Наверх

Наполеон в Белоруссии. Была ли война 1812 года Отечественной для белорусского народа?

Большинство белорусов воспринимают войну 1812 г. в качестве агрессии Наполеона и считают ее Отечественной войной. Тем не менее, раздаются речи профессоров и общественных деятелей о том, что де Великая армия Наполеона несла идеи свободы, равенства и братства, а белорусы оказались по разные стороны баррикад...

 Социально-политический вектор войны

Большинство белорусов воспринимают войну 1812 г. в качестве агрессии Наполеона и считают ее Отечественной войной. Тем не менее, раздаются речи профессоров и общественных деятелей о том, что де Великая армия Наполеона несла идеи свободы, равенства и братства, а «белорусы оказались по разные стороны баррикад».

Подобные высказывания, естественно, заказные. Цель их — помещать дальнейшему сближению Республики Беларусь и РФ.

Однако тут есть и историческая подоплека. С конца XVI по середину XVII века князья, бояре и дворяне Малой Руси были полностью ополячены. Рассказ о том, как «русские кости обросли польским мясом», очень интересен, но это тема другой статьи. Здесь же я ограничусь констатацией факта. Ко времени вхождения Белоруссии в состав Российской империи местные дворяне имели мало общего с крестьянством. Разная культура, разный язык, разная вера и т.д.

Для историка ситуация осложняется тем, что польские дворяне, как в этнической Польше, так и в Белоруссии считали народом… только самих себя. Само название Речь Посполитая переводится как «Республика», «власть народа». Трудно найти в истории государство, где народ имел бы большую полноту власти, нежели в Речи Посполитой. Но, повторяю, народом были только паны. И столь же трудно найти более бесправных крестьян, чем в Речи Посполитой. В XVIII веке ни в России, ни в Западной Европе дворянин не мог повесить или посадить на кол крестьянина. А в Польше это было в порядке вещей. Русские войска, вступив в Белоруссию и на Правобережье, первым делом спиливали виселицы в панских именьях.

Так что белорусов по разные стороны линии огня в 1812 г. не было. Подавляющее число людей — жителей Белоруссии, считавших себя русскими или белорусами, восприняли французов как заклятых врагов. А вот польские дворяне, имевшие поместья в Белоруссии, в подавляющем большинстве были на стороне Наполеона.

Сейчас ряд белорусских историков искусственно записывают в белорусы польских дворян, живших в Белоруссии. Увы, они всегда считали себя природными поляками. Никто из польских дворян ни в 1812-м, ни в 1831-м, ни в 1863 году никогда и не думал о создании независимого Белорусского государства или хотя бы Белорусской автономии в составе империи. Мечтою польских панов всегда было воссоздание Речи Посполитой в границах 1772 года, а еще лучше — в границах Великого княжества Литовского времен князя Витовта — «от можа до можа».

Посмотрите еще раз фильм «Катынь» Анджея Вайды. Давайте отвлечемся от вопроса, кто и как убил польских офицеров. Интересно другое: почему никто не обратил внимание на то, что 2 серии действия фильма происходят на территории довоенной Польши по обе стороны от новой советской границы. Там — Вермахт, тут — Красная армия. И везде — страдающие поляки. Надписи везде по-польски. Советский автомобиль с репродуктором ездит по городу и ведет передачу на польском языке. Для кого? Да там поляков-то и до войны «кот наплакал» было, а сколько разбежалось?

Итак, по Вайде, в Западных Белоруссии и Украине в 1939 г. проживали исключительно поляки. Ни одного белоруса, ни одного украинца. Все эти территории — польские Восточные Кресы. До сих пор подавляющее большинство поляков считают Кресы своими землями, отторгнутыми москалями. Другой вопрос, что польские политики и деятели культуры слово «Кресы» автоматически забывают при пересечении белорусской, украинской или российской границы.

Мне менее всего хочется изображать русского царя Александра I «белым и пушистым», а Наполеона — «врагом рода человеческого».

В 1798 г. Павел I ввязался в войну с революционной Францией, не имея достаточных оснований и даже общей границы с ней.

Забегая вперед, скажу, что союзники, в первую очередь Англия и Австрия, с одной стороны, натравливали Россию на Францию, а с другой стороны, делали все, что б лишить русских плодов их побед. В конце концов, Павел I понял это и вступил в союз с Наполеоном, после чего немедленно был убит заговорщиками, подстрекаемыми и финансируемыми британским послом Витвортом.

В 1804—1807 гг. Александр I затеял две войны с Францией, закончившихся страшными поражениями при Аустерлице и Фридланде. Да и в начале 1812 г. царь во многом провоцировал Наполеона — нарушал континентальную блокаду, вмешивался в германские дела и т.д. Надо ли объяснять, что российскому крестьянину, да и помещику не было никакого дела до ганноверского курфюрста и других германских мини-государств. Зато туда лезла свора немцев, заполонившая дворец, министерства и армейские штабы.

