Наверх
Культура и общество

20.10.2020

Автор: Владимир ДЕМЧЕНКО

Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

И в том строю был промежуток малый...

Ушел из жизни Алексей Никифорович Рапота

20 октября ушел из жизни Алексей Никифорович Рапота, отец Государственного секретаря Союзного государства.

Алексею Никифоровичу было 98 лет, он прожил яркую, интересную и замечательную жизнь. В 1940 году поступил в Ташкентское авиационное училище, а в декабре 1941-го, 19 лет отроду, прибыл на Калининский фронт. Воевал штурманом звена ночных бомбардировщиков, экипажи самолётов выполняли по пять-шесть вылетов за ночь – под огнем врага и в любую погоду. В мае 1942 года Алексею Никифоровичу было присвоено звание «лейтенант». А завершил войну он в Польше в 1945-м.

У Алексея Никифоровича было более 350 боевых вылетов. И 200 из них – подо Ржевом. Именно он стал одним из тех, кому мы обязаны идеей Ржевского мемориала Советскому солдату.

- Отец окончил войну капитаном, - вспоминал в интервью корреспонденту нашего сайта Госсекретарь Союзного государства Григорий Рапота. - О своих боевых подвигах предпочитал не распространяться, а вот о друзьях-товарищах говорил постоянно. При этом он отмечал, что памятники Советскому солдату после войны были установлены в Берлине, Вене, Пловдиве. А вот на Родине таких сооружений не было. Этот мемориал - символ незыблемой памяти о погибших.

2 сентября этого года наши коллеги из «Комсомольской правды» встретились с Алексеем Никифоровичем и взяли у него интервью. Ветеран признался, что не смог побывать на открытии Ржевского мемориала. «У меня здоровья уже для этого нет», - сказал он. Но сам мемориал ему очень понравился: «Этот солдат - вроде как в вечности парит. Он выражает солдатскую душу нашего народа. Советского и российского».

Ниже мы публикуем последнее интервью Алексея Никифоровича Рапоты.

Вечная память!

И низкий поклон!

 

Генерал Алексей Рапота: 350 боевых вылетов, 300 писем о Любви и монумент солдату подо Ржевом

Наши корреспонденты встретились с 98-летним ветераном, по инициативе которого открыт знаменитый монумент ("Комсомольская правда", 2 сентября 2020 года)

Александр ГАМОВ, Фото Владимира ВЕЛЕНГУРИНА

На кителе генерал-майора авиации Алексея Рапоты сразу три ордена Красной Звезды и орден Красного Знамени, которые вручались только за реальные боевые подвиги. А на столе - портрет с женой и макет того самого памятника - солдату подо Ржевом.

Квартира Алексея Никифоровича напоминает картинную галерею - он член Союза художников России. На полке - около двух десятков его книг: Рапота - член Союза писателей. А еще - поэт. Ну и, пожалуй, самое главное - этот удивительный человек живет такой жизнью, что ее хватило бы на десяток ярких биографий.

2934070qqqq.jpg

В 42-м подо Ржевом: 4 - 5 вылетов за ночь

- Ваши стихи о войне невозможно слушать без слез, Алексей Никифорович...

- Я зарифмовал имена моих однополчан-летчиков - и погибших на той войне, и не доживших до наших дней. От этого память о них - светлее...

- У вас у самого сколько боевых вылетов?

- Больше 350. (В том числе 200 - подо Ржевом.) В 42-м я делал там по 4 - 5 вылетов за ночь. Летал сначала на Р-5, а потом, когда у нас их почти не осталось, на По-2 стали летать.

- Все удачные, ни разу вас...

- ...Меня не сбили. Но все полеты тяжело давались. Время было тяжелейшее, 42-й год - особенно. Начал летать штурманом звена, в звании старшего сержанта. В моем экипаже было двое - вместе со мной. А закончил войну в звании капитана, советника чехословацкой авиадивизии.

С монументом мне помог сын Григорий

- Мы чисто случайно узнали, что именно вы - боевой летчик, генерал Рапота - были инициатором создания монумента Русскому Солдату подо Ржевом. Его открыли Владимир Путин и Александр Лукашенко. А вы там не были?

- Нет, на открытие я не ездил, у меня здоровья уже для этого нет.

- А как вы добились, чтобы такой памятник поставили?

- После войны все и говорили, и писали, что Победу завоевал советский солдат. Я говорю: да, действительно. Кого больше погибло? Солдат. А где у нас памятник нашему солдату? В Германии в Трептов-парке. В Болгарии, в Пловдиве, -«Алеша». А где у нас равный по масштабу? Нет такого... Я писал, звонил - что такой монумент нужен.

- Кому вы писали?

- Ельцину - президенту. А в основном я писал Лужкову.

- И что вам отвечали?

- Мне отвечали так. Идите на Поклонную гору, там увидите образ советского солдата. А потом, когда мой сын Григорий стал Госсекретарем Союза России и Белоруссии (напомню, генерал-лейтенант Григорий Алексеевич Рапота в прошлом - заместитель руководителя Службы внешней разведки РФ. - А. Г.), у него появилась связь с Министерством культуры, Министерством обороны, губернатором Тверской области... И он с сочувствием и пониманием отнесся к моей просьбе. И начали вести на эту тему разговор.

- С кем?

- Ну как раз с инстанциями, которые я только что назвал, - чтобы поставить. У меня было желание соорудить памятник в Москве, но это не получалось. Пришли к выводу, что его надо - во Ржеве. Я с этим согласился. Потому что другого места, где столько погибло наших солдат, не было. Было 17 проектов памятника.

- С вами согласовывали?

- Мне показывали. Выбрали этот вариант..

- Вам понравился?

- Конечно. Этот солдат - вроде как в вечности парит. Он выражает солдатскую душу нашего народа. Советского и российского.

«Только Таню увидел - и сразу в ