Наверх

24.02.2021

Автор: Владимир ЗАМИРСКИЙ

Фото: Шерстеникин Вадим

Язеп Дроздович – белорусский Леонардо да Винчи

90 лет назад была издана самая известная книга знаменитого художника, писателя и астронома, уроженца Витебской области Язепа Дроздовича – «Небесные беги»

У Язепа Дроздовича было всего три класса образования и масса талантов. Скульптор, художник, писатель, учитель, астроном - все эти люди как-то уживались в нём одном. Совсем, согласитесь, как в Леонардо да Винчи. Дроздович, как и великий итальянец, намного опережал время в своих исследованиях. И так и не был до конца принят современниками, а жил и творил он в первой половине 20 века. Но оценили его совсем недавно. Теперь, когда освоению космоса дано второе дыхание: планируется экспедиция на Марс, есть планы исследовать Сатурн - о Дроздовиче вспоминают всё чаще.

Язеп много путешествовал во снах к планетам, описывал Марс, кольца Сатурна, их жителей, изображал и рассказывал о них в своих дневниках. С его картин словно списаны многие современные фантастические фильмы. Его «космические» пейзажи уникальны, как, впрочем, и зарисовки старого Минска. Как и великий Леонардо, белорус рисовал чертежи необычных кораблей. Дроздовича можно считать основоположником белорусской фантастической литературы, а ещё – «белорусским Циолковским».

«Большинство визий моих — это не творение фантазии, не самообман, это настоящий дар ясновидения».

У Витебской области, наверное, особое место в белорусской культуре. Здесь родился Марк Шагал, здесь творил Каземир Малевич.  И хотя деревни Пуньки, где появился на свет в 1882 году Язеп Дроздович, больше нет, он для Витебщины тоже свой. Родился будущий художник в крестьянской семье, но совсем не походил на своих ровесников. С большим интересом наблюдал за звездными небом, чем за коровами. И всё интересовался у братьев, что там – на небе, почему звёзды мерцают. Мама, заметив, что её сын – не такой, как все: много рисовал, даже на коре деревьев, - отдала его в рисовальную школу. А сюжеты своих фантастических картин он видел во снах – специально погружался ночью в «астрал». Просыпался и тут же делал наброски, пока не забыл.

«Наша Солнечная система произошла не из тумана, не из туманно-рассеянной и горячей массы, а из готовых, прежде упорядоченных небесных тел, собранных и сгруппированных в систе­му через захват странствующим Солнцем…».

Дроздович пишет книги о космосе: «Небесные беги», «Где мы и кто мы. Космология. Бе­седы о происхождении вселенной», «Происхождение планет Солнечной системы и их самовращение». «Теория движения в космологическом значении». Но это не фэнтези, его тексты анализируют астрономы.

1.jpg

Так Дроздович представлял себе жизнь на других планетах


Физику и астрономию Язеп Дроздович изучал самостоятельно, в рисовальной школе таких занятий не было. За его плечами было всего три класса образования. Но он много читал, называя себя «любителем теоретической астрологии». И об устройстве космоса у него было, конечно, несколько наивное представление. Но кроме очевидного заблуждения, что Земля и Марс оборачиваются вокруг своей оси за 24 часа, а наклоны их осей одинаковы, многие его расчёты верны. Так научно подтвержден сегодня факт, что во время морских приливов, возникающих из-за при­тяжения Луны, происходит перемещение земной поверхности на 50—70 см. Об этом тоже писал Дроздович.

«Мы знаем, что все небесные светила, подобно людям, переживают и детство, и юность, и наконец, старость и — потухают. И нам кажется, что потухшее светило уже никогда не вернется к своему прежнему све­тоносному детству и юности, чтобы снова засветиться. (…) Но это нам только кажется».

Его теория о «ператваральных зонах» в космосе, в которых старые звезды омолаживаются и превращаются в новые, очень похожа на теорию существования чёрных дыр. Но в послевоенном Советском Союзе никто не решился опубликовать эту работу.

«А что касается «общего отца народа Земли», то я назвал бы таким родителем не легендарного библейского Адама, а саму Природу, которая и на других планетах нашей Солнечной системы почти такая же, как у нас на Земле ...»

Дроздович верил, что жизнь на Землю пришла из космоса. И что другие планеты обитаемы: Марс, Сатурн, Луна. Он населял их жителями, строил там города, придумывал им названия.  По представлениям Дроздовича, на Луне жили луниды, которые вели войны, строили крепости. Когда он читал крестьянам лекции о своих космических путешествиях, говорил, что часть белорусов живет на обратной стороне Луны.

