Наверх
Слово эксперта

29.05.2019

Автор: Евгений ВЛАДИМИРОВ

Фото: Фото автора

Леонид Дубаневич: Ни один артефакт, найденный поисковиками, не должен «уйти в сторону»

Известный белорусский военный эксперт рассказал о работе поисковых отрядов в Синеокой

Во время круглого стола, который прошел в Твери в мае в рамках организованного Постоянным Комитетом Союзного государства пресс-тура, не раз поднималась тема работы поисковых отрядов. Какими документами регламентируется их работа, должны ли они сдавать все найденное, как быть с извлеченным из земли боевым оружием? Вопросов много, не на все пока есть ответы. 

На этом же круглом столе присутствовал известный военный эксперт из Минска, шеф-редактор программы «Арсенал» белорусского телевидения, сценарист документального кино, член военно-научного общества Вооруженных сил Беларуси Леонид Дубаневич. Он рассказал, как эти проблемы решаются в Беларуси, и вообще о работе белорусских поисковиков.

- У нас есть специальная поисковая воинская часть - 52-й поисковый батальон, - рассказал Леонид Дубаневич. - Кроме того, есть много общественных поисковых отрядов. Но все они работают с обязательным участием представителей либо Управления по увековечиванию памяти Минобороны Беларуси, либо военных 52-батальона. Общественные поисковики могут свободно заниматься поиском документов, копаться в архивах и искать места для экспедиций. Но когда с апреля по ноябрь начинаются полевые выходы, на всех раскопках обязательно присутствуют государственные специалисты.

Это сделано, во-первых, чтобы не допустить распространения оружия и боеприпасов, которые извлекаются из земли. А во-вторых, чтобы ни один артефакт не ушел куда-то в сторону. Любая находка сразу же фиксируется. С этого момента ее путь под постоянным контролем. А решение о том, что с ней делать, можно принять и потом. 

За прошлый, 2018 год, в Беларуси были подняты и перезахоронены более пяти тысяч человек. Из них 1444 — мирные люди, их останки, как правило, находят в местах массовых расстрелов. Последнее такое место было обнаружено в районе города Несвиж. Почти тысяча человек в совершенно неизвестном захоронении, которое случайно нашли при строительстве. Я снимал сюжет об этом. Представьте карьер, где многими слоями лежат обувь, кости… Это страшно. Фашисты расстреляли этих людей в 1941 году — это напрочь опровергает теорию о том, что немцы начали расстреливать мирных жителей в отместку за партизанские акции. Осенью 1941-го партизанское движение в Беларуси только зарождалось. 

Кроме того, за прошлый год были обнаружены останки 652 военнослужащих Красной армии, 10 — русской императорской армии 1812 года (мы нередко находим и такие останки, причем и французов) и 106 бойцов Первой мировой войны.

На территории нашей страны фронт Первой мировой стоял два года, следы тех боев и останки мы находим очень часто. В этом году были найдены две гильзы Первой мировой войны, в них были запечатаны записки. А на них имена и фамилии. Мы сейчас пытаемся найти списки тех, кто погиб в тех местах, во время нарочанского наступления 1916 года. Тогда почти 70 тысяч солдат и офицеров Русской императорской армии погибли, чтобы спасти французский Верден по просьбе французского правительства.

Часто попадаются останки немецких военнослужащих. В таких случаях сразу устанавливается контакт с немецким народным союзом — это организация, которая занимается захоронением павших в Германии. Они приезжают и поднимают останки под контролем нашего 52-го батальона.

Уникальная находка была в прошлом году в районе деревни Давыдовичи. Там в 1943 году были тяжелые бои. Поисковик-общественник нашел, как он сказал мне, что-то похожее на звездочку от велосипеда. А когда очистил, оказалось, что это Орден Александра Невского. Его отреставрировали и по номеру установили имя награжденного - Иван Викторенко, командир минометной роты. Орденом его наградили за форсирование Днепра.

Поиски Викторенко привели на территорию Казахстана, откуда он призывался. Но там выяснить ничего не удалось. Тогда поисковики разместили информацию в соцсети «Одноклассники». И родственники нашлись: космонавт, Герой Советского Союза Александр Викторенко оказался его племянником. Он приезжал в Минск, наш министр обороны вручил ему орден дяди. Александр чуть не расплакался. А потом решил оставить орден в Беларуси, в музее. 

Эта история, мне кажется, хорошо иллюстрирует то, что контроль необходим. Не будь на месте официального представителя, не будь фиксации, парень мог и продать орден Александра Невского, он очень дорогой. Я не говорю, что поисковик обязательно сделал бы это. Это очень хороший парень, он занимается поисками уже многие годы. А тогда ему было всего пятнадцать лет, он сам пришел и все рассказал. Но, тем не менее, надлежащий контроль гарантирует, что такие находки не «потеряются».

Еще за время поисковой работы мы поняли, что нужно как можно больше снимать на видео и фото, фиксировать все, что только можно. Ведь люди уходят, а иногда просто необходимо выяснить обстоятельства обнаружения той или иной вещи.

Два слова о наших совместных работах. Очень часто к нам приезжают поисковые группы из России. Особенно из Нижегородской области. В 1941-м году в Горьковской области были сформированы две дивизии. Они прибыли на фронт в начале июля 1941 года, прямо с колес, выгрузившись в Чаусах, вступили в бой. И все полегли. Отряды из Нижнего Новгорода работают конкретно по этим дивизиям, приезжают искать своих. Ездят годами. Однажды я познакомился со студентом, который приезжал каждый год, а на третий нашел останки своего деда.

Много ребят приезжают из Пензы. Мне нравится, что они очень хорошо оснащены, прекрасный инструмент и все средства защиты. Кстати, современные средства очень помогают. Например, наши поисковики покупают в американских архивах фотографии аэрофотосъемки. С их помощью нашли захоронение в Брестской крепости - тщательно изучили съемку из космоса, нашли воронку. А раз есть воронка, значит немцы стаскивали туда тела погибших.

Казалось бы, там столько лет работают отряды в Брестской крепости. Но каждый год находят новые захоронения. И мы будем работать, пока не будет захоронен последний солдат.