Наверх

Вода, соль и ивовые лозы

В августе исполнилось 60 лет белорусскому городу Солигорску, одним из основателей которого был знаменитый гидрогеолог, академик Герасим Богомолов. О нём нам рассказал сын учёного, председатель Российского союза гидрогеологов «Росгидрогео» Юрий Богомолов

Вода на мельницу социализма

Герасим Васильевич родился в 1905 году в деревне Слизнево на Сычёвско-Вяземской возвышенности, рядом с истоком Днепра, в бедной крестьянской семье. За жизнь он сделал много: нашёл под Минском месторождения калийных солей, первую белорусскую нефть, за что получил Сталинскую премию и Госпремию БССР. Но больше всего гордился, как он говорил, «водичкой», которую открыл на безлесном берегу реки Свислочи в Минске, недалеко от булыжной мостовой Захарьевской улицы в далеком 1929 году. 

В мае 1928 года начались поиски новых источников водоснабжения для Минска из девонских и ледниковых отложений. В изыскательской партии, состоявшей из 10 человек, старшим гидрогеологом был вчерашний студент Московской горной академии им. тов. Сталина Герасим Богомолов. В программу партии входило бурение гидрогеологических поисковых скважин глубиной 80-180 м в окрестностях Минска, у деревень Новинки, Петровщина, Степянка, Дражня, проведение геологических исследований четвертичных отложений, а также бурение скважины с проектной глубиной 400 м – № 4 «Эльвода», в пойме реки Свислочи. Герасим Богомолов и буровая бригада тогда расположились в деревне Сенницы под Минском, откуда больше года ходили по центральной Захарьевской улице города на берег Свислочи для бурения скважины № 4. Её проходка была завершена в 1929 году. На глубине 353,8 метра молодой гидрогеолог наткнулся на уникальный по своим свойствам подземный источник природной минеральной воды, имеющий сегодня статус охраняемого. В то время эта была самая глубокая скважина в западных районах СССР.
1.jpg

Позже место, где была пробурена скважина, вошло в парк им. Горького, а скважина № 4 «Эльвода» стала называться «Минская-4». Захарьевская улица превратилась в современный центральный проспект Независимости, успев за это время побывать и проспектом Ленина, и Сталина, и Франциска Скорины.
В 2014 году на месте Минской опорной скважины был воздвигнут монумент, посвященный открытию минеральной воды «Минская-4», и её первооткрывателю, видному отечественному гидрогеологу академику Герасиму Васильевичу Богомолову. 

Лоза преткновения

В начале 1940-х годов известный грузинский скульптор Георгий Иосифович Кевхишвили обратился к Сталину с просьбой провести исследования биолокационного эффекта, проще говоря – лозоходства, для его использования в народном хозяйстве. Георгий Иосифович был успешным лозоходом и страстным пропагандистом этого метода, который до сих пор официальной наукой не признан. Вопрос был поручен Клименту Ворошилову, тогда – заместителю председателя Совета народных комиссаров, а тот переадресовал его профессору Богомолову, к тому времени уже директору  ВСЕГИНГЕО (Всероссийский научно-исследовательский институт гидрогеологии и инженерной геологии). Тема по изучению биолокационного эффекта при поисках подземных вод была поставлена во ВСЕГИНГЕО, и уже вскоре отец владел им в совершенстве.
2.jpg

Когда Великая Отечественная война была в самом разгаре, на бокситовом месторождении «Красная шапочка» на Урале произошло затопление шахты, погибло много шахтёров. Разработка бокситового месторождения для получения глинозёма была приостановлена, хотя заводам для выпуска самолетов алюминий был крайне необходим. Для руководства шахты дело запахло трибуналом. Правительственную комиссию по расследованию катастрофы возглавил директор ВСЕГИНГЕО профессор Богомолов. Здесь он также использовал свои способности «лозоходца». Обойдя с «волшебной лозой» зону прорыва подземных вод и убедившись, что при разработке месторождения была вскрыта карстовая полость, заполненная подземными водами, Герасим Васильевич направил докладную записку в Совет Министров СССР о том, что вины руководства шахты в аварии нет. Этим профессор Богомолов спас многих людей от неминуемой расправы по закону военного времени, подставив на суд  руководства не только свою репутацию учёного, но и собственную жизнь, поскольку метод биолокации не был признан и любой недоброжелатель мог обвинить директора ВСЕГИНГЕО во вредительстве.