И, тем не менее, Наполеон оказался агрессором. Польские же паны, включая белорусских помещиков, для императора были лишь инструментом проведения своей внешней политики. Сам Наполеон неоднократно выражал презрение как к польским вождям, тому же Костюшко, так и к панству в целом.

Одной из причин блестящих побед Наполеона и его популярности во Франции была самоокупаемость его войн. Уже в ходе Итальянского похода французские части состояли на «самоснабжении». В ходе Итальянского похода Бонапарт и его генералы стали мультимиллионерами, а деньги, награбленные в Италии, сыграли не последнюю роль в перевороте 18 брюмера 1799 г.

Но если в Италии генерал Бонапарт способствовал разрушению феодализма и насаждал революционные порядки, то в 1812 г. император Наполеон в Белоруссии и в западных губерниях России и не думал проводить какие-либо реформы. Тут ему нужны были деньги, продовольствие, рекруты, лошади и, естественно, женщины, начиная от пани Валевской и кончая маркитантками для французских солдат.

1 июля 1812 г. Наполеон подписал указ о создании ВКЛ в составе Виленского, Гродненского, Минского и Белостокского департаментов.

В Вильно было создано временное правительство ВКЛ. Это был неплохой тактический ход Наполеона. Одним махом он улучшал снабжение Великой армии и пугал Александра I. Однако Наполеон так и не решился восстановить Речь Посполитую в полном объеме. В итоге этническая «Польша дала только 75 000 пехоты и конницы, ВКЛ — 11 000, Минская и Виленская губернии собрали по 3000 рекрутов, Гродненская — 2500, Белостокская область — 1500. Из них было сформировано 9 полков — 4 конных и 6 пехотных»[1]

Польская шляхта добровольно вступала в ряды французской армии. В рекруты крестьян загоняли насильно. Наполеон ввел в Белоруссии норматив: один рекрут с 25 крестьян, одна лошадь — с 25 душ (крестьяне и мещане). Огромный ущерб экономики белорусских земель нанес массовый вброс французскими войсками фальшивых российских ассигнаций. После войны в течение 5 лет российские власти изъяли 5,6 млн. фальшивых рублей.

«В Минске в 1811 г. насчитывалось 11 200 жителей, а в конце 1812 г. — только 3480. В Витебске в начале 1812 г. было 7800 жителей мужского пола, а в 1813 г. — только 2415. В результате войны почти наполовину сократились поголовье скота и посевные площади»[2].

Ответом населения Белоруссии французам стала массовое партизанское движение. В Белоруссии хорошо известна деревня Жарцы — 22 двора в 16 верстах от Могилева. Там в партизаны ушло все мужское население, включая подростков. Причем, с французами воевали не только партизанские отряды, но и просто местные жители, плоьзовавшиеся любым удобным моментом. Известен случай, как два французских солдата из корпуса маршала Даву отстали от колонны, шедшей к Могилеву. Два прохожих мужика взялись их проводить. Показали знаками — короче, мол, догнать через лес. Там их и забили насмерть палками.


И. Прянишников. Французы в 1812 году, плененные ополчением

На белорусской земле действовали и армейские партизаны. Так, отряд партизан Дениса Давыдова в октябре 1812 г. подошел к Гродно. Французы и австрийцы, наслышавшись страшилок о Давыдове, сдали город без боя.

Как говорил классик: «История — не тротуар Невского проспекта». И в ходе французской оккупации происходили самые разные казусы. Так, в ряде мест, в том числе в Могилеве, оккупационные власти ввели в действие французский семейный кодекс. В частности, был разрешен развод и временный брак на 2—3—5 лет.

Уже в июле 1812 г. в Белоруссии появились многочисленные шайки мародеров из Великой армии — французы, немцы, итальянцы и др. В сентябре—октябре их число достигло 50 тысяч! Чаще всего белорусские крестьяне истребляли мародеров, но и нередки были случаи, когда крестьяне объединялись с мародерами и совместно грабили и жгли именья польских помещиков.

Начало боевых действий

В ночь на 12 (24) июня французские войска форсировали Неман. Накануне Наполеон обратился к армии с воззванием: «Воины! Вторая Польская война начинается. Первая кончилась при Фридланде и в Тильзите. В Тильзите Россия поклялась на вечный союз с Францией и вечную войну с Англией. Ныне нарушает она клятвы свои. Она объявляет, что даст отчет в поведении своем, когда французы возвратятся за Рейн, предав на ея произвол союзников наших. Россия увлекается роком; да совершится судьба ея!»[3].

Любопытно, что первая стычка с французами произошла 16 (28) июня, то есть спустя четыре дня после форсирования ими Немана, да и то имела место у деревни Девельтово на северном вспомогательном направлении, в 15 км западнее Ковно.

Наиболее известное боестолкновение произошла у деревни Салтановка 11 июля у дороги Могилев — Быхов.

