Наверх

«Багратион» очистил Минск от французов

В ходе пресс-тура, организованного Постоянным Комитетом Союзного государства, журналисты узнали малоизвестные факты великой наступательной операции по освобождению Белоруссии.

Фото: На месте начала операции "Багратион" при содействии Союзного государства установлен мемориал. На снимке - правнучка маршала Константина Рокоссовского Ариадна

«Багратион» - пожалуй, первая операция, столь тщательно просчитанная нашим Генштабом. Учли, казалось, всё - от расписания подвоза продовольствия до обозначения направления главного удара. В ночь на 23 июня 1944 года включился огромнейший механизм, в котором были задействованы миллионы людей. Три месяца разрабатывались детали огромного маневра, вошедшего во все учебники военного дела.

Тут главное слово - «впервые». Впервые за всю Вторую мировую к операции подключили такие силы. Впервые Ставка ознакомила командующих всех соединений с общим планом маневра. Впервые на стороне Красной армии обозначился численный перевес. Результат: уничтожена великая армада группы «Центр», советские войска отшвырнули врага за границу СССР, явственно обозначился итог войны - Третий рейх больше не жилец. Появилась надежда у четырех десятков оккупированных стран, у союзников обозначилась возможность открыть Второй фронт.

«Багратион» разрабатывался точно и вдохновенно. Настолько, что операцией восхищались даже немецкие генералы. Представьте: все советские газеты писали только об обороне. Показательно возвели монументальные оборонительные сооружения на 40 километров вглубь фронта. На передовой расставили деревянные танки и самоходки - это так смешило уверенных в надёжности укреплений немцев, что они издевательски сбрасывали на деревянную технику деревянные бомбы... И именно на этом направлении, как бы подтверждая данные немецкой разведки, по непроходимым болотам, по узеньким дорожкам пошла на врага невиданная армада.

Впервые в военной истории под Бобруйском целая армия попала в окружение не в результате позиционных боёв, а в ходе преследования отступающего врага! Изящно, красиво, не описать словами. Бывалый вояка, командующий 4-й армией вермахта фон Типпельцкирх в дневниках не скрывал восхищения стратегической смелостью и пониманием итогов этого отрезка войны: «Поражение, которое при своевременно принятых мерах можно было ещё как-то ослабить, превратилось в катастрофу, хотя и уступающую по драматизму сталинградской, но превзошедшую её по масштабам и последствиям». Это так: в результате операции «Багратион» Красная армия не только освободила Белоруссию, но и отбросила врага к границам СССР и вторглась в Европу.

Группа российских и белорусских журналистов проехала по тем местам, где всё начиналось.

* Уничтоженный город Гомель: от него осталось два целых здания. Десять раз пыталась Советская Армия взломать глубоко эшелонированную оборону. И все десять раз настолько неудачно, что расследованием фиаско занялся НКВД. «Выявили факты», «вскрыли недостатки», направление возглавил великий полководец Константин Рокоссовский - поляк, дворянин, а ведь доверили.
* Уникальный город Жлобин - его освобождали три раза! В 1941-м состоялись было два единственных удачных контрнаступления Красной армии. В результате город удерживали аж до августа, что позволило эвакуировать металлургический комбинат и три десятка эшелонов боеприпасов.
* Бобруйск. Казалось бы - наши наступают. Вот-вот - и свобода... Но встали. Город еще полгода ждал своего счастливого момента. В итоге именно здесь образовался знаменитый Бобруйский котел крохотным диаметром в 25 километров, в его нутре «спеклись» пять немецких дивизий. Именно тут, на окраинах города, стало понятно: группы «Центр» больше нет, до границы пройдем бодрым маршем, поражение Германии неизбежно.
* Минск - освобожден буквально «мимоходом». Танк капитана Лосика ворвался в город, практически не встречая сопротивления - драпали немцы... Нет, не немцы. Как выяснилось, их в городе на тот момент давно не было. Голландцы с венграми еще посопротивлялись, а последними столицу БССР - не поверите - покинули французские подразделения, как в 1812-м.

Детский концлагерь неподалеку от деревни Красный берег. Здесь у детей забирали кровь первой группы, а потом убивали. Замучено 1990 детей

Детский концлагерь неподалеку от деревни Красный берег. Здесь у детей забирали кровь первой группы, а потом убивали. Замучено 1990 детей


К операции «Багратион» готовились три года. На направлении сосредоточили 1,2 миллиона бойцов. Кстати, те же три года оккупанты строили здесь оборонительные сооружения. Двести тысяч пленных нагнали. Первые трудовые лагеря появились в июле 1941-го, в ходе наступления агрессора, прямо на передовой. 250 километров вглубь фронта дотов, дзотов, окопов, противотанковых ежей и колючей проволоки. А вокруг - леса и болота, по ним нашей армии сквозь такие укрепления не пройти. Представляете ширину фронта в 6 километров?! Я - нет. Танки аккуратно двигались по узенькой гати, пехота, крадущаяся за ними, пушки - их переносили на руках. И чтобы тихо, только ночью... А потом - развернулись всей мощью и гнали врага до Варшавы, Белостока - не важно. Главное - с нашей земли. После пары недель непрерывного марша закопченные танкисты вылезли из люков в Польше. Страна освобождена. Далее - «на Берлин!»
Усадьба Гатовского в деревне Красный берег

Усадьба Гатовского в деревне Красный берег


И ведь что странно: об этой великой операции страна узнала сравнительно недавно. Лишь в 90-х о «Багратионе» начали писать западные историки. Сейчас в Беларуси и России изучением темы занимаются три историка, выдающие «на гора» академические труды. Да кто их читает? На сегодняшний день обывателю «осилить» можно разве что книгу, выпущенную усилиями Союзного государства. Называется она незамысловато: «Операция «Багратион»».

Подготовил Сергей Черных