Уважаемые посетители официального сайта Постоянного Комитета, мы перезапустили наш сайт и обновили его дизайн.
Приносим извинения за возможные неполадки, которые могут сопровождать процесс перезапуска.
Наверх

Как «светлейший» стал святым

24 августа весь православный мир празднует день памяти великого белорусского святого – преподобного князя-инока Федора Острожского. Вклад этого человека в дело становления и просвещения православной Беларуси неоценим и неподвластен времени, хотя жил этот защитник народа, строитель и монах более пяти веков назад.


Наверное, каждый верующий христианин, услышав, что где-то проживает святой человек, представляет себе скромного труженика, приветливого со всеми, и особенно – с теми, кто попал в беду. Такой образ святости издавна принят в православном сообществе. Не очень-то ассоциируется понятие «святой человек» с личностями богачей, чиновников, властителей – то есть тех, кого в старину именовали «князьями». Хотя, если покопаться в этимологии, то выяснится, что слово «богатый» происходит от слова «Бог», а обращение «светлейший князь» и «ваша светлость» несут в себе намек на свет, святость. А уж воплотится ли сей «намек» в реальные дела – это зависит от самого обладателя титулов и поместий, от того, как он ими распорядится в этой быстротечной жизни.

«Его светлость» князь Федор Острожский (ок. 1360 – 1446?) – наглядный пример того, как смертный человек может по-божески прожить свою жизнь, родившись в княжеском звании и будучи наследником большого состояния. Судьба отмерила Федору Даниловичу долгий век – согласно мнению авторитетнейшего русского историка С.М.Соловьева, князь-инок умер не в 1446-м, а в 1483 году, перешагнув, таким образом, за 120-летний рубеж. Возможно ли такое? Трудно сказать. Во всяком случае, дата рождения основателя династии князей Острожских более-менее точно установлена, поскольку Федор Данилович упоминается в летописи как муж великовозрастный, имеющий детей уже в 1386 году – тогда польский король Ягайло и литовский князь Витовт утвердили за ним наследственное владение – Острожский округ, даровав тем самым Федору Даниловичу и его отпрыскам титул и фамилию Острожских князей. Они завладели землями бывшего Турово-Пинского княжества, поскольку и сами происходили от князей Туровских и Пинских – корни Острожской династии восходят к Владимиру Святому, Крестителю Руси, и его внуку Святополку (Михаилу) Туровскому.   

Скажем сразу: династия Острожских, основанная Федором Даниловичем – редкий пример единодушного и неуклонного служения всех членов фамилии своему Отечеству и православию. Все без исключения князья Острожские остались в истории со знаком «плюс», ни один не запятнал этого уважаемого в народе имени.

Ревнители православия

Прославились добрыми делами на белорусской и литовской земле славные отпрыски Федора Даниловича: его сын Василий («Красный»), умело управлявший владениями и строивший храмы; внук Иван, доблестно сражавшийся против крымских татар; правнук Михаил, ставший «маршалком» волынского округа и отразивший немало набегов степняков… Более чем в шестидесяти битвах с инородцами и иноверцами одержал победы Константин Острожский (1460 – 1530), праправнук святого Федора: сей князь стал гетманом Великого княжества Литовского, высшим сановником ВКЛ; женившись на слуцкой княжне Александре, получил огромные наделы на территории современной центральной Беларуси, после чего простые люди стали жить куда вольготнее, избавившись от прежней тирании заимодавцев.

Князь Константин остался в истории как поборник и защитник православия от посягательств папского престола, попечитель и устроитель храмов, монастырей, библиотек и школ. Спустя века, в 1862 году, Константин Острожский был увековечен в барельефе на памятнике «1000-летие России» в Новгороде Великом.

Сын его Илья продолжил великие дела своего отца, а второй сын, Константин, особенно прославился своей просветительской деятельностью. Будучи воеводой Киевским, он всячески поддерживал православные братства Великого княжества Литовского, основал школы в Слуцке, Турове, Владимире-Волынском. В Остроге, где располагался родовой княжеский замок, Константин Константинович основал, помимо школы, еще и типографию, где после вынужденного отъезда из Москвы подвизались первопечатники Иван Федоров и Петр Мстиславец; здесь «словолитцы» (так именовали в старину типографов) издали знаменитую «Острожскую Библию», самую первую полную Библию на церковнославянском языке. Высоко ценя Ивана Федорова, Константин Константинович назначил его управляющим Дерманского монастыря, где также появилась типография. Интересно и то, что в начале XVII века к этому просвещенному владыке бежал и Григорий Отрепьев, назвавшийся царевичем Дмитрием, сыном Ивана Грозного – знал самозванец, где встретит гуманное отношение к своей участи беглеца. Князь милостиво беседовал с будущим царем Лжедмитрием I, подарил ему «Книгу о постничестве» Василия Великого, отпечатанную в Острожской типографии Петром Мстиславцем в 1594 году. Подарок, что называется, с намеком: дескать, скромнее надо быть, коли принял иноческий постриг (Отрепьев к тому времени уже был монахом Чудова монастыря).

