото: Фото автора

Из всех орудий: как в маленькой избе подо Ржевом родилась традиция победных салютов

Приказ о первых праздничных залпах Сталин подписал в августе 1943-го во время короткой поездки на Калининский фронт

Фото: Директор музея Марина Копаева

 Первая и единственная

В Ржевском районе Тверской области, неподалеку от стройплощадки, на которой уже вовсю забивают сваи для Ржевского мемориала Советскому солдату, есть деревенька Хорошево. Она в двух километрах от Ржева, а от будущего памятника до нее всего пять минут езды.

Когда российские и белорусские журналисты в рамках организованного Постоянным Комитетом Союзного государства пресс-тура побывали на стройплощадке, то заехали и в Хорошево. Здесь, почти в самом центре, стоит свежевыкрашенная синей краской изба, во дворе которой - аллея героев, 12 бюстов жителей ржевской земли, ставших во время Великой Отечественной Героями Советского Союза. Никто из них не воевал подо Ржевом: кто-то освобождал Сталинград, кто-то воевал на Курской дуге или брал Берлин. А в нескольких метрах от этой аллеи стоит настоящая пушка. С чего вдруг?

Это не просто изба, а Ржевский филиал музея Победы — музей «Калининский фронт. Август 1943 года». Еще его называют «ставка Сталина». Генералиссимус останавливался здесь по дороге на фронт 4-5 августа 1943 года. Это была первая и единственная за всю войну поездка Сталина к месту боев. Но фронт к тому времени продвинулся еще Западнее, и глава государства, переночевав, вернулся в столицу.

Поскольку Сталин находился в этой избе больше суток, по законам военного времени ставка Верховного главнокомандующего переместилась сюда. И хотя здесь вождь успел выслушать только один доклад, музей теперь так и называется. Впрочем, одно из решений, принятых в этой избе, превратилось в традицию, существующую до сих пор.

Может, салют?

Август 43-го года. Позади два года ужаса, оккупации Ржева, попыток советских войск срезать Ржевско-Вяземский выступ. Это были страшные бои, в них, по некоторым данным, погибло больше миллиона наших бойцов. В марте 1943-го, перед уходом из Ржева, немцы согнали стариков, женщин, детей в старообрядческую церковь на улице Калинина и заминировали ее.

Почему взрыва не произошло? Кто знает... «Господь уберег», - крестились старухи. Через полгода, в августе, эта жуть уже позабудется, а жизнь восторжествует. В Ржеве через три недели откроются школы - детишки, как в 40-м, побегут на занятия... А войска по приказу Сталина и к собственной радости гонят фашистов все дальше.

Вместе с директором музея Мариной Копаевой проходим в сени. Если бы не Сталин, избушка ничем не отличалась бы от тех, что стоят рядом. Вот комната, узкая кровать с комодом и столом, накрытыми вышитыми скатертями. Здесь вождь народов провел ночь с 4 на 5 августа. 
komnata.JPG

Здесь генералиссимус Сталин провел одну ночь


Дом выбрали из соображений безопасности: в 1943-м были такие большие кусты, что соседи даже в окна не могли заглянуть. Но уговорить хозяйку, колхозницу Наталью Кондратьеву, оказалось делом непростым. Вот фрагмент воспоминаний Ивана Александровича Серова из книги «Записки из чемодана. Тайные дневники первого председателя КГБ, найденные через 25 лет после его смерти»:

«Захожу к хозяйке и говорю, что в этом доме остановится советский генерал на пару дней. Она, глупая, как завопит на меня. Что же это такое, при немцах полковник жил, русские пришли - генерала на постой ставят. Когда же я жить буду? Я тоже разозлился, говорю: чтобы через полчаса тебя не было здесь. А я уже узнал, что через дом живет ее брат, так что она может и там переночевать».

