Курсы валют на 27.04.2017
RUR
BYN
30.42
USD
56.97
EUR
62.17
CNY
82.66
BYN
RUR (100)
3.29
USD
1.87
EUR
2.04
CNY
2.72
Страницы истории

18.01.2017 Челюскинская эпопея: подвиг, который нельзя отменить

В самом центре Минска, на проспекте Независимости, рядом со станцией метро «Парк Челюскинцев», раскинулся городской Парк имени легендарных покорителей Севера – экипажа ледокольного парохода «Челюскин» и членов научной экспедиции О.Ю.Шмидта, а также их спасателей - героев-летчиков. В Беларуси чтут подвиг советских полярников, ведь возглавлял тот поход сквозь льды их земляк, уроженец Белой Руси.

ПОСЛЕДОВАТЕЛЬ БЕЛОРУСА ИВАНА ЧЕРСКОГО

Парк имени Челюскинцев по праву считается одной из главных достопримечательностей Минска. Это место отдыха жителей столицы Беларуси имеет статус историко-культурной ценности –как памятник истории и ландшафтной архитектуры. Когда-то этим местом (входившим в имение Большая Слепня) владели знаменитые белорусские князья Радзивиллы, потом – знатная династия Ваньковичей.

Парк в 1955 году был частично превращен в мемориал – в его северо-восточной части появилась скульптура женщины в скорби. Здесь захоронено свыше 10 тысяч советских военнопленных, подпольщиков и просто мирных жителей, расстрелянных фашистскими оккупантами.

А в самом парке, поодаль от мемориала – аттракционы, тенистые аллеи… Здесь высажены в различное время свыше 22 тысяч ценных и декоративных деревьев, как хвойных, так и лиственных.

Но не только в Минске есть наименования, увековечивающие память героев-челюскинцев. В Могилеве одна из главных улиц именуется улицей Челюскинцев, а к ней примыкает проспект Шмидта, названный так в честь руководителя той полярной экспедиции. Ведь именно здесь, в Могилеве, в 1891 году родился Отто Юльевич Шмидт – будущий советский математик, географ, геофизик и астроном, покоритель Памира и заполярных широт, академик АН СССР и Герой Советского Союза. Шмидт провел в Могилеве детство и отрочество, учился здесь в мужской гимназии (ныне – гимназия №3 города Могилева).

Удивительное совпадение: О.Ю.Шмидт появился на свет буквально за несколько месяцев до трагической гибели другого великого уроженца белорусской земли, крупнейшего исследователя Сибири и Заполярья Ивана Дементьевича Черского. И теперь поселки городского типа, названные именами этих самоотверженных людей, расположены неподалеку друг от друга, практически – на одной широте: поселок Черский на крайнем северо-востоке Якутии, почти в самом устье Колымы, и поселок Мыс Шмидта на Чукотке, на берегу «Студеного моря», как наши далекие предки называли Северный Ледовитый океан.  

Впрочем, вряд ли можно в полной мере назвать это простым совпадением. Ведь О.Ю.Шмидт, безусловно, был учеником и продолжателем дела Ивана Черского, который мечтал о том, чтобы преодолевать Северный Морской путь – от Мурманска до Владивостока – за одну короткую полярную навигацию.

Именно этому была посвящена жизнь и деятельность Отто Юльевича Шмидта.

Как исследователь труднодоступных для человека районов Отто Шмидт впервые прославился в 1928-м, во время первой в истории советско-германской экспедиции на Памир. Целью экспедиции было изучение и восхождение на наиболее высокие вершины Западного Памира. И тогда альпинисты, в числе которых был О.Ю.Шмидт, достигли существенных результатов.

И Шмидту доверили более серьезные, ответственные задачи. В 1929-1934 годах он руководил знаменитыми арктическими экспедициями на ледокольных пароходах «Седов», «Сибиряков» и «Челюскин». И на судне «Георгий Седов» вместе с его капитаном Владимиром Ивановичем Ворониным, ровесником и другом Отто Юльевича, цель полярной экспедиции под командованием Шмидта была «почти» достигнута. Но… Льды не пустили корабль дальше архипелага Северная Земля. Так советские полярники впервые столкнулись с неумолимой силой арктической природы. Но Шмидт и его товарищи открыли новые острова, новые земли и нанесли их на карту, водрузив над ледяными просторами флаг своей страны.

