Наверх

Евгений Федоров: Не пропасть поодиночке

Объединение бывших советских республик – вопрос не выбора ими внешнеполитических приоритетов, но – элементарной выживаемости и сохранения своего суверенитета, – убежден Евгений Федоров, известный российский политик, депутат Госдумы РФ четырех созывов, член думского комитета по бюджету и налогам от партии «ЕДИНАЯ РОССИЯ».

 Объединение бывших советских республик – вопрос не выбора ими внешнеполитических приоритетов, но – элементарной выживаемости и сохранения своего суверенитета, – убежден Евгений Федоров, известный российский политик, депутат Госдумы РФ четырех созывов, член думского комитета по бюджету и налогам от партии «ЕДИНАЯ РОССИЯ». Сегодня он рассказывает, зачем нам, братьям и сестрам по бывшему СССР, нужно воссоединение, что для этого делать и что на пути к этому предстоит преодолеть.

- Евгений Алексеевич, на Вашем персональном Интернет-сайте размещен документ ««Консультации с политическими силами и общественными объединениями по подготовке проекта создания единого Украино-Белоруссо-Российского государства». Там перечислены цели и потенциальные выгоды такого единения, но не даются механизмы их достижения – что и понятно, поскольку документ и призывает таковые выработать. Вы можете кратко сказать нашим читателям о потенциальных выгодах единого славянского государства?

- Это выгоды как общеполитические, так и общеэкономические.

Скажем, сейчас Россия и Украина, по сути, содержат Запад через механизм постоянного выкупа Центробанками долларов и евро с последующей стерилизацией их в золотовалютных резервах (ЗВР) своих стран. Как только это происходит, ЕЦБ и ФРС допечатывают соответственно евро и доллары. Фактически это перечисление регулярной дани Европе и Америке. За счет этого и ряда других механизмов ежегодная дань России составляет от 200 до 300 миллиардов долларов. Собственно, система прямого финансирования нами западной экономики не скрывается. Так, недавно в Москву приезжал итальянский премьер, который открыто просил увеличить объемы евро в российских ЗВРах в связи с кризисом в Европе.

Формирование единого государства Белоруссии, России и Украины приведет к тому, что мы уменьшим объемы отчисления дани, если не вовсе покончим с ней. Соответственно, эти деньги останутся в распоряжении наших народов, что сходу даст примерно удвоение уровня их жизни. К тому же это позволит создать условия для развития национального бизнеса. Сейчас в России и Украине (в отличие от Белоруссии) нет национального крупного бизнеса. Он весь иностранный. У владельцев, может, и наши паспорта, но на деле они обязаны регистрироваться в иностранной юрисдикции, фиктивно перепродать накопленную у нас собственность, и только затем управлять ей как управляющие зарубежных компаний в наших странах. Вот реальный статус крупного бизнеса в России и Украине. С формированием единого государства этот момент также политически решается.

Что до экономики, то, прежде всего, это кооперация и серьезное взаимное разделение труда. Россия это огромная территория, богатая сырьевыми ресурсами. Украина – страна с мощным потенциалом в переработке, Белоруссия – развитые производства готовых изделий. Все это хорошо сочетается и сочленяется, и только от этого экономический эффект для наших стран будет равен 25-30%.

Следующий момент – безопасность. Мир становится более жестким и с нарастающими опасностями. Уже много стран подверглись внешней агрессии, это теперь явная система, и она подбирается все ближе к нам. На Белоруссию уже идет прямая атака. Украина пережила такую атаку в виде оранжевого режима, при котором там было наибольшее падение жизненного уровня населения. А разве на Россию не давят? Давят на нас всех.

Так что формирование единого государства – способ защититься от этого давления, сохранить свою независимость, поднять уровень жизни своих народов и решить обустройство собственной жизни. Нам не надо, как СССР, куда-то лезть, но на своей земле мы можем и должны жить лучше, чем сейчас.

Есть еще целый ряд выгодных для наших стран моментов в случае объединения. Не стану их перечислять – все они есть в упомянутом документе на сайте, и любой может с ним ознакомиться по ссылке www.efedorov.ru

- На Ваш призыв к консультациям по проекту создания единого государства кто-то откликнулся?

- Я направил соответствующие письма депутатам Верховной Рады Украины, Национального Собрания Республики Беларусь, уже не раз встречался с ними по этим вопросам. Мы активно переговариваемся с коллегами, в большинстве они – за проект. Но здесь многое зависит от России. Шар на нашей стороне: пока уровень поддержки идеи единого государства в Белоруссии и Украине выше, чем в России.