- Сталин приехал поездом в Ржев, - рассказывает Марина Копаева. - Там генералиссимуса пересаживают на автомобиль и везут сюда. Он ночует, а на утро назначен доклад командующего Калининским фронтом Андрея Еременко — о том, как будет проводиться операция по освобождению Смоленщины. И вот Сталин и Еременко склонились над столом, изучают карты… Заходит ординарец, протягивает Сталину телефонограмму. Генералиссимус читает, поднимает глаза на Еременко и говорит: «Наши войска освободили города Орел и Белгород». Помолчал и продолжил: «Раньше на Руси по случаю побед войск били в колокола и устраивали фейерверки. Как нам отметить эти победы? Может, салют?». Еременко, естественно, идею тут же поддержал, и Сталин отдал соответствующий приказ. Так что именно за этим столом было принято решение, положившее начало традиции победных салютов. 

Надо сказать, что несмотря на спешку, в которой готовился первый салют, он произвел неизгладимое впечатление на москвичей. Холостые снаряды собирали по всем складам, их просто не заготовили, ведь на войне они ни к чему. Чтобы залпы было лучше слышно всей Москве, орудия расставили по стадионам и пустырям в различных районах. В полночь 5 августа 124 орудия с интервалом 30 секунд дали 12 залпов. 

Уже скоро салюты в Москве стали традиционными. До конце войны было проведено 355 салютов. Самым грандиозным стал победный салют 9 мая 1945 года: 1000 орудий 30 артиллерийскими залпами возвестили всему миру, что Великая Отечественная война закончена. С тех пор залпы салютов на 9 мая стали любимым зрелищем россиян.

Изба-читальня

Как вспоминает Иван Серов, перед отъездом Еременко Сталин потребовал вино и фрукты. Генералиссимус и командующий Калининским фронтом выпили по рюмке за успех. Еременко осмелел и попросил Сталина сфотографироваться с ним во фронтовых условиях. Сталин посмотрел на него, промолчал и говорит: «А что, неплохая мысль. Давайте условимся так: как только ваш фронт двинется в наступление и освободит Смоленск от немцев, вы оттуда позвоните мне в Москву. Я специально приеду - и сфотографируемся».
snimaet.JPG
В тот же день Сталин вернулся в Москву. Перед отъездом он вдруг озаботился, чем расплатиться с хозяйкой, которую даже не видел. Вот еще один фрагмент воспоминаний Ивана Серова: 

«Вышел Сталин, подошел ко мне и говорит: «А что вы дадите хозяйке этого дома за то, что мы тут жили?» Вообще говоря, я ничего не хотел ей давать, так как она не хотела нас пускать. Но подумал и говорю: "Дам 100 рублей" (у меня в кармане было всего 100 р.). Сталин говорит: «Мало этого. Отдайте ей продукты, мясо». Я: «Хорошо». Сталин: «Фрукты отдайте». Я уже не мог выдержать и рассказал, как она не хотела пускать. Сталин: «Ну, ладно, отдайте и вино, если есть». На ж/д станции я посадил их в поезд, попрощался и поехал «расплачиваться» с хозяйкой. Она подошла ко мне и говорит: «Так ведь это же Сталин был». Я говорю: «Да». «Так пусть он у меня живет, сколько хочет».

Но поезд Сталина уже ушел - в прямом смысле.

Надо сказать, что для Натальи Кондратьевой история с отъездом Сталина не закончилась. В 1946 году ее пригласили в Горисполком Ржева и сообщили, что в ее доме будет музей. Женщине взамен предложили дом в любом месте СССР. Она предпочла переехать в Ржев. Здесь на улице Декабристов появилась такая же изба, в которой Наталья прожила долгую и счастливую жизнь. Ее дети, правда, переехали в Санкт-Петербург. Однако они вместе со своими детьми часто приезжают на малую родину и неизменно заходят в избу, где ночевал Сталин.

Кстати, музей в Хорошево появился только в 2015 году. А тогда, в 1946-м, эти комнаты были отданы под избу-читальню. Заслуга в том самого генералиссимуса: когда он узнал о планах организовать музей, тут же распорядился расположить библиотеку. Мотивировал свое решение вождь так: «В музей человек придет один раз, а в библиотеку постоянно будет ходить».