Наверх

18.01.2021

Автор: Евгений ВЛАДИМИРОВ

Фото: Фото автора

Летчик-космонавт Сергей Крикалев: Российско-белорусский модуль на орбите? Почему бы и нет…

Исполнительный директор госкорпорации «Роскосмос» по пилотируемым космическим программам рассказал о перспективах развития космонавтики

Накануне нового года в белорусском посольстве в Москве состоялось вручение государственного флага Беларуси летчику-космонавту Олегу Новицкому. Весной Новицкий в третий раз отправится на орбиту, и этот флаг полетит в космос вместе с ним. На церемонии присутствовал исполнительный директор госкорпорации «Роскосмос» по пилотируемым космическим программам, Герой Советского Союза и Российской Федерации Сергей Крикалев. Пользуясь случаем, мы задали ему несколько вопросов.

На первом месте – интересы дела

– Сергей Константинович, регулярно ходят разговоры о том, что Международная космическая станция, МКС, устарела, и что России пора обзавестись собственной станцией…

- К таким вещам надо относиться очень аккуратно, тщательно взвешивать каждое решение, понимать, как и почему мы это делаем. Совместная работа в рамках МКС имеет много положительных моментов. Мы реально помогаем друг другу, реально сотрудничаем - и на орбите, и на Земле. Можно, конечно, всё делать самостоятельно, в каких-то случаях это целесообразно, но далеко не во всех. Да, такие мнения высказываются, они имеют право на существование как альтернативная точка зрения, это нормально. Но что будет на самом деле, очень сильно зависит от экономических и политических реалий. Пока, несмотря ни на какие трения, мы в рамках МКС продолжаем сотрудничать очень эффективно.

– Когда-нибудь мы всё равно запустим новую станцию. Может ли она быть российско-белорусской?

– Если Беларусь будет готова к сотрудничеству в космосе, я думаю, это вполне вероятно. Но, скорее всего, там будет не двух-, а многостороннее сотрудничество. Хотя теоретически, конечно, можно предположить и двустороннее. Один из вариантов будущего развития – распределённая станция, собранная из автономных летающих модулей. И эти модули уже вполне могут быть и двусторонние. В том числе – российско-белорусские.

– В СССР была целая программа «Интеркосмос», в рамках которой мы выводили на орбиту поляков, болгар, немцев, румын, монголов, французов и так далее. Есть план отправить в космический полёт именно гражданина Республики Беларусь?

- Это неправильный подход. С моей точки зрения, как только мы начинаем использовать для отбора участников космических экспедиций какие-то факты, отличные от профессиональной компетенции, медицинских показателей и умения работать в команде, неважны факторы мужчина-женщина, брюнет-блондин, гражданин того или другого государства, принадлежность к одной или другой партии… Это всё идёт в ущерб работе. На первом месте должны стоять интересы дела, а гражданство или национальность – это уже вопрос даже не второй, а десятой важности.

И соревнование, и сотрудничество

- Насколько реально до 2030 года высадиться на Марс?

– Конечно, нереально. К этому сроку нашей целью является посадка на Луну. Но, что касается перспектив - наверное, после лунной будет и марсианская программа. Это же всё последовательные шаги, точно так же, как Международная космическая станция. МКС – шаг к дальним орбитам, а от дальних орбит мы пойдём к Луне, Марсу и так далее.

– Но к Луне мы реально готовимся?

– Конечно. Создаётся новый перспективный транспортный корабль, предназначенный для полётов за пределы земной орбиты. Его называют то «Федерация», то «Орёл». Он, конечно, сложнее и дороже, чем современные корабли, ему нужно больше топлива, чтобы успешно маневрировать. Но это уже корабль нового уровня.

– Не говоря про США, которые на Луне уже были, Китай нас может обогнать в этой космической гонке?

- Да. На самом деле сейчас идёт… Я даже не назову это соревнованием - это и соревнование, и сотрудничество. Естественно, мы сравниваем достижения друг друга. Кто-то вырывается вперёд в одном направлении, кто-то в другом. Поэтому для того, чтобы не откатиться назад, мы должны постоянно двигаться вперёд.

– Но ведь Китай ещё совсем недавно начинал с того, что использовал нашу устаревшую технику…

– Что вы называете «устаревшей техникой»? Наш «Союз» тоже можно считать устаревшим, но он очень надёжен, актуален и востребован. Везде есть свои плюсы и минусы. Китай вкладывает в развитие космонавтики достаточно много. Они пока находятся немного позади, но очень активно рвутся вперед.

Недружелюбная среда

- А у нас сегодня финансирование нормальное или стоило бы добавить?

- Финансирования всегда не хватает. Даже если его в два раза увеличат, всё равно будет мало.

- В каких областях космических технологий мы по-прежнему признанные лидеры?

- Конечно, прежде всего, это пилотируемая космонавтика. Пока не так много стран обладают этими технологиями. Хотя американцы возобновили самостоятельные полёты, тем не менее большей частью они продолжают пользоваться нашими аппаратами. Это понятно: для того, чтобы программа была устойчивой, нам надо сотрудничать. Даже если американцы полностью перейдут на автономные полёты, скорее всего, сотрудничество, в том числе и в области пилотируемых полётов, мы будем продолжать.

– Интересно, вроде как на земле нас и американцев называют врагами. А в космосе – отношения хорошие?

– Так всегда бывает там, где мы встречаемся с реальными сложностями и трудностями. Обратите внимание, какие бы не были отношения между странами, моряки всегда идут на помощь, когда корабль подаёт сигнал SOS. Когда становится сложно, опасно, когда ты работаешь в такой недружелюбной среде, как космос, наиболее выгодным вариантом взаимоотношений является сотрудничество.