Наверх
Страницы истории

04.04.2019

Автор: Александр АННИН

Как пастырь из Полоцка возвеличил Тверь

Первый каменный храм после опустошительного нашествия Батыя был построен на Руси белорусским епископом Симеоном из Полоцка

Фото: Главное детище Симеона – Спасо-Преображенский собор, был взорван в 1935 году

Святитель Симеон стал в сентябре 1263 года первым руководителем Тверской епархии. Великим князем Тверским был в то время Ярослав Ярославич, младший брат Александра Невского. Видимо, не без влияния великого русского полководца и мыслителя принял князь Ярослав такое решение: пригласить на вновь образованную церковную кафедру епископа из Полоцка. Ведь святой Симеон, будучи долгое время духовным «окормителем» полоцкой земли, немало поспособствовал успеху деяний Александра Невского, был его союзником и помощником в отстаивании интересов Отечества.

Тверской летописец еще при жизни святителя Симеона именует его «преподобным епископом» - в нарушение принятых норм. Можно предполагать, что праведная и строгая жизнь пастыря была общеизвестна и потому летописец лишь констатировал сложившееся в народе мнение. 

Приглашение Симеона из Полоцка в Тверь было не случайным, а скорее естественным. Тогда еще сильно ощущалось родство полочан и тверитян, люди в этих соседних землях помнили о своих общих предках – кривичах, населявших с незапамятных времен эти лесные и озерные просторы. 

Ну, и, безусловно, переезд епископа Симеона был отчасти продиктован трагическими событиями 1263 года. Ведь епископ Симеон приходился одним из ближайших родственников воинственному повелителю Литвы Миндовгу. Последний похитил жену Нощальского князя  Довмонта и был из-за этого зверски убит вместе с некоторыми родственниками. Для Симеона новая власть тоже представляла серьезную опасность, приглашение в мирную Тверь на пост главы епархии, присланное братом Александра Невского Ярославом, оказалось весьма кстати.

В Полоцке прихожане хранили добрые воспоминания о своем пастыре. Предание повествует, что однажды владыка Симеон был на обеде у полоцкого князя Константина Безрукого. Участвовал в общем застолье и княжеский тиун (судья). Константин решил поглумиться над чиновником и спросил епископа Симеона: «Скажи-ка нам, отче, где, по-твоему, окажется тиун на том свете – в раю или в аду?» «Он будет там же, где и князь», - спокойно ответил святитель. Константин стал кипятиться, доказывая, что судья, дескать, «мзду берет, продает и мучит людей», и вообще - «делает все лихое», а я, мол, князь, ничего подобного не творю.

На это Симеон разъяснял, что если князь – добрый и правду любит, то и судьей назначит человека разумного, творящего суд по закону Божьему. А, значит, и князю, и тиуну быть в раю. «Если же князь без страха Божия, не жалеет христиан, не милует сирот, не заботится о вдовицах и поставляет тиуном... человека злого, закона Божия не знающего и суда не разумеющего, только бы доход князю доставлять, а людей не щадящего..., то и князь будет в аду, и тиун с ним... Говорю вам, царям, князьям и наместникам: утешайте скорбящих, избавляйте убогих от руки сильных! А вы вместо этого даете и помогаете тем, у кого и так много золота и серебра, а не тем, кто не имеет ни пенязя. Вы подобны дождевой туче, пускающей воду над морем, а не над землею жаждущею». 

Впоследствии святитель написал на эту тему «Наставление тверского епископа Семена». Оно раскрывает христианское понимание сущности любой верховной власти: согласно епископу Симеону, земная власть возлагается на смертного человека Самим Богом. Отсюда и великая ответственность властителя перед Господом и всеми людьми. Руководитель государства исполняет волю Провидения, на нем лежит ответственность за реализацию этой высшей воли. Принимая какое-либо решение, глава страны просто обязан осознавать, что в этот момент исполняются слова, обращенные к Богу в молитве «Отче наш»: «Да будет воля Твоя, как на небе, так и на земле». 

Поэтому решения верховного правителя должны быть максимально справедливыми, а если он не может или не хочет быть честным, незлопамятным и милосердным, то обязан оставить свой пост. Чего, увы, не происходило ни при епископе Симеоне, ни позже (за редкими исключениями, например, в лице Войшелка, расставшегося с властью добровольно и тем самым подписавшего себе смертный приговор).
1.jpg
Очутившись на тверской кафедре, святитель Симеон принялся за церковное строительство. Он стал инициатором возведения Спасо-Преображенского собора в центре города. Это был первый со времен Батыева нашествия белокаменный храм новой постройки. Работы закончили к 1285 году, а строили церковь тверские мастера – в противовес сложившейся к тому времени традиции приглашать итальянских и греческих зодчих. Есть сведения, что во время строительства святитель служил в небольшом деревянном храме, специально срубленном для этого внутри возводимого собора – была на Руси такая интересная традиция.

Святитель Симеон мирно скончался 3 (16) февраля 1289 года, а в 2016-м был причислен к лику святых РПЦ. Что же касается его главного детища – Спасо-Преображенского собора в Твери – то он неоднократно перестраивался. В середине XIV века в храме были установлены медные позолоченные врата, полы выстланы майоликовой плиткой. Чуть позже купол покрыли листовым золотом, после чего церковь стала именоваться «Спас Златоверхий». Здесь находилась усыпальница тверских князей.

Великим постом 1935 года безбожные власти взорвали собор – ровно через 650 лет после его постройки. В 1937-м на образовавшейся площади установили жанровый памятник: Ленин и Сталин сидят на лавочке. Немецкие оккупанты снесли этот памятник и устроили здесь кладбище, которое было ликвидировано сразу после освобождения города. А в 1955 году на площади воздвигли помпезный бронзовый памятник Калинину на высоком гранитном постаменте. Старинные медные ворота, снятые с петель перед взрывом, поместили в Архитектурном музее в Москве.

Память святителя Симеона, которого называют и Полоцким, и Тверским, празднуется православными в день его кончины - 16 февраля по новому стилю, в Собор Белорусских святых (в нынешнем году – 7 июля) и в Собор Тверских святых (7 июля).