Наверх
Слово эксперта

12.05.2020

Автор: Евгений ВЛАДИМИРОВ

Фото: souzveche.ru

Вячеслав Сутырин: В информационном пространстве стран постсоветской Евразии обостряется конкуренция

Исполнительный директор Российско-белорусского экспертного клуба размышляет о том, что можно противопоставить деятельности западных неправительственных организаций в рамках информационного пространства ЕАЭС

Одним из экспертов онлайн-конференции «Медиаизмерение евразийской интеграции: актуальные тенденции и вызовы», которую в конце апреля провел Центр изучения перспектив интеграции, стал Исполнительный директор Российско-белорусского экспертного клуба, главный редактор портала «Евразия.Эксперт», проректор по международной деятельности Государственного академического университета гуманитарных наук Вячеслав Сутырин (репортаж о конференции читайте здесь). Он рассказал о деятельности зарубежных неправительственных структур в информационном поле постсоветского пространства и поделился размышлениями о том, что с этим делать.

- В последние годы бурно развиваются средства коммуникации, но сам организационный механизм зарубежного влияния на информационный фон за последние 30 лет не сильно изменился, - начал свое выступление Вячеслав Сутырин. - Это так называемая парадигма «гражданского общества». В ее рамках государственные ведомства и международные неправительственные организации, в основном западные, финансируют в целевых странах общественные организации и медиа, которые создают определенные инфоповоды, формируют и поддерживают экспертные сети, реализуют информационные проекты. Это довольно стройная система работы, нацеленная на политическое влияние, расширение рынков сбыта для своей продукции.

Если США начали заниматься формированием «гражданского общества» и запуском медиа-проектов на постсоветском пространстве 30 лет назад, то Евросоюз вышел на эту арену позже. Примерно 15 лет назад они системно начали заниматься этим в рамках европейской политики соседства, а в 2008 году, с созданием программы "Восточное партнерство", занялись этим очень широко, причем без учета связей постсоветских стран с Россией, а нередко в противовес.

Еврокомиссия и Совет Евросоюза в рамках внешней политики ЕС, по официальным данным, тратят на деятельность НПО от 1 до 1,5 миллиарда евро в год. США, по разным оценкам, тратят на эту деятельность по всему миру от 5 до 10 миллиардов долларов в год. Разные страны реагируют по-разному. Россия и Казахстан в последние годы ограничивают деятельность западных НПО, в Беларуси, наоборот, их активность возрастает.

Как «невидимая рука рынка» не всегда хорошо работает, так и «невидимая рука общественного мнения», конечно, в каких-то рамках, может, и существует, но есть силы, которые подталкивают ее согласно своим интересам. В целом конкуренция в информационном пространстве постсоветской Евразии обостряется. После 2015 года в европейской политике произошли изменения. Был создан ряд структур по борьбе с «российским информационным влиянием» в странах Восточного партнерства, особое внимание уделяется Беларуси, Армении, где ЕС наращивает поддержку «гражданского общества».

Конкуренция в информационной и общественной сфере – это обычное явление. Важно участвовать в формировании информационного потока, общественного мнения. Если мы не будем этого делать, то его формировать будут за счет нас и не в наших интересах.

Что делать? Не думаю, что нам нужно идти по пути Евросоюза – создавать официальные структуры с целью информационного противодействия ЕС. Начать можно с другого вопроса. ЕАЭС в связи с развитием интеграции превратился в очень сложное, технократическое образование. Тысячи страниц договоров, разобраться в них могут только профильные специалисты – консультанты, отраслевые эксперты в очень конкретных и узких сферах. Естественно, они не будут заниматься популяризацией интеграционных процессов. Важно сделать евразийские интеграционные процессы понятными для людей. Люди не просыпаются каждый день с мыслями об интеграции, о ЕАЭС или Союзном государстве. Их это мало волнует. Но это не значит, что эти институты на них не влияют. Очень даже влияют, если ЕАЭС и Союзное государство вдруг исчезнут, люди это почувствуют на себе. Это сильно ударит по их благосостоянию, безопасности. Закрытие границ в связи с коронавирусом заставило по-новому взглянуть, оценить те возможности, которые у нас были и, будем надеяться, вернуться.

Необходимо создавать общественную инфраструктуру, целью которой было бы информационное сопровождение евразийской интеграции, разъяснение возможностей и выгод от интеграции для людей, поддержка объединительных процессов. Мы вряд ли можем рассчитывать, что в ближайшее время ЕАЭС создаст крупное СМИ – пока в этой сфере нет общего целеполагания государств-участников. Пока общая информационная политика в рамках ЕАЭС не запущена, можно сконцентрироваться на других общественных проектах. Например, создание программы академической мобильности в рамках союза, поддержка за счет микрогрантов проектов в приграничных регионах в сфере бизнеса, образования, культуры.

Корреспондент нашего сайта задал Вячеславу Сутырину вопрос:

- Но могут ли точечные проекты противостоять миллиардным вложениям Запада? Здесь сразу приходит на ум создание российской структуры «Russia today». Пока ее не было, выстраивать информационную политику пытались точечными проектами. И получалось не очень. В то же время «RT» работает настолько эффективно, что на западе ее очень боятся.

- Это хороший вопрос, есть две точки зрения, ответил эксперт. Одна состоит в том, что для развития Евразийского союза нужны большие инфраструктурные проекты, в том числе и в области информации. Они станут скрепами и позволят ЕАЭС развиваться. Но есть и другая точка зрения, которая гласит: все, что большое, неэффективно. А эффективно все, что маленькое, – то есть работает «точечно».

Предложения создать большое информационное агентство, или телеканал Евразийского союза, возникают периодически. Никто не против, но ничего из этого пока не создано. Почему? Вопрос в том, кто будет создавать такие крупные структуры? Например, в Союзном государстве по договорам существуют информационные ресурсы и СМИ. А у Евразийской экономической комиссии по Договору о ЕАЭС их нет, и в ближайшем будущем они не появятся. Потому что в вопросе информационной политики у участников ЕАЭС не сформулировано общих целей.

В этих условиях движение на уровне «горизонтали интеграции», создание точечных информационных и общественных проектов в ЕАЭС для решения конкретных задач – первый возможный шаг. К тому же это значительно экономичнее, чем сразу создавать крупную структуру, но со временем этот вопрос может вновь вернуться в повестку дня.