2.jpg

Дроздович много странствовал по Белоруссии. Нигде не останавливался надолго


«Экспедиция будет состоять из 15 человек, они будут одеты в черные костюмы и красные береты. Им обязательно нужно будет взять с собой антисептики, радиопередатчик и непременно курицу с гнездом, чтобы чем-то питаться».

Так Дроздович представлял себе экспедицию на Луну. Немного наивно для серьёзного исследования, но при этом важно понимать: в то время космос не был изучен. При этом на страницах его дневников мы находим удивительные проекты летательных аппаратов и даже схему многоступенчатой ракеты. Получается, что Дроздович заглядывает вперёд и предсказывает появление этого изобретения. Ничего не зная о теории относительности, он проговаривает её в своих дневниках.

«Резервуары воды на нашей Земле — это низины с морями, океаны, то на Луне резервуары воды — это горные вершины, покрытые снегами, льдом…».

Дроздович писал об этом 90 лет назад. В прошлом году американские астрономы обнаружили на лунных кратерах новые запасы воды площадью с Московскую область. Долгое время учёные считали, что условия на Луне мешают воде накапливаться в ее недрах и на поверхности. В частности, они думали, что вода не может существовать на спутнике в виде жидкости или пара из-за того, что у Луны нет атмосферы, а гравитация относительно слаба. 

«И придут времена, когда большая часть жителей нашей планеты откажется от участия в войнах. И всю технику, и достижения наук потратят не на проливание крови, а на обратное. На поддержку жизни».

«...все те затраты, которые шли на ведение войн, пойдут на завоевание неиспользованных сил природы… а вместе с тем и на за­воевание заатмосферного межпланетного пространства… Я верю в жизнь во Вселенной».

Дроздовича призвали в армию накануне Первой Мировой войны. Окончил курсы фельдшеров. Войну встретил в запасном батальоне. Иногда приходилось принимать с фронта по 500 пациентов в день. В госпитале Язеп заболел брюшным тифом, семь месяцев лечился, а потом опять вернулся на военную службу. С тех пор он стал пацифистом. С ужасом наблюдал за усилением Германии во 30-е годы прошлого века, что нашло отражение и в его творчестве. Во время немецкой оккупации прятался в отдаленном хуторе, в доме у своих друзей, много работал. Нарисовал автопортрет, изобразив себя в трёх образах: художника, историка, астронома.

3.jpg

Язеп Дроздович активно создавал дываны - расписные ковры на ткани


«Жизнь. Минутка вечности. Хотелось бы поработать и для наук, и для чистого искусства. Да нет, чем обеспечить время на это».

Дроздович много странствовал по Белоруссии. Нигде не останавливался надолго. Рисовал. Учил детей, активно создавал дываны - расписные ковры на ткани. на которых с ботанической точностью изображал цветы, сказочные сюжеты, животных. Они очень нравились неприхотливым сельским жителям, особенно, девушкам. На некоторых дыванах Дроздович ставил инициалы заказчиц. Впрочем, им самим часто нечем было платить художнику, и тот принимал в качестве гонораров еду. Дроздович не признавал, что писал ковры только ради денег. Он считал, что развивает в народе художественный вкус. После написания «ковра» мог собрать молодежь: читал ей лекции по астрономии, а также рассказывал об этикете. Сам старался выглядеть стильно, часто был в костюме, с самодельной тростью.

«О своем говорю — придут времена, найдутся люди, которые смогут все это, написанное мною, воплотить, проверить, да и напишут — а все ж таки правду он писал, так и есть!».

Умер Язеп Дроздович в 1954-м году. Крестьяне наши его в бессознательном состоянии на дороге, отвезли в больницу. Там у него обнаружили рак желудка. Прооперировали, но уже было слишком поздно. Похоронили его в Лепнянах. Говорят, что когда картину Дроздовича «Сатурнянка», выставленную в Национальном художественном музее Беларуси, увидел директор Лувра, то надолго остановился возле неё. Чувствовалось, впечатлён. Рассматривал, о чём-то думал, а потом завил, что это художник находится вне стилей и направлений.

4.jpg

Похоронили Язепа Дроздовича в Лепнянах


В 1993-м году в Троицком предместье Минска, которое любил рисовать Дроздович, ему установили памятник «Вечный странник» – на улице Максима Богдановича, ещё одного великого белорусского странника. Единственный, между прочим, монумент художнику в Беларуси.