В то время как 1-я армия находилась в лагере под Дриссой, 2-я армия, после попыток прорваться к Минску, 26 июня сосредоточилась в Несвиже. Багратион, убедившись, что значительные силы Наполеона уже захватили Минск и развивают наступление в направлении Орши и Могилева, принял решение опередить противника выходом через Бобруйск в Могилев. Однако, когда войска 2-й армии 10 июля сосредоточились в районе Старый Быхов — Дашковка, обнаружилось, что французские войска (до 60 тыс. человек) под командованием Даву двумя днями раньше захватили Могилев.

Из Могилева навстречу русским Даву выслал 28-тысячный отряд при 56 орудиях, который занял выгодную для обороны позицию на рубеже Фатово — Салтановка. С фронта позиция прикрывалась глубоким, с заболоченной поймой, ручьем. Левый фланг французов примыкал к Днепру, а правый упирался в густой лес, что в значительной мере затрудняло обходной маневр.

В деревянных домах Салтановки и Фатова были установлены бойницы для стрелков. Артиллерия французов располагалась на высотах небольшими батареями (4—8 орудий), прикрывая своим огнем, главным образом, дороги, ведущие к Могилеву. В сочетании с заграждениями в виде лесных завалов, огонь артиллерии противника делал позицию весьма прочной.

Не имея сведений о группировке и силах французских войск, Багратион решил атаковать их и занять Могилев. Для этой цели был выделен отряд под командованием генерала Раевского в составе 7-го пехотного корпуса, четырех кавалерийских и трех казачьих полков общей численностью 11 тыс. человек пехоты и 4 тыс. человек конницы. Артиллерия отряда состояла из двух артиллерийских бригад, на вооружении которых находилось 72 орудия. Следовательно, если противник на позиции под Салтановкой имел почти двойное превосходство по пехоте и коннице, то в отношении артиллерии перевес был на стороне русских войск.

Утром 11 июля русские войска подошли к Салтановке. Раевский решил главный удар нанести в направлении Салтановки силами 12-й пехотной дивизии и вспомогательный — 26-й пехотной дивизией в обход правого фланга противника — на Фатово. Для поддержки атаки две артиллерийские роты заняли позиции на опушке леса перед Салтановкой, оборудовав здесь две 12-орудийные батареи. Удаление артиллерийских батарей от расположения пехоты и французской артиллерии составляло 300—350 м, что давало возможность вести прицельный огонь не только ядрами и гранатами, но и картечью.

Передовые части 26-й дивизии при подходе к Фатову сбили охранение французов и отбросили его за ручей. Часть артиллерии заняла позиции на высоте 400 м южнее Фатова. Когда главные силы дивизии были еще на подходе, французы попытались обойти русские войска справа. Командир дивизии генерал Паскевич выдвинул на правый фланг своей дивизии 4 орудия. Отходившие русские войска навели французов на эту батарею, и она с дистанции 200 м внезапно открыла беглый картечный огонь по их плотным колоннам. Ряды французов смешались. Этим воспользовалась пехота, которая отбросила противника к Фатову.

После отражения атаки для прикрытия правого фланга дивизии была установлена 12-орудийная батарея. Теперь на высоте южнее Фатова уже находилось три батареи на 20 орудий. Остальные 16 орудий артиллерийской бригады были сосредоточены в качестве артиллерийского резерва южнее Салтановки. Вскоре артиллерийская батарея, установленная на удалении 400 м от противника, открыла огонь по боевым порядкам французской пехоты и артиллерии. Стрельба велась гранатами и картечью с наиболее выгодного для действия этими видами снарядов расстояния. Сосредоточенный огонь велся сначала по одной части войск, а затем переносился на другие. Действия русской артиллерии были настолько эффективными, что противник вынужден был отвести пехоту из зоны картечного огня и усилить свою артиллерию. С обеих сторон велся интенсивный артиллерийский огонь.

Тем временем Раевский приказал атаковать противника силами 12-й дивизии в направлении Салтановки. Однако атака укрепленной позиции, занятой превосходящими силами французов, не увенчалась успехом. Багратион, прибыв в район Салтановки и убедившись в превосходстве сил противника, приказал под прикрытием огня артиллерии и отрядов конницы отойти к Дашковке. Одновременно было отдано распоряжение о наведении моста через Днепр в районе Нового Быхова для переправы армии и следования через Мстиславль к Смоленску в обход Могилева.


Н.С. Самокиш. Атака Раевского  под Салтановкой

При выходе из боя отличились артиллеристы 26-й дивизии, которая совершала отход в более сложных условиях.

Во второй половине дня резервные кавалерийские полки и пехотные батальоны 26-й дивизии заняли оборону на северной опушке рощи в 1 км от Фатова. Батареи 3, 4 и 5 были сведены в одну 20-орудийную батарею, установленную у дороги в 500 м от деревни. Как только эта батарея открыла интенсивный огонь по батареям и живой силе противника, части дивизии начали отход. Когда все полки отошли на поляну в 2 км от Фатова, а с батареей остались только два пехотных батальона, начала перемещаться артиллерия, снимаясь по два орудия с каждого фланга батареи. Первые два орудия заняли огневую позицию вместе с резервными подразделениями. Остальные, вместе с последними двумя батальонами, под прикрытием резерва пехоты и этих двух орудий отошли на новую позицию батареи в район основных сил дивизии.

