Наверх
Слово эксперта

03.12.2020

Автор: Подготовил Евгений ВЛАДИМИРОВ

Фото: Фото автора

Алексей Дзермант: Нельзя допускать, чтобы враждебная сторона становилась монополистом на информационном поле

Политолог, главный редактор портала imhoclub.by проанализировал информационную атаку на Беларусь

Во время прошедшего недавно форума «Информационная безопасность Союзного государства: современные вызовы и новые технологии» большинство экспертов сошлись на том, что из событий в Беларуси необходимо извлечь уроки. В том числе и в области защиты информационного поля. Какие это должны быть выводы и уроки? Об этом во время своего выступления говорил политолог, старший научный сотрудник Института философии НАН, главный редактор портала imhoclub.by Алексей Дзермант.

- Из белорусского политического кризиса можно сделать выводы как негативного, так и позитивного характера, - сказал он. - Начнем с негатива. Коллеги наверняка следили за тем, как первую неделю освещались белорусские события в российских СМИ. Была проблема и в восприятии этих событий с российской стороны, и в том, какая картинка шла из Беларуси. Я напомню, что три дня отсутствовал Интернет, и, по сути, единственным источником видео и информации был известный телеграмм-канал, признанный ныне экстремистским. Этот канал в начале событий был источником информации и для многих СМИ.

Из этого, конечно, нужно сделать следующий вывод: нельзя допускать, чтобы враждебная сторона становилась фактически монополистом контента, информации о происходящем в стране. Этот контент во многом создавал те достаточно критичные оценки, которые звучали на многих российских площадках. То есть со стороны власти необходимо было формировать свою картинку, не позволять этому источнику превратиться в монополиста.

Позже картинка во многих российских СМИ стала выравниваться. Происходило осмысление того, к чему это все идет. А после заявления Владимира Путина, который поддержал белорусскую власть, было видно, как многие российские эксперты "переобувались прямо на ходу". После сказанного российским президентом они переосмыслили то, что происходит в Беларуси. Все это говорит о том, что обмен информацией должен происходить в других форматах. Мы не должны позволять третьей стороне вклиниваться в инфообмен между нашими странами и, по сути, создавать повестку.

Еще один момент. В последние несколько лет я заметил расхождение в политике наших государств в отношении информационной сферы. Например, в России был принят закон об иностранных агентах. В них включаются как СМИ, так и неправительственные организации. Деятельность таких организаций маркируется, отношение к их деятельности соответственное. Почему бы этот опыт не применить на союзном уровне? Мы ведь можем разработать модельный закон в Союзном государстве об иностранных агентах и отнести в их число деструктивные СМИ, которые работали в негативном контексте в Республике Беларусь. Это просто необходимо делать, если мы говорим о едином пространстве.

В то же время в Беларуси была принята Концепция информационной безопасности. И в ней появился такой сомнительный, на мой взгляд, концепт, как информационный нейтралитет. Ну, и где сейчас этот нейтралитет? На нашу страну была направлена настоящая информационная агрессия. А когда вас атакуют, нейтральным быть нельзя. Этот концепт не работает. Наверное, необходимо пересматривать саму концепцию, те неработающие моменты, которые были заложены год назад и оказались не соответствующими реалиям жизни. В этом плане нам необходимо сближать понимание информационной безопасности в России и Беларуси, а не расходиться в разные стороны.

Мы не должны отдаляться друг от друга в плане концепций, законов, осмысления реальности. А реальность такова, что, увы, нет у нас никакого нейтралитета. Мы на одной стороне и отражаем информационную агрессию. Если власти не поймут этого, то следующая атака будет фатальной. Об этом нужно говорить открыто.

В то же время события в Беларуси показали еще одну тенденцию. Активность шла не только с той стороны, многие люди, которые до того были далеки от политики и информационной сферы, получили импульс для поддержки государства. Сейчас мы не имеем права сказать им: «Все-все, успокойтесь, возвращайтесь к своей обычной деятельности». Тот актив, который был поднят этой волной, – это и блогеры, и новые телеграмм-каналы, и движение по организации маршей, флеш-мобов и чего-то подобного, - это то самое ядро прогосударственного гражданского общества, с которым нужно дальше работать.