Скромный рыцарь

Просветительский вклад Константина Константиновича по достоинству был оценен потомками: по инициативе Свято-Духова православного братства в Вильно в 1913 году был освящен храм-памятник к 300-летию К. К. Острожского. На мемориальной доске золотыми буквами написано: «В память ревнителя и защитника православной народности». А спустя век, 12 мая 2008 года, на территории Брестской крепости рядом со Свято-Николаевским гарнизонным собором в честь князя К.К.Острожского был установлен памятный крест.

Ну а святому основателю династии князей Острожских – преподобному Федору Даниловичу – выпала жизнь трудная, даже, можно сказать, суровая. По свидетельствам современников, первый князь Острожский в своем быту мало чем отличался от рядового рыцаря, а, пожалуй, что и монаха. Да и, прямо сказать, не до пиров было Федору Даниловичу. На полученных им землях, вопреки замыслу полькой короны, князь развернул строительство отнюдь не католических, а православных приходов, церквей, братств. И, надо сказать, в Варшаве и Вильно достаточно быстро смирились с непреклонным характером Федора Даниловича. Тем более, что князь Острожский оказал королю Ягайло и князю Витовту неоценимую помощь в ходе знаменитой Грюнвальдской битвы (1410 год). Тогда против мощного Тевтонского ордена в составе объединенных сил Польши и Великого княжества Литовского выступили белорусские князья: Симеон Мстиславский, Сигизмунд Мозырский и Новогрудский, а также – Федор Острожский. Великое сражение закончилось полным разгромом тевтонской орды.

Сменил кольчугу на черную мантию

Будучи принципиальным противником папства и его продвижения на восток, православный князь Федор Данилович в 1422 году поддержал движение гуситов в борьбе с германской империей, именовавшейся тогда «Священной Римской». Он и его войска сражались в одном строю с повстанцами Яна Гуса. Целью святого князя было, конечно же, не укрепление протестантизма в Европе, а ослабление напора католичества, катком надвигавшегося на белорусские земли. И, надо полагать, в то время в Белой Руси представлялось разумным отвлечь от себя внимание Рима, приостановить его экспансию на восток.

Конфликт Острожского с Варшавой все-таки произошел: в 1432 году состарившийся Федор Данилович идет на прямые военные столкновения с польскими войсками. Цель – оградить законом свободу православия на Волынских землях и в Беларуси. Одержав несколько убедительных побед, князь Острожский добился принятия такого закона польским королем Ягайло (Ягелло). Однако вскоре младший брат короля, князь Свидригайло, смертельно боявшийся опасного соперника – острожского князя Федора, заключил борца за православие в тюрьму. Но… Народ, прознав о таком злодеянии, поднял мятеж, и князя пришлось освободить. Свидригайло поспешил замириться с Федором Даниловичем, тот простил его, предложив союз против поляков, и в дальнейшем два князя успешно противостояли Польше в борьбе за независимость Великого княжества Литовского.    

Впоследствии Федор Данилович еще не раз брался за меч, отражая набеги крымских татар на белорусские и волынские земли, а приблизительно в 1441 году решил упокоиться от дел мирских. Куда пойти на иноческое житие? Видимо, этим вопросом князь начал задаваться еще в молодости, и теперь, на склоне лет, уже знал, где окончит в молитве свои земные дни. Его выбор - Киево-Печерская лавра, колыбель русского монашества. Раздав изрядную долю своей казны бедным, а также – на благо православных приходов, князь удалился в келью, что в Дальних (Феодосиевых) пещерах знаменитой обители. Здесь он принял монашеский постриг с именем святого покровителя лавры – Феодосия, и мирно отошел ко Господу в весьма и весьма преклонном возрасте – по одним данным, в 1446-м, по другим – уже во второй половине XV века.

Посмертная судьба князя-инока – это история его прославления и почитания. По разным сведениям, князь Федор Острожский был канонизирован в конце XVI – начале XVII века. А в 2002 году преподобный Федор (Феодосий) был причислен к лику святых угодников Божиих в Соборе Белорусских святых. Его память совершается 24 августа, 10 сентября и во второе воскресенье Великого поста.

Храм, посвященный преподобному Федору Острожскому, появился в Доме межцерковного общения «Кинония» в начале нынешнего века (поселок Колодищи Минского района). 

Александр Аннин

.