Только теперь противник разгадал маневр русских войск и предпринял атаку, которая, однако, была отбита резервными подразделениями и картечным огнем оставшихся с ними двух орудий.

В дальнейшем наступающие неоднократно пытались разгромить русскую дивизию, но каждый раз их атаки отражались артиллерией, последовательно по рубежам прикрывавшей ее отходившие части.

Не менее успешно был осуществлен отход и 12-й дивизии, которую прикрывали своим огнем две 12-орудийные батареи.

Бой под Салтановкой имел большое значение для русской армии. Две дивизии сковали здесь значительные силы противника и тем самым обеспечили переправу главных сил 2-й армии через Днепр и их последующий выход к Смоленску. В решении этой задачи важную роль сыграла артиллерия.

В то время, когда происходил бой под Салтановкой, войска 1-й армии сосредоточились в Витебске. Чтобы выиграть время, необходимое для соединения со 2-й армией, навстречу французским войскам в направлении Бешенковичи был выслан отряд под командованием генерала Остермана-Толстого в составе двух пехотных дивизий и пяти кавалерийских полков общей численностью 14 тыс. человек при 66 орудиях (одна батарейная, три легких и полторы конных роты).

Авангард французов, двигавшийся к Витебску, состоял из двух кавалерийских корпусов и одной пехотной дивизии; всего до 25 тыс. человек при 80 орудиях.

Утром 13 июля, после короткой стычки передовых разъездов, в 1,5—2 км восточнее Островно развернулись в боевой порядок основные силы противника. Русские артиллеристы установили орудия впереди первой линии своей пехоты в 500—100 м от противника, разместив по 10—12 орудий на каждой батарее, в то время как противник поставил двух- трехорудийные батареи. Преимущество расположения русских батарей не замедлило сказаться в ходе боевых действий.

В ходе двухдневных напряженных боев артиллерия отряда успешно выполнила свою задачу по подавлению артиллерии противника, отразила все атаки превосходящих сил его пехоты и конницы, задержала продвижение французских войск к Витебску на 2 дня и обеспечила вместе с пехотой отход главных сил 1-й армии к Смоленску.

О напряженности боев и интенсивности стрельбы русской артиллерии свидетельствует относительно большой расход снарядов. Так, за день боя 2-я батарейная рота израсходовала 286, 3-я легкая рота — 483, 4-я легкая рота — 546, а полурота 5-й конной роты — 668 снарядов, что составляет в среднем 47 снарядов на орудие.

Таким образом, в результате усилий арьергардов 1-й и 2-й армий, поддержанных хорошо организованным огнем артиллерии, французские войска были задержаны на несколько дней. Это позволило главным силам русских армий 20—22 июля соединиться в Смоленске.

Битва за Полоцк

После трехдневного сражения у Клястиц с 18 (30) июля по 20 июля (1 августа) корпус Вигтенштейна расположился у Расицы. В это время Наполеон приказал генералу Сен-Сиру, находившемуся с 6-м (Баварским) корпусом у Бешенковичей, немедленно направиться к Полоцку на помощь 2-му корпусу. Следует заметить, что Баварский корпус, насчитывавший в своих рядах при переходе через Неман более 25 тыс. человек, в течение пяти недель, ни разу не вступая в бой, уменьшился до 13 тыс. человек. В таком плачевном положении находились баварские войска, когда 23 июля (4 августа) Сен-Сир получил повеление Наполеона немедленно выступать к Полоцку.

4 (16) августа корпус Удино, усиленный корпусом Сен-Сира, занял позицию впереди Полоцка на открытой местности, разделенную рекой Полотой, протекавшей в глубоком овраге. В центре, на правом берегу реки, располагалась мыза Спас, прикрытая болотистая оврагом. В тылу протекала Двина с переправой у Полоцка, составлявшего с его старыми укреплениями непосредственное прикрытие мостов. На левом фланг боевого порядка французов располагалась дивизия Леграна с частью кавалерии Корбино. Остальная часть кавалерии Корбино быда придана 6-му (Баварскому) корпусу, ставшему на правом флангк, за рекой Полотой, на которой навели два моста. Остальные войска противника, более 10 тыс. человек, были выведены за Двину.

Витгенштейн хотел уклониться от решительных действий, рассчитывая демонстрацией заставить французов отступить за Двину. С этой целью он навели мосты: на Двине в 4-х верстах выше Полоцка и на Полоте немного выше города. Войска же развернулись между Двиной и Полотой.

Витгенштейн приказал начальнику артиллерии князю Яшвилю принять командование над отрядом из 7 тыс. человек. Между тем сам Витгенштейн, выведя главные силы своего корпуса из леса, выстраивал их к бою на пространстве между Двиной и Полотой для поддержания авангардов. Правое крыло первой линии, простиравшееся вправо за дрисскую дорогу, а влево до пути, ведущего из Себежа, состояло из шести егерских батальонов и лейб-драгунского запасного эскадрона с шестью орудиями 28-й батарейной артиллерийской роты.

