Наверх

Возвращая имена героям: поисковики подо Ржевом ищут останки павших во время войны советских солдат

Чтобы принять участие в экспедиции, добровольцы едут со всего бывшего Советского Союза.

Эти места под Тверью как будто специально созданы, чтобы писать тут умиротворяющие пейзажи русских просторов: берег Волги, тихий березовый лес, трава колышется на ветру. Сейчас уже и не скажешь, что 76 лет назад здесь проходило одно из самых жесточайших сражений Великой Отечественной войны - Ржевская битва.

На самом деле так называют не какой-то один бой. Ржевская битва - это общее название для четырех военных операций января 1942 - марта 1943 годов. Главная задача советской армии на данном участке было отодвинуть немцев от Москвы, до которой было всего каких-то 200 км. Стояли насмерть - и выстояли, но путем огромных потерь. Каждый клочок этой земли был залит кровью, а берег Волги превратился в одну большую братскую могилу. Сколько их, погребенных без имен и табличек на памятниках, лежит здесь, точно неизвестно. По оценкам историков, за год с лишним общие потери (включая раненых) составили более миллиона бойцов Красной Армии.
Ищут своих погибших родных

Чтобы найти останки погибших бойцов, установить их имена и похоронить, наконец, по-человечески людей, отдавших жизнь за свою страну, под Ржев уже несколько лет подряд приезжают экспедиции добровольцев. Среди них - жители всех уголков России и стран бывшего СССР. У большинства семьи, работа, свои дела и проблемы, в экспедиции они ездят за счёт отпусков или выкраивают выходные. Многие посвятили поиску десятки лет - начиналось все со студенческого интереса, а потом стало важной частью всей жизни.
2.jpg



 - Я сам в поиске с юности, уже 30 лет, - говорит руководитель департамента поисковой и реконструкторской работы Российского военно-исторического общества (РВИО) и начальник экспедиции Сергей Баринов. - Кто приезжает? Неравнодушные люди, которые понимают, что погибших здесь нужно найти и похоронить достойно. У кого-то без вести пропали деды в здешних местах. У меня, кстати, тоже, и я надеюсь найти его останки.

Белорус Виталий Яковец “на вахте”, как называют поисковики свои экспедиции, в этом году был впервые. Приехал из Пинска, что в Брестской области.

 - Конечно, очень впечатлило все, - говорит Виталий Яковец. - Нашел медальон бойца, который удалось расшифровать. Этот солдат ушел на фронт из-под Читы, был в списке без вести пропавших, а теперь понятно, что с ним произошло, его судьба благодаря поисковикам известна.
3.jpg



Перебирая каждую крупинку земли

В районе деревни Кокошкино РВИО организует уже третью экспедицию. Две предыдущие проходили в мае, а нынешнюю решили провести в начале сентября. На этот раз на “вахту” заступили около 500 человек. До начала работы изучали архивы, аэрофотосъемку местности, карты. Для поисковиков разбивают оборудованный палаточный лагерь. Дисциплина там, как в армии: подъем в 7 утра, в 9 едут на место боёв, на ночевку возвращаются уже около семи вечера.

Перебрать нужно буквально каждую крупинку земли - ведь ищут не только останки, важно ещё и установить личность погибшего. Сделать это можно по подписям на вещах бойца: имена выцарапывали на ложках, котелках, ну и конечно, были личные сведения в нательных медальонах. В этом году таких удалось обнаружить 33, 12 из них уже прочитано.

Всего за две сентябрьские недели поисковики обнаружили останки 241 бойца. Большинство из погибших - молодые люди, по состоянию костей это можно установить достаточно легко. Толком не успевшие не то что пожить, но и повоевать солдаты, чьи жизни оборвались в ржевских болотах, когда до Победы было ещё очень далеко.
1.jpg

Расшифровка записей в медальоне - это шанс выйти на родных бойца. Участие в чтении полуистлевших строк принимают высококвалифицированные специалисты, они специально приезжают в палаточный лагерь для исследований прямо на месте. Иногда поиски родственников затягиваются на год, а, бывает, что проходят в считанные дни. Ищут по региональным поисковым организациям, через группы в соцсетях, архивы. К примеру, в этом году поисковики связались с родственниками пропавшего в 1942 году рядового санитара из Смоленска Ивана Михалёва. Благодаря хорошо сохранившейся записке в медальоне, узнать, где сейчас живут внуки красноармейца, удалось практически после одного звонка. 76 лет семья не знала о нем ничего - теперь же Иван Михалев будет похоронен в родной земле.
3.jpg

Что чувствуют родственники тех, кто возвращается с фронта спустя 70 с лишним лет?

 - Конечно, первая реакция - шок и удивление, - говорит Сергей Баринов. -  Потом наступает радость, ведь это память родного человека, возможность прийти на его могилу, поклониться ему. Часто встречаем и равнодушие. Был случай: позвонили родным сообщить, что обнаружили останки их бойца. А они говорят: спасибо, а что нам теперь из-за этого будет, какая-то компенсация? Мы удивились, но объясняем: компенсации никакой, конечно, не будет, мы вам его привезём и захороним с почестями, примите? А они и говорят: нам везти не надо, хороните сами как хотите. Не знаю, сколько лет этим родным, что это за поколение, в лицо их не видел. Да и не хочу, если честно, как-то нет желания общаться. Я думаю, что у людей, которые забывают о своем прошлом, нет будущего.
2.jpg

Александра Егорова

Фото Вадима Шерстеникина