Один из главных поборников биолокации в СССР Николай Сочеванов писал в воспоминаниях: «Шла военная весна 1944 года, когда в Магадан, где я работал, пришло телеграфное приглашение вылететь в Москву на Вторую Всесоюзную геофизическую конференцию, где и произошло мое знакомство с Герасимом Васильевичем. Шли заседания, выступали специалисты с новинками в различных геофизических методах и методиках. Вдруг на трибуне появился полковник, оказавшийся профессором Богомоловым, который обратился к собравшимся ученым с большой просьбой создать прибор для быстрого обнаружения подземных вод. Наши войска уже вышли тогда за пределы СССР. Часть колодцев на освобожденной территории была взорвана, часть отравлена. Поэтому возникла острая нужда в питьевой и технической воде для аэродромов и танкодромов. Герасим Васильевич объяснил, что ему для поиска воды приходится прибегать к помощи солдат, которых он научил пользоваться для поиска воды раздвоенной веткой, так называемой лозой. Последняя зажимается в двух руках и, при подходе «лозоходца» к границе подземного водного горизонта, отклоняется. Я, как и остальные делегаты конференции, тогда впервые услышал об этом феномене. Последующие встречи с Герасимом Васильевичем, который блестяще владел этим приемом поиска воды, позволили мне и нескольким геологам освоить своеобразный древний способ поисков, называвшийся «лозоходством». 
3.jpg
Я сам много раз видел, как отец работал с лозой. В его руках эта палочка двигалась, кивала, крутилась. Герасим Васильевич был ученым, он понимал, что, поскольку научного обоснования этого метода не существует, его и не следует афишировать. Но постоянно им пользовался. Это сейчас операторы биолокации делают специальные рамки, отец же просто брал в руки веточки орешника, ольхи, осины, ивы и делал нечто похожее на рогатку. Многих ученых он вводил в шок. Однажды за обедом с известным математиком академиком Андреем Николаевичем Тихоновым Герасим Васильевич рассказал об этом методе. Тихонов стал утверждать, что такого быть не может. Тогда Герасим Васильевич при нем срезал лозу и показал ее действие. Андрей Николаевич долго смотрел ему в глаза, потом на эту палочку. И ушел очень сильно задумавшимся. 

Священная война

Хорошо помню первую бомбёжку в Москве, хотя мне было всего полтора года и мама долго меня убеждала, что я её помнить не могу. А я помню, как грохотали взрывы и как меня несли в бомбоубежище. Для того, чтобы доказать маме, что не выдумываю, я, уже будучи взрослым, взял такси, и отвёз её к тому дому, где это убежище располагалось, только тогда она мне поверила.

Нашу семью уже в первые месяцы войны эвакуировали в Новосибирск, а отец остался в Москве. Наша квартира во 2-ом Спасоналивковском переулке вместе с обширной библиотекой на иностранных языках была уничтожена при бомбежке уже в ноябре 1941 года, и Герасиму Васильевичу долгое время пришлось жить в военном общежитии. Отец был тогда полковником инженерных войск и занимал должность заместителя начальника тыла Красной армии. В начале 1942 года он был назначен заведующим кафедрой гидрогеологии и инженерной геологии Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова. Параллельно занимался эвакуацией различных предприятий, организацией отряда самообороны и непосредственно руководил военно-инженерными гидрогеологическими отрядами СПЕЦГЕО. ВСЕГИНГЕО эвакуирован не был, но сократил кадровый состав до минимального. Институту было поручено выявлять источники водоснабжения в районах передислокации промышленных предприятий. Кроме того, гидрогеологи приступили к совершенно новым работам по электрохимическому закреплению торфянистых грунтов для возведения на них специальных сооружений военного времени. В почву вводили жидкое стекло, хлористый кальций, цементный раствор и битумные эмульсии, после чего её несущая способность увеличивалась в 3 - 5 раз. В кратчайшие сроки был разработан и успешно внедрен метод искусственного закрепления грунтов при строительстве аэродромов. За эти исследования директор института Богомолов и несколько его сотрудников в 1947 году были удостоены Сталинской премии.
1.jpg