- Интеграционные процессы на постсоветском пространстве ускорились с началом на Западе экономического кризиса. В этом есть какая-то взаимосвязь?

Связь, на мой взгляд, прямая, и она следующая. Сами структура и характер Российского, Украинского, Белорусского и всех постсоветских государств сформировались в результате внешнего воздействия. А именно - поражения в сорокалетней войне и капитуляции в 1991 году СССР и создания на фактически оккупированной территории 15 провинций. Соответственно, проект, связанный с восстановлением в той или иной форме Большой Руси (условно говоря) это, в первую очередь, – процесс освобождения от внешнего управления, установленного с 1991-го года. Тогда и Конституции, и все основополагающие законы вновь образованных государств писались под диктовку иностранных советников. Но как только оккупант слабеет (в силу, например, кризиса, как сейчас) - слабеет и его управление. И, напротив, крепнет национально-освободительное движение на наших территориях, и создаются условия для более быстрого продвижения по пути интеграции и восстановления ранее потерянной страны - хотя бы частично. Это абсолютно естественный исторический процесс, что мы сейчас и свидетельствуем. И наоборот, как только, скажем, те же США укрепляются, они тут же начинают больше давить на свои «пятые колонны» у нас и этот процесс притормаживается. Вот абсолютно прямая историческая конструкция.

- Какие ошибки из прежнего опыта нашего общежития надо постараться избежать будущему Евразийскому союзу?

- Если говорить о предыдущих ошибках, то, конечно, главная случилась в 1917 году. Точнее, Октябрьский переворот стал выражением механизма внешней оккупации, поскольку Ленин был не сам по себе, а германо-британским проектом. При этом тогда были приняты решения, ликвидировавшие историческую природу российского государства. Она заключалась в том, что была сильная национальная политика, и было унитарное устройство. Взамен появилось совершенно нехарактерное для России федеративное устройство. И если нам теперь удастся все-таки уйти от этого принципа (кстати, от него, ушла Украина, и при формировании единого государства можно будет воспользоваться ее опытом), то можно будет, по крайней мере, уменьшить исторические риски для российской нации, существенно обессилившей числом за последние сто лет. Век назад в России жил каждый седьмой житель Земли, сейчас – лишь каждый тридцать шестой. Произошло катастрофическое поражение российской нации в мировой конкуренции. Это, прежде всего, связано с 1917 годом и внешней оккупацией, последовавшей за ним, а затем и за 1991 годом. Так что исторические ошибки, конечно, подлежат осмыслению и дальнейшее госстроительство, когда мы окрепнем, должно строиться с учетом этих ошибок.

- Вот вы говорите унитарное устройство, опыт Украины. Ну, а куда деть наши национальные автономии?

- Вот это как раз и должно входить в процесс переосмысления опыта с учетом прежних ошибок, о котором я сказал, и который нам надо проделать вместе с Украиной и Белоруссией. Надо искать варианты, которые всех устроят. Российская империя решала такие проблемы за счет интеграции национальных элит в общеимперскую компоненту. Багратион в качестве, например, лидера в Грузии, никогда не достиг бы тех высот, что он достиг, будучи лидером в России. Россия нашла путь, при котором национальные лидеры реализовывались много весомее не на национальном, а на общегосударственном уровне. Механизм работал, просто был сбит внешним воздействием, революцией извне. Эту машину надо восстанавливать.

- А что из опыта Евросоюза может пригодиться нам в строительстве единого государства?

- Опыт Евросоюза, конечно, интересен, но нам для себя не стоит его переоценивать. ЕС идет путем плавильного котла. По сути, это политика Гитлера, только мягкими методами. Если Гитлер всех делал немцами путем концлагерей, то Европа всех делает европейцами путем жесткой политики плавильного котла - экономической и организационной. И в этом смысле я не переоценивал бы европейский опыт. Он очень жесток и очень неприятен для конкретного человека. У России свой уникальный опыт национального строительства. Это не плавильный котел, у нас никогда одни нации не уничтожались ради других, не было ассимиляции, не менялись культура и менталитет, а шло объединение – сочетание. Каждая нация остается, но при этом они дополняют друг друга, и формируется единая российская нация. Это более уникальный и приемлемый нам опыт, наш собственный опыт, апробированный и жизненно доказанный самим тысячелетним существованием России, и именно этот опыт нам надо возвращать. Европейский же опыт полезен нам в плане настойчивости и последовательности действий для достижения поставленных целей. В этой части его надо учитывать.

