Курсы валют на 20.11.2017
RUR
BYN
29.73
USD
59.63
EUR
70.36
CNY
89.87
BYN
RUR (100)
3.36
USD
2.01
EUR
2.37
CNY
3.02
Слово эксперта

21.08.2017 Виктор Чаплинский: Когда говорят, что Королев был паинькой – не верьте!

85 лет исполнилось одному из отцов российской космической навигации, уроженцу Витебской области, главному научному сотруднику НИИ космических систем имени А.А. Максимова, заслуженному деятелю науки Российской Федерации, доктору технических наук Владимиру Степановичу Чаплинскому. За почти 60 лет работы ему довелось общаться с настоящими столпами советского космоса.

- Надо было запускать космические аппараты разного назначения: научные, аппараты связи, геодезические, для разведки. Чтобы решать целевые задачи, нам предстояло создать наземный комплекс, который бы контролировал, управлял, получал информацию, обрабатывал и отдавал пользователю. Никто не хотел браться за эту работу. А нужно – «здесь и сейчас», вынь да положь. Министр обороны Георгий Константинович Жуков, когда Академия наук и промышленность отказались этим заниматься, поручил создание этого комплекса генералу Андрею Илларионовичу Соколову и его НИИ-4 МО СССР. И представители промышленности, которые делали полезную нагрузку для ракет - космические аппараты - так или иначе, работали на нашей территории. Здесь бывали не только ракетчики и разработчики космической техники, но и руководители правительства.

На территории нашего 4-го института в Болшево (ныне – входит в город Королёво) был первый ЦУП – центр управления полетами. Это нынешний термин. А тогда его называли КВЦ - координационно-вычислительный центр. Помню, в пристройке – большой кабинет, длинный стол с зеленым сукном, в углу - глобус. Почти каждый день здесь бывал Сергей Павлович Королёв. Потому что здесь шла обработка данных и управление тем, что уже летит. Для Сергея Павловича это было рабочее место. Приходилось бывать у него и нашей группе. Генерал Соколов был крупный специалист-ракетчик, во время войны - член ЦК ВКП(б), работал в Главном управлении ракетного вооружения. Он был близок по работе, да и просто лично с Королевым. Я не знаю, можно ли их было назвать друзьями, наверное, правильнее будет сказать - товарищи по работе.

Келдыш, теоретик космонавтики, бывал у нас часто. Помню случай: запускали станцию к Венере. Ночь. В зале ЦУПа холодно, дежурный сидит. Что-то я там задержался, в половик завернулся и уснул. Появляется Келдыш, спрашивает у дежурного, что и как. Дежурный не может все знать, растерян слегка. Он и говорит: «Мстислав Всеволодович, сейчас тут по случаю один из специалистов остался». Растолкал меня, и я из своего половика увидел Келдыша. Знаете, не было удивления, робости – ну как, ведь общее дело делаем. А вот с Сергеем Павловичем надо было обращаться особо, чутье иметь. Когда о нем сейчас пишут, что он был паинькой, что вы! Не верьте. Но он и отвечал за многое. Келдыш был интеллигентнее, мягче, ему хватало терпения выслушать. Он задает вопрос, ты ему докладываешь. Но не всегда ведь удается ответить быстро и толково. Так он тебя слушает, не погоняет, выспрашивает.

Мне довелось работать с главным конструктором по информационно-измерительному обеспечению полетов Михаилом Сергеевичем Рязанским, Героем Социалистического труда, лауреатом Сталинской и Ленинской премий, член-корреспондентом АН СССР, одним из шести генеральных конструкторов «Совета главных». Он меня звал просто по имени. У него на предприятии на улице Авиамоторной (сейчас это «Российские космические системы», а тогда был «почтовый ящик»), мы согласовывали новую документацию, технические параметры задания и засиделись как-то до ночи. Он дал машину, отвезли меня в Болшево. В те времена я был младшим научным сотрудником, а он главным конструктором, но надо было делать «здесь и сейчас», поэтому особо не чинились, рангами не мерялись.

Готовили пилотируемые полеты в «Энергии». Виктора Дмитриевича Благова, заместителя руководителя космических полётов, одного из создателей космического корабля «Восток». я помню, когда он работал в группе управления. Мы с ним вместе готовили полет «Бурана». Мне поручили докладывать самому академику Валентину Павловичу Глушко о ходе работ. Представляете, обычный старший научный сотрудник докладывал главному конструктору ракетных двигателей! Помню, его заму что-то не понравилось, он на меня аж ногами затопал, так Глушко ему сказал: «Подожди, давай разберемся». Вот такие разные люди руководили нами в космической сфере.

Валерий ЧУМАКОВ, фото автора

Яндекс.Метрика