На ледокольном пароходе «Александр Сибиряков» Шмидт вплотную приблизился к осуществлению своей мечты. И снова – вместе с капитаном В.И.Ворониным. Впервые в истории за одну летнюю арктическую навигацию корабль прошел путь от Белого (Архангельск) до Берингова моря. Осталась небольшая неудовлетворенность результатом, ведь вышедший из строя и потерявший свой собственный ход, начавший дрейфовать еще в Чукотском море «Сибиряков» конец пути проделал на буксире (от Берингова пролива до Петропавловска-Камчатского).

Надо было заканчивать начатое, окончательно «торить дорогу» советским кораблям по Севморпути. Для этого уже в 1933 году была организована экспедиция под командованием академика Шмидта и капитана Воронина на куда более крупном и мощном судне – «Челюскине».   

… И тогда, и сейчас некоторые считали и считают, что пароход ледокольного типа «Челюскин», раздавленный льдами и затонувший в начале 1934 года в Чукотском море, был изначально обречен. Такие мистические предчувствия тревожили некоторых из «посвященных» задолго до отплытия судна из Мурманска во Владивосток по Северному морскому пути.

ПРОКЛЯТИЕ ДВУХ ВЕКОВ?..

Ныне почему-то мало кто вспоминает о том человеке, в честь которого был назван знаменитый пароход «Челюскин». А вот его капитан В.И.Воронин и начальник полярной экспедиции О.Ю.Шмидт в 1933-34 годах хорошо знали и частенько вспоминали загадочную судьбу Семена Ивановича Челюскина – реального человека, ставшего пароходом. Судьбу, которая обошлась с ним до крайности несправедливо и жестоко. Моряки, особенно – полярные, народ суеверный. А что поделать - в таких нечеловеческих условиях поневоле будешь придавать значение всякой чертовщине, мистике… И потому, когда пароход под названием «Лена», сошедший со стапелей датской верфи в Копенгагене, внезапно был переименован в «Челюскин», знающие люди переглядывались, а кое-кто и крестился украдкой. Ибо – как корабль назовешь, так он и поплывет…

Семен Иванович Челюскин (1700 – 1766 гг.), уроженец города Белева Тульской губернии, при Петре I закончил московскую математическую и навигацкую школу, что была в Сухаревой башне, и отдал свою жизнь полярным исследованиям. Ровно за 200 лет до роковой экспедиции О.Ю.Шмидта на пароходе «Челюскин», в 1733-43 годах, Семен Иванович участвовал в Великой Северной экспедиции, которую возглавил в 1736 году после внезапной болезни и смерти начальника – В.В.Прончищева. Мичман Челюскин фактически сам взял командование на себя, проявил дерзость и невиданною силу воли и духа. Собственно, именно Семен Челюскин «закрепил» наличие у России Северного морского пути, хотя и до него, сказывают, ходили смельчаки вдоль кромки северных берегов Руси-матушки… Конечно, не за одну арктическую навигацию, а с зимовками –порой даже и не с одной, в приполярных российских укрепленных пунктах.

В память об этом человеке осталось название самой северной материковой оконечности Евразии – мыс Челюскин на Таймыре. Вот и все, что получил за свою верную многолетнюю службу этот выдающийся полярник XVIII века. Ни чинов, ни наград, ни денег. Еле-еле дослужившись до капитана 3-го ранга, Семен Иванович вышел в отставку. А когда (уже в XIX веке) о нем наконец-то вспомнили и решили воздать посмертные почести, то выяснилось, что… Что ничего не выяснилось. Даже могилки Семена Ивановича не нашли. При каких обстоятельствах он отдал Богу душу, как и кем был похоронен? Одни только слухи и домыслы.