Здесь будет город-соль

В мае 1958 года Герасим Васильевич года убедил первого секретаря ЦК КПБ Мазурова начать рядом с посёлком Старобин, недалеко от которого им было найдено крупное месторождение калийных солей, строительство комбината. По рекомендации Герасима Васильевича из Смоленской области сюда приехали 29 опытных проходчиков, которые вместе с коллегами из Новомосковска и Донбасса приступили к проходке ствола шахты. А 10 августа около деревни Чижевки был заложен первый камень нового города. Чуть больше года он назывался Ново-Старобинск, но так как взаимоисключающие «ново» и «старо» воспринимались, мягко говоря, с улыбкой, в декабре 1959 новорождённый город получил новое имя – Солигорск.

Сегодня это второй по численности населения город Минской области, здесь проживает более 100 тыс. человек и производится шестая часть калийных удобрений всей планеты. В соляных шахтах Первого рудоуправления оборудована уникальная спелеолечебница, где получают эффективное лечение больные бронхиальной астмой и аллергическими заболеваниями. А одна из улиц города в 1981 году была названа именем академика Богомолова.

Память 

К столетию со дня рождения Герасима Васильевича в 2005 году было устроено грандиозное мероприятие, которого я даже не ожидал. Посвящённая наследию отца специальная большая международная конференция «Проблемы водных ресурсов, геотермии и геоэкологии», на которую съехалось около 400 ученых из самых разных стран мира, одновременно шла в трёх городах: Москве, Минске и Солигорске. Президент Республики Беларусь Александр Лукашенко прислал участникам конференции правительственную телеграмму, в которой написал: «От всей души поздравляю Вас, представителей белорусского, российского и советского научного сообщества со знаменательной датой – 100-летием знаменитого учёного Герасима Васильевича Богомолова.

Личность академика Г.В. Богомолова – яркий пример настоящего научного подвига. Уроженец России, он много лет плодотворно работал и на родине, и в Беларуси. Тем более символично, что ваша конференция проходит при поддержке правительств Беларуси, России и Союзного государства.

 Г.В. Богомолов внёс огромный вклад в развитие геологии, гидрогеологии и экологии. С его именем связаны создание национальной геотермической школы, открытие в нашей республике месторождений калийных солей и нефти, разведка и эксплуатация подземных вод. Именно эти направления геологии и связанные с ними вопросы экологической безопасности составляют основную проблематику вашего форума.

Надеюсь, что конференция, посвящённая юбилею Герасима Васильевича Богомолова, будет содействовать расширению сотрудничества исследователей самых разных краёв. Желаю всем участникам конференции крепкого здоровья, счастья и дальнейшей плодотворной деятельности».

 Аналогичную телеграмму прислал и Председатель правительства Российской Федерации Михаил Фрадков. Все было настолько серьёзно и даже фундаментально, что вице-президент РАН академик Николай Лавёров с такой шутливой укоризной сказал мне: «Ну, ты даёшь, мы даже Нобелевским лауреатам такое столетие не устраиваем!» А я говорю: «Я тут почти ничего не делал, это всё Лукашенко!» Действительно, идея проведения такого масштабного мероприятия принадлежала Александру Григорьевичу, который, видимо, таким образом хотел отблагодарить человека, так много сделавшего для Беларуси.

Подготовил Валерий ЧУМАКОВ

О том, как Герасим Васильевич Богомолов учился лозоходству, как его задержали «за шпионаж», о его встречах со Сталиным и Косыгиным читайте в журнале «Союзное государство», № 8-9 за 2018 год