- Есть ли какое-либо внешнее сопротивление интеграции постсоветских государств и если да, как ему противостоять?

- А, собственно, иного-то, кроме внешнего, сопротивления и нет. Нет никаких внутренних проблем в плане сдерживания или ограничения нашей интеграции. Именно из-за внешнего противодействия она не идет желаемыми темпами. И это сопротивление находится в контексте конкурентной борьбы. И европейцы, и американцы прекрасно понимают, что если нам удастся восстановить или сформировать на нашей территории большое государство, оно как минимум будет такое же по силе как Евросоюз или Соединенные Штаты, или близко к этому. И естественно это конкурент, который вернет себе ранее отнятые права. Сейчас мы их кормим, а, объединившись, кормить перестанем. Конечно, для них это прямой вызов. В американской науке (где 80 процентов занятых – гастарбайтеры) уже порядка миллиона ученых и специалистов (включая даже нобелевских лауреатов) из России. А тут мы перестанем их поставлять, потому что создадим для них рабочие места на своей территории. Что существенно подорвет саму основу экономики США. Это только один очевидный пример потенциальной угрозы им от нашего объединения. А таких примеров можно привести еще немало. Понятно, что они сопротивляются, и будут сопротивляться такому раскладу. Так поступило бы любое государство при угрозе того, что рядом может вырасти конкурент, способный серьезно его ограничить.

- Как мировая держава Россия должна ладить со всеми соседями по миру. Тем не менее, можно ли говорить, что привилегированные отношения со странами СНГ наиболее отвечают национальным интересам РФ?

- Знаете, есть интересы и приоритеты, а есть вопрос жизни и смерти. Это разные категории проблем. Так вот единое государство на территории бывшего СССР - это для наших стран и есть вопрос жизни и смерти. Потому что ни одна из них не сможет существовать в самостоятельном виде, не избавившись от внешнего управления. Ну, просто не сможет. Внешнее управление ставит вопросы не только и не просто ухудшения жизни, использования наших стран как источник дешевой рабочей силы или как плательщиков дани, но и – ставит задачи ликвидации наших стран как самостоятельных государств. Это, например, позиция госсекретаря США, открыто требующей от России поделиться Сибирью. Россия де несправедливо наделена природными ресурсами в ущерб другим странам и потому ее ресурсы должны принадлежать всему миру. Это же все неслучайные слова, они обозначают задачи ликвидации Российской Федерации. Например, Хасавюртовское соглашение – это же, по сути, был подписанный документ о ликвидации нашего государства, причем в трехлетний срок! Ликвидации России из-за страха не просто ее сохранения, но – восстановления в былых масштабах. Так что сближение с соседями по СНГ - это не вопрос хорошей или не очень хорошей жизни. Это вопрос выживаемости. Наши взаимоотношения с дальними соседями – это вопрос качества нашей жизни, а взаимодействие с нашими ближними соседями это вопрос жизни и смерти. Нас и их. Вот это надо четко понимать и осознавать.

- Президенты Белоруссии, Казахстана и России провозгласили создание Евразийского экономического союза к 2015 году. Однако союзники явно не равны по своим экономическим потенциалам, особенно Беларусь в сравнении с Россией и Казахстаном. С другой стороны, у белорусской экономики есть то, чего нет у экономик двух «старших братьев». Как при таком раскладе обеспечить равноправные и взаимовыгодные отношения партнеров по «тройке»?

- Только одним путем: через сочетательный механизм совместной работы и жизни. Это принцип, отработанный на Руси еще столетия назад. Его Россия придерживалась всегда вплоть до 1917 года. В этом принципе совершенно неважно, какой у тебя уровень экономический. Важно, если у тебя есть потенциал хоть в какой-то сфере, он будет востребован на уровне всего государства, всего союза. Такой механизм предоставляет шанс каждому подтянуться. Не столько за счет помощи соседа, сколько за счет появления таких же, как у него, возможностей себя реализовать. Это специфический российский механизм, который работал везде и всегда. Когда Россия расширялась, всегда вновь входящие в нее территории резко улучшали свое экономическое положение. В отличие, скажем от колониальной политики Англии, которая, расширяя свои владения, всегда стагнировала вновь присоединяемые территории. Это совершенно разные исторические подходы. И России надо быть собой и проводить свою исторически традиционную политику на территориях будущего объединения. Это будет хорошо сказываться и на самочувствии наших народов, и на уровне их жизни, и на их отношениях с властью.

