Наверх
Слово эксперта

05.10.2020

Автор: Евгений ВЛАДИМИРОВ

Фото: Фото автора

Владимир Перебоев: Пандемия показала, что интеграция стала благом для каждого жителя стран ЕАЭС

Руководитель направления Центра интеграционных исследований Евразийского банка развития - о том, как инструменты интеграционных объединений помогают справиться с общими вызовами

Во время открытия «Школы Союзной лиги дебатов», которая прошла в конце сентября и была организована Центром изучения перспектив интеграции, руководитель направления Центра интеграционных исследований Евразийского банка развития Владимир Перебоев поделился своим видением той роли, которую интеграционные процессы играют в борьбе с пандемией в странах ЕАЭС.

- Пандемия коронавируса стала испытанием и для Евразийской интеграции, и для всей мировой экономики, - сказал он. - Именно в этой ситуации Евразийский экономический союз и созданные в его рамках структуры и органы помогли лучше выдержать это испытание именно за счет координации. Ведь интеграционный процесс – это прежде всего координация, объединение усилий и потенциалов участвующих стран.

Пандемия стала серьезной проверкой на прочность наших экономик и интеграционных проектов. Именно во время пандемии органы евразийской интеграции - Евразийская экономическая комиссия, Высший евразийский экономический совет, Евразийский межправительственный совет и многие другие организации, созданные в рамках ЕАЭС, - помогли обеспечить координацию между государствами. Было принято огромное количество мер для того, чтобы преодолеть пандемию, обеспечить оперативную поставку медикаментов и постоянное сотрудничество между структурами, которые отвечают за здравоохранение и социальное обеспечение граждан.

Именно здесь страны-члены ЕАЭС продемонстрировали готовность к координации. В углублении и ускорении сотрудничества наших стран и в повышении эффективности инструментов этого сотрудничества заключены основная сила и основной потенциал интеграции.

Очень важен тот факт, что текущий интеграционный процесс сопровождается институциональным развитием. Если обратить внимание на эволюцию интеграционных процессов начиная с 1991 года и заканчивая сегодняшним днем, то можно увидеть, что большинство этапов интеграции не сопровождалось созданием наднациональных органов, формированием прочных институтов интеграции. Положение меняется начиная с 2000 года, когда было создано Евразийское экономическое сообщество, с 2003, 2006 годов, когда был создан Евразийский банк развития, 2012 год, когда были созданы Евразийская экономическая комиссия и органы ЕАЭС. Именно эти 20 лет позволили обеспечить институциональный каркас евразийской интеграции. Благодаря этому каркасу стали возможны ускорение экономической интеграции и появление полноценного экономического союза на постсоветском пространстве.

Более того, сегодня Евразийский экономический союз идет по пути создания конкретных общих рынков. В этом основной потенциал нашего интеграционного объединения - обеспечить единые правила игры на национальных рынках. И оперативное создание общего рынка лекарств и единых правил игры на всей территории Евразийского союза стало ключевым и обеспечило оперативное реагирование на все риски пандемии. Именно поэтому наши страны быстро преодолели ее пик.

Это лишь один из примеров, когда интеграция оказывает непосредственное влияние на уровне межправительственного диалога, не только на уровне крупных компаний и их кооперации. Пандемия показала, что интеграция стала благом для каждого жителя стран ЕАЭС. Если бы не было принято оперативных мер, если бы не было проведено большое количество согласованных мероприятий, то не было бы обеспечено оперативное реагирование на распространение инфекций, не было бы налажено оперативное обеспечение наших больниц и клиник необходимыми медикаментами и техникой.

Но пандемия, рынок лекарств - это лишь один из аспектов. В целом Евразийский союз создан для того, чтобы содействовать повышению жизненного уровня граждан всех государств-членов союза. Он создан для настоящей кооперации, ее углубления в интересах глобального повышения конкурентоспособности наших стран.