В центре, между себежской дорогой и мызой Присменицей, находились 8 пехотных батальонов и лейб-гвардейский запасной эскадрон с 33 орудиями 1-й конной, 5-й батарейной и 9-й легкой артиллерийских рот. А на левом крыле, от Присменицы до реки Полоты, 4 пехотных батальона с шестью орудиями 28-й батарейной 12 орудиями 26-й легкой роты, и авангард Властова (24-й егерский полк, два сводных гренадерских батальона, 4 эскадрона Гродненского гусарского полка и лейб-уланский запасной эскадрон). Вторая линия под начальством генерала Сазонова состояла из 9 пехотных батальонов, почти всей кавалерии и 42 орудий (3-й конной, 14-й и 28-й батарейных и 10-й легких рот). В резерве (под начальством генерала Каховского) у Ропна стояли 9 запасных и сводных гренадерских батальонов с частью Ямбургского и Рижского драгунских полков.

В 7 часов утра 5 (17) августа князь Яшвиль начал движение на мызу Спас. Ему удалось отбросить французов за овраг, но он не мог развить достигнутый успехъ, так как Удино перевел баварскую дивизию Вреде на правый берег Полоты, а батареи, стоявшие на ее левом берегу, взяли атакующих во фланг. Заметив это, Витгенштейн поддержал свой левый фланг войсками дивизии Берга, — Севским, Калужским и одним сводным пехотными полками с шестью орудиями, переведя их из центра, куда поместил войска 2-ой линии. Удино быстро воспользовался ослаблением русского центра и дважды атаковал его, но безуспешно. Также нерешительны были и действия Берга на левом фланге, где удалось отстоять овраг от атак баварцев, но овладеть мызой Спас русские так и не смогли.

К концу дня 5 августа сражения у Полоцка ни одой из сторон не удалось добиться победы.

В 4 часа утра 6 (18) августа дивизия генерала Валентина переправилась через Двину вслед за дивизией Мерля, которая расположилась на левом крыле армии. Легран и за ним на некотором расстоянии Валентин со своими дивизиями двинулись вправо вверх по долине реки Полоты, укрываясь за высотами, не позволявшими заметить это фланговое движения с русских позиций. Французы расположились следующим образом: генерал Легран — правым флангом к мызе Спас, а Валентин — левее его. Кавалерия построилась в промежутке между дивизиями Валентина и Мерля. Наконец, обе дивизии 6-го корпуса в ожидании сигнала атаки были крыты в долине Полоты за мызой Спас. Следствием этих распоряжений Сен-Сира стало то, что русские обратили все свое внимание исключительно на движение колонны за Двиной по дороге в Улу, не заметив сосредоточения неприятельских сил в долине Полоты.

Ровно в 4 часов утра все баварские и ближайшие к ним французские батареи открыли огонь на русским войскам, расположенным у мызы Присменицы, в которой находилась главная квартира графа Витенштейна. Внезапно раздалась канонада более 60 неприятельских орудий, и одно из ядер попало в комнату, где в это время обедал Витгенштейн со своим штабом. Под громом батарей, разразившемся над войсками русского левого крыла и центра, вражеские колонны быстро двинулись в атаку. Дивизия Вреде, обойдя справа мызу Спас, устремилась к левому флангу позиции русских. Дивизии Деруа и Леграна наступали к Присменице, а войска Валентина атаковали центр русских. В первую минуту совершенно неожиданного нападения русские войска были приведены в расстройство, но вскоре офицеры вернули их в порядок.

Русская артиллерия (6 орудий 28-й батарейной роты, 9-я легкая рота и 6 орудий 5-й батарейной роты), быстро открыв огонь, остановила первый порыв противника. Полки 5-й дивизии Берга и запасные батальоны с тремя эскадронами Гродненских гусар кинулись навстречу наступавшим колоннам противника и заставили их отступить, причем генерал Казачковский был ранен пулей в ногу.

Однако Сен-Сир приказал возобновить канонаду и усилил ее огнем батарей, поставленных на левой стороне реки Полоты, а затем снова начал атаку.

Затем Сен-Сир начала наступление в центре русской позиции. Дивизии Леграна и Валентина устремились против русских батарей (9-й легкой, 28-й и 5-й батарейных рот) и оттеснили их прикрытие, но храбрые артиллеристы, отбиваясь тесаками и банниками, успели спасти свои орудия, за исключением семи пушек (пяти 9-й и двух 28-й рот). У этих орудий были повреждены лафеты и потеряны почти все их запряжные лошади. Пушки стали трофеями генерала Леграна, а командир 9-й легкой роты штабс-капитан Перрен был ранен пулей в ногу.


А.Б. Широкорад Широкорад у французских пушек в Бородинском военно-историческом музее-заповеднике.