И вот, если размышлять о гибели парохода «Челюскин» с этой точки зрения, то поневоле мерещится некое «проклятие веков». Безвестная могила человека, давшего имя пароходу, обиженный и обделенный мореплаватель давно минувших дней…

Что ж, раз мерещится – перекрестимся, да и постараемся непредвзято изложить версии того, что произошло с пароходом «Челюскин». Причем ни одна из версий не может считаться окончательной, ибо архивные данные о тех далеких событиях по сей хранятся под грифом «секретно», а многое –попросту утеряно для нас, людей XXI века.

КАЖДЫЙ РАЗ - ОПОЗДАНИЕ

План экспедиции под командованием Отто Юльевича Шмидта на пароходе «Челюскин» был «якобы» таким. Для обеспечения доставки грузов в самые восточные районы побережья Северным морским путем нужно было вновь попытаться пройти весь маршрут от Мурманска до Чукотки за одну короткую летнюю навигацию. Напомним, что первым это сделал в 1932 году ледокол «Сибиряков». Но для большегрузных перевозок ледоколы не годились, и потому в Дании, на верфи «Burmeister and Wain» (B&W) по заказу советского правительства в 1933 году был построен огромный по тем временам (7500 тонн водоизмещения) пароход так называемого ледокольного типа под названием «Лена».

19 июня 1933-го пароход был переименован в «Челюскин». 16 июля 1933 г., имея на борту 800 тонн груза, 3500 тонн угля и более ста членов команды и научных участников экспедиции, включая жен и даже детей некоторых спецов, «Челюскин» покинул ленинградский порт и направился в Копенгаген. На «родной» верфи устранили замеченные дефекты. Затем - переход в Мурманск с дополнительной погрузкой. 2 августа 1933 года «Челюскин» вышел из Мурманска в свое первое и последнее арктическое плавание.

Это было роковое опоздание. Ледокол «Георгий Седов» отправился в путь из Архангельска 15 июня, и все равно не успел проделать путь до «больших» льдов! «Александр Сибиряков» потерпел фиаско в Чукотском море также из-за опоздания – он вышел из Архангельска 28 июля. А тут – из гораздо более отдаленной от цели плавания точки, из Мурманска! – вышли только 2 августа… Северная навигация уже в тот момент подходила к концу. О чем, спрашивается, думали такие опытные полярники, как Шмидт и Воронин? Известно, о чем: о жизни и свободе…

Сказать вслух о потерянном времени и поставить под сомнение экспедицию, отложив ее тем самым на год никто не осмелился. Всем было ясно: слишком многие ответственные люди, и в первую очередь – О.Ю.Шмидт, будут объявлены врагами народа, саботирующими крупнейший народнохозяйственный проект.

Плавание шло успешно (по графику) вплоть до Новой Земли. В Карском море «Челюскин» получил серьезные повреждения корпуса, образовалась течь. Возвращаться назад? О, нет! Это – приговор… Капитан Воронин и полярник Шмидт принимают решение: вперед, и будь что будет!

Что было дальше – известно. Течь удалось «залатать», тем более, что экипаж находился в приподнятом настроении. У Доротеи Ивановны и Василия Гавриловича Васильевых, исследователей, направлявшихся на зимовку на остров Врангеля, родилась дочь. Утром 1 сентября по судовой трансляции прозвучало: «Товарищи, поздравляем с появлением нового члена нашей экспедиции. Теперь у нас 113 человек. Жена геодезиста Васильева родила дочку». Все возбужденно, радостно обсуждали: как назвать ребенка? И придумали: Карина. В честь Карского моря, где она появилась на свет.

Странно, конечно, что на остров Врангеля геодезист отправился с женой на сносях. Впрочем, а было ли это странным для советских людей 30-х годов? Как говорится, вопрос… Уж чего-чего, а самоотверженности и готовности выдержать любые испытания у советских людей было не отнять. И не занимать.

У самого Отто Юльевича Шмидта на Челюскине значилась «уборщицей» забеременевшая от него Александра Горская. Правда, она произведет на свет сына Владимира только 15 сентября 1934-го, уже в нормальных условиях, и тот получит фамилию и отчество своего прославленного родителя.

В Восточно-Сибирском море стали попадаться тяжелые льды. В начале сентября «Челюскин» получил новые вмятины, усилилась течь...

