Курсы валют на 24.09.2017
RUR
BYN
29.79
USD
57.65
EUR
69.07
CNY
87.45
BYN
RUR (100)
3.36
USD
1.94
EUR
2.32
CNY
2.94
Страницы истории

04.07.2017 Память степных ветров

Во время своего официального визита в Казахстан в начале лета Президент Республики Беларусь Александр Лукашенко передал Президенту Казахстана Нурсултану Назарбаеву копии архивных документов, выявленных органами госбезопасности Беларуси, в отношении осужденных в БССР в конце 1930-х годов по политическим мотивам и этапированных в лагерь на территории Казахстана женщин.

Документы предназначены для Музейно-мемориального комплекса памяти жертв политических репрессий и тоталитаризма, который расположен на месте крупнейшего советского женского лагеря — Акмолинского спецотделения Карлага НКВД СССР, более известного как «Акмолинский лагерь жен изменников Родины». Сокращенно – «А.Л.Ж.И.Р.» Пески, непрерывные степные ветры, голод и холод бараков, ежедневные похороны умерших за ночь женщин и детей – вот что такое «АЛЖИР» – один из самых страшных и бесчеловечных островов ГУЛАГа.

Вручая документы Президенту Казахстана, Александр Лукашенко сказал: «Знаю, что вы человек, приверженный исторической правде, сколько вы сделали для создания музея на месте Акмолинского лагеря жен изменников Родины».

Глава белорусского государства рассказал, что когда узнал о создании музейно-исторического комплекса на месте бывшего женского и детского лагеря недалеко от Астаны, то поручил КГБ Беларуси найти и изучить архивные материалы. Ведь в «АЛЖИР» сгоняли людей из разных мест СССР. «Мы нашли интересные материалы. Думаю, они послужат основанием нашей белорусской выставки в этом музее», - особо подчеркнул Александр Лукашенко.


По его словам, передаваемые документы — копии дел в отношении жен белорусских писателей, письма родственников репрессированных женщин. Среди них, к примеру, и теща народного поэта Беларуси Петруся Бровки.

Президент Казахстана с благодарностью принял переданные документы. Он рассказал, что в экспозиции музея на месте лагеря попытались воссоздать существовавшие во времена сталинских репрессий условия быта и содержания заключенных женщин и детей. «Там просто в пытках гибли люди. Нельзя забывать это!», — подчеркнул Нурсултан Назарбаев.

Изображение122 011.jpg

Приказ НКВД СССР от 15 августа 1937 года (скоро исполняется 80 лет!) положил начало массовым репрессиям против “ЧСИР” – членов семей изменников Родины. Этот документ дал право без доказательства вины арестовывать и направлять в лагеря в первую очередь женщин – попросту говоря, жен тех, кого объявили врагами народа. В короткие сроки (буквально в течение нескольких месяцев) были арестованы и осуждены на 5-8 лет лагерей практически все жены «изменников Родины».

Именно для них и был образован «АЛЖИР». Если у осужденной имелся грудной ребенок, то его отправляли в степной ад вместе с матерью. Первая партия женщин с детьми от одного до трех лет прибыла в Акмолинск 6 января 1938 года. Всего через «АЛЖИР» прошло за полтора десятка лет свыше восемнадцати тысяч женщин (не считая малышей). Некоторых отпускали досрочно, в ссылку, после получения всех необходимых показаний. А около 8 тысяч женщин отбыли срок от звонка до звонка.

АЛЖИР тұтқындарын балаларынан айыру.jpg

Экспонаты Музейно-мемориального комплекса жертв политических репрессий и тоталитаризма «АЛЖИР», фото: museum-alzhir.kz

В основном это были жены известных государственных, политических и общественных деятелей: жена расстрелянного деятеля Коминтерна Азиза Рыскулова, певица Лидия Русланова, писательница Галина Серебрякова; женщины из семьи расстрелянного маршала Тухачевского, жены репрессированных писателей Бориса Пильняка, Юрия Трифонова, Евгения Лурье… И еще - матери Булата Окуджавы и Майи Плисецкой...

Отстраивали и обустраивали это место сами узницы. Лагерь состоял из нескольких саманных бараков, четырех вышек и колючей проволоки. В течение января и февраля 1938-го заключенные начали поступать непрерывным этапом, мест не хватало.  И вновь прибывшие сами строили себе бараки в пургу и метель. Для отопления хлипких бараков женщины косили камыш, который в течение двух зим являлся основным видом топлива. Дневальные сутками подкладывали камыш в печь, но он давал так мало тепла, что температура в бараках не превышала 6-8 градусов.

Заметим в скобках, что свое начало спецпоселок №26, ставший впоследствии «АЛЖИРОМ», берет в 1932 году, когда сюда прибыли несколько раскулаченных спецпереселенцев из Белоруссии. Вот типичная судьба несчастной спецпереселенки: Акилина Степановна Дубовская, родилась в Старобельском районе Минской области в крестьянской семье, работала в индивидуальном хозяйстве… Осуждена по ст. 58-10 на 10 лет лагерей, срок отбывала в «АЛЖИРе».

Потом большинство «раскулаченных» расселили по другим местам, а здесь появился самый страшный в социалистическом государстве женский концлагерь.

IMG_2205.jpg

Экспонаты Музейно-мемориального комплекса жертв политических репрессий и тоталитаризма «АЛЖИР», фото: museum-alzhir.kz

Вкалывать в невыносимых условиях на самой изматывающей работе приходилось не только совсем молоденьким девушкам, еще не получившим профессию, но и тем женщинам, у которых было гуманитарное, музыкальное и иное образование. Оно оказалось никому не нужным.

Читаешь воспоминания «алжирок» (так бывшие узницы казахстанской степи называют себя сами)… Как мало требовалось этим забитым и замученным женщинам для радости, для поддержания в себе желания жить! Мария Анцис пишет, как женщин везли в товарном вагоне неизвестно куда, и вдруг конвоир Ваня передал им в мешке немного картошки, а еще там был школьный учебник… Они стали разглядывать его, и на карте Средней Азии увидели галочку напротив того места, куда их везут… Женщины были так благодарны Ване за то, что избавил их от гнетущей неизвестности! Мария Анцис вспоминает: «Как хотелось нам обнять молодого конвоира, как хотелось ему сказать материнское спасибо. И эта теплота в поступке конвоира нам подсказала, что о нас помнят, что нас не все считают «врагами народа». И это облегчало наше горе».

Весной выживших и до конца не превратившихся в инвалидов женщин заставили высаживать сад. Сейчас от того сада и огорода, с которых кормились узницы, уже ничего не осталось. Только память людская доносит жуткие подробности этого «садоводства» - яблоки ценой собственной жизни.

Бывшая узница лагеря Минтай Даукенова рассказывает, что когда женщины посадили 600 яблоневых саженцев, зайцы начали грызть их кору. Руководство лагеря тогда распорядилось: если пропадет хоть один саженец, то начнут расстреливать заключенных. И женщины решили делиться хлебом с зайцами. Возле каждого саженца они оставляли кусочки хлеба. Зайцы съедали эти крошки, не трогая кору высаженных деревьев. К весне яблоневый сад был сохранен.

Бывшая заключенная «АЛЖИРА» Гертруда Платайс рассказала сотрудникам мемориала об отношении местных жителей-казахов к «алжирцам». Однажды зимним утром женщины-узницы несли с озера Жаланаш охапки камышей для обогрева. И тут на берегу озера появились старики и дети, которые по команде старших начали бросать в женщин камни. Конвоиры хохотали: мол, видите, вас нигде не любят, контры! Было очень обидно…

Но вот одна женщина споткнулась, упала и почувствовала запах сыра. Она взяла кусочек и положила в рот – так и есть, овечий сыр! Незаметно для конвоиров женщины, словно спотыкаясь, собирали эти шарики высушенного на солнце творога. Многих это спасло от голодной смерти.

Самых добрых воспоминаний и слов благодарности заслуживает Сергей Васильевич Баринов, который совсем недолго, каких-то два предвоенных года, был начальником «АЛЖИРА». Все, что мог, делал этот сердечный человек для облегчения жизни узниц. А потом… С наступлением войны и уходом Баринова в «АЛЖИРе» начались расстрелы. Особенно обильным на казни был 1942 – тогда было расстреляно около 50 женщин.

Лагерь ликвидировали в начале 50-х. А с 2007 года здесь, посреди степи – музейно-мемориальный комплекс.

Александр Аннин

фото: museum-alzhir.kz

 

Яндекс.Метрика