Генерал Гамен с Тульским и Эстляндским полками и с батальонами Навагинского и 11-го егерского полка, поддерживаемый одним из батальонов Тенгинского полка, кинулся в штыки на колонны, наступавшие против центра русских, и оттеснил их со значительным уроном. В то же время полковник Протасов с двумя гренадерскими эскадронами сводного кирасирского полка (Кавалергардов и Конной гвардии) провел несколько удачных атак и опрокинул одну из бригад дивизии Леграна, но был удержан генералом Мезоном (будущим маршалом Франции) с 29-м легким полком.

Генерал Гамен, атакованный несколько раз подряд превосходящими силами, успешно отразил все атаки и оставался при своих войсках, невзирая на полученные им две сильные контузии. Генерал Сазонов, командовавший второй линией, отрядил к нему в помощь другой батальон Навагинского полка под командованием полковника Гарпе, который, ударяя в штыки на ближайшую из французских колонн, обратил ее в бегство.

Однако, несмотря на эти частные успехи, противник, выдвинув сильную артиллерию, начал общее наступление против центра и левого крыла русских войск. Дивизии Леграна и Валентина оттеснили центр и ближайшую к нему часть правого крыла в большой лес позади позиции русских. Баварцы заставили отступить 5-ю дивизию Берга к Ромну, а войска Властова — по невельской дороге.

Между тем на правом фланге русским удалось добиться серьезных успехов. Командовавший русской кавалерией генерал Балк, заметив движение вражеской колонны влево, выслал для прикрытия центра русских с правого фланга два лейб-кирасирских эскадрона сводного полка под начальством полковника Ершова, с двумя слабыми эскадронами Гродненских гусар и Рижских драгун, которые. Кавалеристы, заехав по три направо, кинулись наперерез неприятельской колонне, состоявшей из конных егерей, выстроились во фронт и врумились в легкую бригаду генерала Кобрино.

Пораженные безотчетным страхом, французские конные егеря были опрокинуты на баварскую батарею. Артиллеристы, не смея открыть огонь по мчавшейся на них кавалерии обеих сторон, были изрублены русскими кирасирами. Поручики Виламович и князь Шаховской, корнеты Велецкий и Окунев первыми вскочили на батарею. Здесь русские войска захватили 15 орудий, но увезли из них только два, вместе с пленным батарейным командиром. Прочие же орудия из-за нехватки времени были оставлены на месте, но лафеты их изрубили.

Сам Сен-Сир, не могший из-за полученной им раны ездить верхом, в суматохе был выброшен из одноколки, на которой он разъезжал по полю боя, и едва не попал в плен к русским кирасирам.

А тем временем 4-й полк французских кирасир было кинулся на выручку захваченной батареи, но встреченный лейб-кирасирским эскадроном под командованием майора Семеки, был опрокинут и преследован по улицам предместья.

Французкие войска отступали «в сильном беспорядке и замешательстве». Пехота, артиллерия и обозы кинулись на мост, где столпились так, что несколько повозок полетело в воду. И лишь прибытие баварских резервов и особенности местности, неудобной для действий кавалерии, остановили порыв храбрых русских гренадеров.

Другой эскадрон сводного кирасирского полка, кинувшийся вслед за уходившими французкими орудиями, вдоль кладбища, был задержан огнем пехоты, засевшей за оградой. Не менее отважно атаковал противника эскадрон Гродненских гусар под начальством ротмистра Дядкова, потерявший в этом бою всех своих офицеров.

Между тем напротив оконечности правого крыла русских войск, где были расположены два батальона 23-го егерского полка, три эскадрона Гродненских гусар и 1-я конная рота, противник выставил бригаду генерал Амея (дивизии Мерля) в составе семи батальонов и 12 конно-егерских эскадронов бригады Кастекса, с их артиллерией. Такое огромное превосходство в силах дело неприятелю возможность оттеснить русских егерей.

Но успех этот был недолог. Подполковник Сухозанет с 1-й конной ротой вынесся вперед по дисненской дороге, остановил неприятеля и, расстроив его огнем своих орудий, способствовал ротмистру Кемпферту с двумя эскадронами Гроднеских гусар решительно атаковать кавалерию Кастекса. Эта блистательная атака не только остановила наступление пехоты Мерля, но, и заставила остановиться находившуюся правее кирасирскую дивизию Думарка, облегчила атаки сводного кирасирского полка и не позволила неприятелю настойчиво преследовать войска центра русских.

Когда же Сен-Сир восстановил порядок в своей кавалерии, тогда дивизия Думерка была послана вместе с пехотой боевых линий для преследования отступавших войск графа Витгенштейна, а швейцарская пехотная бригада Кандраса (дивизии Мерля) была выдвинута из резерва для подержания четырех батальонов, вступивших в лес по дороге к Белому. Но эта пехота, столь же изнуренная, как и все прочие неприятельские войска, легла на землю у входа в лес и не могла двигаться далее.