- Союзное государство должно выступать союзно везде, в том числе на международной арене. Но, и это не секрет, при достаточно частых нападках на Белоруссию со стороны Запада Россия в основном отмалчивается. Мы как-то можем влиять на ситуацию, более жестко ограждать союзника от нападок?

- Ну, так Россия самим фактом своего существования уже обеспечивает безопасность Белоруссии. Без России Белоруссию уничтожили бы просто как уничтожили Ливию, как сейчас уничтожают Сирию. В этом нет сомнений. Поэтому факт наличия России позволяет Белоруссии проводить более самостоятельную национальную политику, чем самой России. Это надо честно признать. И сегодняшняя сложившаяся конструкция в целом вполне достаточна для защиты Белоруссии. Да и нуждается ли она в какой-то особой защите? Думаю, главный вопрос безопасности для белорусов решается.

- Ну, я думаю, белорусы были бы не против, если в ответ на наезд на них того же Госдепа Россия жестко потребовала бы невмешательства во внутренние дела союзника…

- А зачем? Госдеповские накаты приводят к тому, что белорусские элиты становятся больше белорусскими. Там же вводится система запрета въезда, квот и всего такого прочего. Думаю, это наоборот улучшает самочувствие белорусского народа. Он меньше идет по пути колонизации, чем российский даже народ. Сложившаяся система вполне защищает суверенитет белорусов и позволяет им жить той жизнью, которой они хотят жить. У них, например, и, кстати, есть Госбанк. В отличие от России, чей Центробанк по Конституции отделен от государства, а по международным соглашением находится под управлением американской ФРС.

- Что, на Ваш взгляд, является самым важным из достигнутого Союзным государством Россия-Беларусь за 16 лет существования, и как вы оцениваете перспективы его дальнейшего развития?

- Самое важное это то, что мы формально обозначили наличие единого государства. Большего мы просто обозначить не могли – нам просто этого бы не разрешили и мы бы перешли в другую стадию агрессии со стороны США. На мой взгляд, сложившаяся на сегодня конструкция – единственно возможная, что могла бы сложиться в реальных исторических условиях. Исходя, прежде всего, из степени зависимости России от США и Европы. И в этом плане наш союз получился в полной мере тот, что в таких условиях только и мог получиться. Дальнейшее углубление интеграции и создание реального единого государства это уже чисто вопрос внутренней силы России. Мы прямо это связываем с новым курсом Путина после его возвращения в президенты, когда после вынужденного (под давлением США) ухода четыре года назад из верховной власти, у него появляется возможность восстановить логику национально-освободительного движения.

- Интеграция в рамках Евросоюза мотивировалась не только экономическими и политическими устремлениями. В немалой степени сказалась и социокультурная общность. У бывших советских республик также есть общий социокультурный код, особенно у трех славянских народов. Насколько, по-вашему, это значимо для нашей интеграции?

- Это, конечно, помогает. Вообще любые родственные отношения помогают. Но кстати, я не согласен насчет социокультурной общности как одного из важных факторов европейской интеграции. Главным было все же наличие блока НАТО, то есть политический фактор. Вопросы политики, вопросы безопасности всегда важнее всех прочих вопросов. И для России в процессе интеграции с ближними соседями обеспечение единых норм безопасности и защиты своих народов от внешней агрессии и колониальной эксплуатации – главный объединяющий фактор. Ну, а то, что мы родственники, это, конечно, помогает и упрощает решение многих проблем. Например, русский язык, как привычный язык межнационального общения.

- После вступления в ВТО Россия думает как-то координировать свои действия с Белоруссией в противостоянии внешним конкурентам на наших рынках?

- Ну а как же! У нас ведь теперь (вместе с Казахстаном) Таможенный союз. Там, например, единая политика в области технического регулирования, единая политика экономического управления, создано единое правительство. Конечно, интеграция усиливается и взаимодействие в конкурентном противостоянии с иностранцами, безусловно, будет. Но вообще-то я хочу воспользоваться ответом на ваш вопрос для того, чтобы еще раз напомнить сомневающимся в правильности присоединения России к ВТО один важный аргумент в его пользу. Понимаете, ведь мы по факту вступили в ВТО еще в 1990-е годы, не получив ничего взамен. Вступили как бы в одностороннем порядке, не заручившись никакими встречными обязательствами. Так вот сегодня, в итоге официального подписания документов о присоединении к ВТО, мы прекратили этот пораженческий путь сдачи в одностороннем порядке своих рынков конкурентам и получили гарантии другой стороны. Это очень позитивная вещь, и это надо использовать для блага обеих наших стран.

Беседовал Владимир Зарецкий