Возникает вопрос о формах этой работы. Здесь многое говорилось о том, что да, союзные СМИ есть, и это очень хорошо. У них есть определенные ресурсы, я уверен, они прекрасно работают в тех нишах, которые освещают деятельность органов Союзного государства. Но этого, увы, недостаточно. Потому что для работы с тем активом, теми новыми инициативами нужна другая форма управления.

Придумывать ничего не нужно, те же западные схемы прекрасно работают. По сути, мы должны организовать либо под эгидой Постоянного Комитета Союзного государства, либо отдельно, фонд, который на грантовой основе будет заниматься распределением ресурсов для блогеров, новых СМИ, идущих снизу гражданских инициатив. Если этот механизм будет запущен, я уверен, мы увидим колоссальный прогресс в продвижении низовой горизонтальной повестки в наших странах.

Именно на такой основе была создана огромная инфраструктура оппозиционных СМИ, которая сейчас и проявилась. Она создавалась годами и даже десятилетиями, но в определенный момент, по щелчку, они все выстроились и стали работать. Ведь тот канал, который ныне признан экстремистским, не сразу набрал 2 миллиона подписчиков. Его пиарили многие ресурсы – вся инфраструктура оппозиционных СМИ работала на прокачку этой новой газеты «Искра», которая, в отличие от других телеграмм-каналов, занималась не публикацией инсайдов, а организовывала революционную массу.

В информационной инфраструктуре, конечно, должны быть и официальные государственные СМИ Беларуси и России, и СМИ Союзного государства. Но без довеска в виде гражданской сети журналистов, блогеров, ютуберов, телеграммеров мы будем проседать и в значительной степени уступать инициативу. Поэтому нужно менять структуру управления этим процессом. Через фонды, гранты поддерживать такие прогосударственные ресурсы, делать так, чтобы они могли работать.

Я могу привести свой пример. У меня в разных сетях и на портале, который я редактирую, аудитория где-то 20-25 тысяч человек. Это я создавал один без какой-либо поддержки. И я понимаю, что сейчас я закапываюсь в сообщениях, в информации, в каких-то роликах, которые мне присылают. А как должно быть? Давайте возьмем не меня, но такого же. Он должен знать, что есть некий фонд, куда он может прийти, подать заявку и объяснить, что у него есть куст новых СМИ, которые он хочет развивать. Но ресурсов не хватает. А он должен нанять людей, купить камеру для более качественного ютуб-контента и так далее… И для этого нужно вот это и это. И он по итогам получает какие-то средства и развивается.

Это новая, иная философия организации работы со СМИ. Я не скажу, что все ресурсы должны идти этой тропой. Но такой инструмент должен быть. В России это поняли давно. Например, Фонд президентских грантов имеет очень большой тематический охват, эту схему он прекрасно освоил. Мы видим, как после появления собственного грантового оператора и собственного фонда влияние зарубежных НКО в России стало снижаться. Я считаю, что в Союзном государстве и в любых интеграционных структурах, в том числе в Евразийском экономическом союзе, должны быть такие операторы.

Без этого, на мой взгляд, в современном мире нельзя. Это демократизирует медийную инфраструктуру, позволяет черпать оттуда новые кадры, в том числе для официальной журналистики. Кстати, здесь первые шаги тоже уже сделаны. Клуб «Друзья Сябры» и «Клуб главных редакторов» - это, по сути, первая ласточка. Но таких инициатив должно быть десятки. Чтобы они имели региональные измерения, чтобы вовлекали людей, которые раньше не занимались журналистикой и какой-то информационной работой. Чтобы это была та низовая волна, которая превратится в низовую опору гражданского общества и для нашего союза, и для наших государств.