Войска Берга и Гамена отступили к Ропну под прикрытием арьергарда Гельфреха, который расположился на ночь у входа в лес между Присменцей и Ропном. Отряд полковника Властова остался на месте, занятом им у опушки леса близ невельской дороги.

Потери русских войск в сражениях при Полоцке 5 (17) и 6 (18) августа составили около 5500 человек, в числе которых были генералы: Берг, Казачковский и Гамен. Противник, по официальным сведениям, потерял 5 августа до 1000 человек, а 6 августа — 2000 человек. В действительности же эти цифры были в два раза больше, потому что на смотре, сделанном Сен-Сиром через несколько дней, число войск в обоих корпусах не превышало 29 020 человек. В числе раненых были дивизионные генералы: Деруа (вскоре умерший), Валентин, Раглович и бригадный генерал Виченти.

Несмотря на неполный успех, одержанный Сен-Сиром, Наполеон, довольный сраженьем при Полоцке, с разрешения австрийского императора произвел его в маршалы.

Оборона Бобруйска и Двинска

Строительство крепости Бобруйск началось в 1810 г. по проекту и под руководством инженера Оппермана. Он лично производил рекогносцировку местности и убедил начальство, что крепость надо строить именно на судоходной реке Березине, невдалеке от судоходной же части реки Немана вместо планировавшего ранее предполагавшейся строительства крепости у Рогачева на Днепре.

Крепость Бобруйск должна была стать опорным пунктом в Полесье и плацдармом для сбора войск в случае войны России на западе. По проекту Оппермана крепость должна располагаться на правом берегу Березины при устье речки Бобруйки. На другой стороне Бобруйки планировалось возвести передовое — «нагорное» — укрепление, а на левом берегу построить тет-депон[4].

Уже через два года, к началу Отечественной войны, Бобруйск представлял собой солидную долговременную преграду, основательно подготовленную на случай осады и особенно против атаки открытой силой. Крепость состояла из бастионных фронтов с равелинами. В равелинах и бастионах имелись каменные блокгаузы и земляные траверсы, установлены палисады у эскарпов и штурмфалы[5] по наружным крутостям брустверов.

В июле 1812 г. французская кавалерия появилась вблизи Бобруйской крепости. К этому времени на верках крепости было установлено 330 орудий, сделан запас боевых припасов на год и продовольственных на 6 месяцев на 8 тысяч человек. Для 18 батальонов были устроены бараки и землянки, а для пороха — блиндированные помещения.

Войска Бобруйской крепости были подчинены временному военному губернатору генерал-майору Игнатьеву.

Французы обложили Бобруйск и держали его в блокаде с июля до ноября 1812 г.

 Гарнизон крепости численностью всего около 7 тыс. человек был слишком мал и мог быть достаточен лишь против внезапной атаки или блокады с учетом того, что в 80 верстах в Мозыре стоял русский 2-й резервный корпус генерала Эртеля.

Для наблюдения за крепостью и этим корпусом сначала на Березине находился французский кавалерийский корпус Латур-Мобура, который по занятии Смоленска был заменен польской дивизией генерала Домбровского с добавлением ему кавалерии (15 батальонов и 12 эскадронов).

В результате у Яна Домбровского было на 12 тысяч штыков и сабель всего 22 орудия. Тем не менее, храбрый генерал со свитой 29 августа подъехал на несколько десятков метров к стенам крепости. Русские выпустили несколько гранат, одна из которых сбила шляпу с Домбровского. Поляки смекнули, что 22 полевых орудий против 330 крепостных пушек, пожалуй, маловато. Посему Домбровский отписал Наполеону: «Не желая компрометировать интересы императора, штурмовать не решаюсь».

Таким образом, крепость Бобруйск полностью выполнила свое назначение, ограничив с юга продвижение Великой армии.

Второй русской крепостью, строительство которой началось в 1810 г., был Динабург (с 1893 г. — Двинск, в настоящее время Даугавпилс).

К весне 1812 г. на левом берегу Западной Двины были готовы мостовые укрепления нулевого профиля. Они состояли из двух бастионов и двух полубастионов, в которых было установлено 16 орудий. В главной же части крепости по генеральному плану, как указывал с своем донесении от 12 марта 1812 г. главный строитель крепости генерал-майор Гекель, было «произведено менее половины тех обширнейших работ, которые к окончанию оной нужны, и что потому при всевозможном усилении работ не предвидится возможности привести оное в нынешнем году в оборонительное состояние»[6].

Но, несмотря на то, что предмостное укрепление было чисто земляным, а в основной части крепости только в некоторых местах успели насыпать основание главного вала, 14 июля 1811 г. Динабург был объявлен крепостью первого класса.

Сосредоточив основные силы Великой армии на московском направлении, Наполеон, чтобы обезопасить себя от удара во фланг со стороны Петербурга и самому угрожать правому крылу русских, послал 10-й корпус маршала Макдональда в направлении Риги и 2-й корпус маршала Удино в направлении Вилькомира (Укмерге) — Динабурга.