В один из осенних дней к дрейфующему во льдах «Челюскину» подъехали несколько собачьих упряжек: это чукчи из близлежащего поселка нанесли свой визит для обмена пушнины на «огненную воду». Восьмерых заболевших членов экспедиции отправили в поселок к чукчам. И тут, благодаря удачному дрейфу, льдины сами в начале ноября вынесли пароход в Берингов пролив! «Чистую воду» уже можно было различить в бинокль. Все вздохнули с облегчением…

Однако что может человек против мощи арктической стихии? Льды повернули вспять, и «Челюскин» снова вынесло в Чукотское море. Пароход был раздавлен и затонул, о чем говорит радиограмма О.Ю.Шмидта: «13 февраля в 15 часов 30 минут в 155 милях от мыса Северный и в 144 милях от мыса Уэллен «Челюскин» затонул, раздавленный сжатием льдов». Один человек погиб, 104 оказались на льду. Запасов горючего и продовольствия, палаток и теплой одежды должно было хватить надолго.

Президент США Рузвельт обратился к советскому правительству с предложением помощи: на Аляске уже тогда существовал отряд полярной авиации, способный за день перевезти всех «челюскинцев» на Большую Землю – в США или в поселки Чукотки. Неожиданно для всех Америка получила категорический отказ от предложенной ею помощи. Лишь один человек позже (11 апреля, по особому решению Совнаркома) был перевезен американским самолетом на Аляску, в больницу города Нома. Это был тяжело заболевший О.Ю.Шмидт, спасти которого иначе было невозможно.

В течение долгих недель менее десятка советских летчиков перевезли всех попавших в беду полярников на Большую Землю. Последний рейс был сделан 13 апреля – через два месяца после начала зимовки на льдине. Семь летчиков были впервые удостоены звания Героя Советского Союза. А всего наград было очень и очень много, никого из «челюскинцев» не обошли орденами и медалями, обиженных не было (не в пример человеку, в честь которого назвали корабль – С.И.Челюскину, полярнику XVIII века).

ВЕРСИЯ НОВОГО ВРЕМЕНИ

После 2000 года в печати стали появляться публикации с ужасающими подробностями «челюскинской эпопеи». Их суть: по маршруту следовал не один, а два совершенно идентичных парохода, построенных датчанами: «Челюскин» и «Пижма». На «Пижме», переделанной под «плавучий барак», якобы находились около 2000 зэков (политических и уголовников), которых везли на оловянные рудники Колымского края. И якобы именно поэтому советское правительство отказало американцам, предложившим помощь арктического летного отряда: тогда пришлось бы спасать и зэков, а попади они в Америку… В общем, «Пижму» якобы взорвали, пустив ко дну всех находившихся на ней арестантов. А некоторые вроде бы и спаслись, оказались в США.

Однако американцы эту версию не подтверждают.

Что касается датской судостроительной компании «Burmeister and Wain» (точнее, в ее музее, ибо компании с 1996 года не существует), то и там опровергли эту версию. Документы однозначно гласят: по заказу советского правительства в 1933 году был изготовлен только один пароход ледокольного типа – «Лена» («Челюскин»). Ни до, ни после этого верфь «Burmeister and Wain» (B&W) такого рода кораблей для СССР не строила.

Так был во льдах Чукотского моря второй корабль с заключенными или это «художественный» вымысел? Ответ может дать запись, сделанная в дневнике героя-летчика Василия Молокова, перевозившего «челюскинцев». Летчик пишет, что им была замечена неподалеку от льдины с полярниками огромная баржа, вмерзшая в лед. На барже были люди…

Скорее всего, встреча баржи с заключенными и дрейфующего парохода «Челюскин» посреди Чукотского моря была случайной, «стихийной» в прямом смысле слова, и до этого момента они проделали свой путь порознь.

Окончательная разгадка того, что же произошло тогда в Арктике, сокрыта временем. Ну и, возможно, засекреченными архивами.

Одно лишь останется навсегда бесспорным: тот подвиг духа, героизм воли и характера, проявленный в экстремальных арктических условиях всеми челюскинцами - под руководством уроженца Могилева Отто Юльевича Шмидта.

Александр АННИН

Яндекс.Метрика