Вместе с тем Евразийский экономический союз - это, конечно, не гарантия того, что наши страны обязательно вырвутся в лидеры на глобальных рынках. Но это очень важный и очень эффективный инструмент, который позволяет нашим странам добиваться лучших условий на внешних рынках и обеспечивать лучшую кооперацию между собой. Одно из достижений ЕАЭС - это успешная и эффективная внешнеторговая политика и сформированный единый рынок труда.

Что касается внешнеторговой политики, то сейчас стремительно расширяются зоны свободной торговли, расширяется международное партнерство Евразийского экономического союза. Это очень важная возможность доступа наших стран на внешние рынки. Например, в условиях санкций Россия испытывает сложности доступа на внешние рынки. В условиях протекционистских мер третьих стран или в условиях повышенной конкуренции наши страны далеко не всегда имеют возможность эффективного доступа на внешние рынки.

Как раз большое евразийское партнерство, которое еще называют Евразийским континентальным партнерством, становится инструментом, который позволяет нашим странам получать лучшие условия доступа на внешние рынки. А без выхода на внешние рынки не будет полноценной модернизации экономик, не будет экономического развития. Сеть зон свободной торговли, которые действуют с Вьетнамом, соглашения с Ираном, с Китаем, соглашения, которые прорабатываются сейчас, - все это обеспечивает нашим странам доступ на внешние рынки.

Еще одна важная возможность для граждан наших стран - это единый рынок труда. Это обеспечение равных возможностей для трудоустройства, для предпринимательской деятельности для наших граждан на всей территории Евразийского экономического союза. Но, несмотря на обеспечение этих равных возможностей, мы по-прежнему наблюдаем довольно низкую мобильность населения между нашими странами, невысокий уровень кооперации предприятий и компаний.

Большинство компаний предпочитают вести свой бизнес на национальной территории. Далеко не всегда они имеют возможность выйти за пределы своего региона и своей страны. Как правило, это происходит либо из-за отсутствия экономических возможностей и административных ресурсов, либо потому, что предприятия не имеют представления о том, какие инструменты предоставляет Евразийский экономический союз, какие возможности он открывает для взаимной торговли и кооперации. К тому же многие компании не знают о тех возможностях, которые дает ЕАЭС в плане доступа на внешние рынки, на рынки тех стран, с которыми ЕАЭС заключил соглашение о зоне свободной торговле или о торгово-экономическом сотрудничестве.

Поэтому очень важно решать задачу не только создания институтов ЕАЭС, не только формирования общих рынков, но также проблемы информирования предприятий, населения о том, какие они имеют возможности на территории пяти государств Евразийского экономического союза.

Евразийский банк развития, собственно, и призван ускорять кооперацию наших стран, взаимную торговлю и финансовые потоки между ними. На финансовую интеграцию, на создание общего финансового рынка в рамках нашего интеграционного объединения делается очень серьезная ставка. Свободное перемещение капитала, свобода инвестиций не менее важны, чем свободное перемещение товаров и услуг. Членами Евразийского банка развития являются все страны ЕАЭС, а также Таджикистан. Сейчас ведутся переговоры о вступлении Узбекистана. Параллельно идут консультации о вступлении Узбекистана в ЕАЭС в качестве страны-наблюдателя. Также ведутся переговоры о вступлении Таджикистана в ЕАЭС.

Евразийский банк развития обеспечивает финансовый каркас сотрудничества между нашими странами. Мы обеспечиваем инструменты кооперации, возможность сотрудничества государств, когда по политическим соображениям те или иные страны не могут присоединиться к Евразийскому экономическому союзу. Если они не могут участвовать в коллегиальных органах и предпочитают сохранять нейтралитет по отношению к интеграционным блокам, но заинтересованы в доступе на общий рынок Евразийского экономического союза и эффективном сотрудничестве с государствами-членами ЕАЭС, тогда на помощь приходим мы.