Отход 1-й Западной армии к Дриссенскому укреплению открыл французам путь к не готовой к обороне Динабургской крепости. Гарнизон крепости в это время насчитывал около 2,5 тыс. человек, так как большая часть воинских частей была отправлена в другие места. На вооружении крепости имелось не более 80 пушек и мортир. Комендантом крепости в это время был генерал-майор Уланов.

19 июня командующий 1-й армией Барклай-де-Толли направил в Динабург полковника артиллерии Тишина с поручением перевезти из Динабурга в Новгород большие запасы продовольствия, пороха, казенного имущества, а для Динабургского гарнизона оставить только то, что необходимо для обороны.

23 июня в Динабург прибыл сводный гусарский полк, составленный из запасных эскадронов Изюмского и Елизаветградского полков. Этот отряд насчитывал 2 штабс-офицеров, 14 обер-офицеров, 12 музыкантов и 428 рядовых. Командовал отрядом майор Бедряга. 29 июня в Динабург было направлено еще четыре батальона из резервного корпуса, подразделение кавалерии и полсотни казаков.

 К 30 июня передовые отряды французов были уже в 2—3 верстах от Динабурга. Навстречу им отправились три эскадрона гусар. В ходе стычки гусары захватили 12 пленных.

В 4 часа дня 1 июля корпус маршала Удино в составе трех пехотных (32 тыс. чел.) и одной кавалерийской дивизий (2,4 тыс. чел.) пошел к предмостному укреплению и начал атаку. Бой продолжался более 4 часов, однако огнем крепостной артиллерии удалось атаку отбить. 2 и 3 июля французские войска пытались штурмовать крепость, но безуспешно. Поняв, что без применения мощной осадной артиллерии овладеть Динабургом нереально, маршал Удино двинулся вдоль левого берега вверх по Двине.

Барклай-де-Толли в своем рапорте Александру I писал, оценивая действия Динабургского гарнизона: «Храбрый гарнизон». Его стойкость и победа были неожиданностью и для военного министра России. Барклай писал генерал-майору князю Яшвилю: «Я никогда не полагал, что Динабургское мостовое укрепление можно было защищать против превосходных сил неприятельских долгое время». Многие офицеров получили награды, всему гарнизону было объявлено «Высочайшее благоволение» императора Александра I.

Увы, русские военачальники были горазды кричать о победе под Динабургом, но сами не знали, что делать далее с крепостью. Так, командир 1-го отдельного пехотного корпуса граф Витгенштейн предлагал оставить Динабург, а его начальник артиллерии генерал-майор Яшвиль издал приказ сжечь деревянные постройки в крепости.

Ну а посланный Барклаем вывезти ненужное имущество из крепости полковник Тишин «проявил инициативу» — вывез из Динабурга легкие крепостные орудия, а часть тяжелых затопил, а затем приступил к вывозу пороха. Куда смотрел комендант крепости, не ясно, а, может, Тишина просто «подставили» задним числом? Теперь нам этого никогда не узнать.

А генерал-майор Яшвиль приказал генерал-майору Уланову разрушить укрепления и отвести войска. Деревянные строения в мостовом укреплении были сожжены, все орудия были затоплены, за исключением 20 орудий, из которых 6 были оставлены при батальонах, а остальные отправлены в Псков.

20 июля дивизия генерала Риккардо из корпуса Макдональда заняла Динабургскую крепость и город.

Французские войска срыли до основания укрепления Динабурга, а затем оставили там небольшой гарнизон, покинувший остатки крепости лишь в декабре 1812 г.

Итак, война 1812 года не была борьбой за освобождение белорусского народа. Наполеон и не собирался нести свободу и демократию, а наоборот старался расстрелами и виселицами заставить крестьян трудиться на польских помещиков и оккупационную армию.

Большинство польских помещиков с энтузиазмом вступили в Великую армию и бесславно сложили свои головы на просторах России.

Белорусскому же народу и народам РФ нет резона делить лавры победы над Наполеоном и отборными армиями большинства стран Европы. Славы 1812 года хватит на всех. Вечная слава погибшим за нашу общую Родину!

Александр Широкорад,
Военный историк, писатель, публицист

 

 


[1] Ярмусик Э.С. История Беларуси с древнейших времен и до нашего времени. Минск, 2008. С. 102.

[2] Чигринов П.Г. История Беларуси с древности до наших дней. Минск, 2004. С. 289.

[3] Цит. по: Жилин П.А. Отечественная война 1812 года. М.: Наука, 1988. С. 102.

[4] Тет-депон — военное мостовое оборонительное сооружение.

[5] Штурмфалы — преграда штурму, устраиваемая в наружном рве полевых и временных укреплений в виде горизонтального палисада (см.) и состоящая из сплошного ряда заостренных бревен, уложенных под наружной частью насыпи бруствера или под гласисом и свешивающихся над эскарпом или контрэскарпом рва.

[6] Якуб Зю Крепости 150 лет // «Красно Знамя». 20 мая 1983 г.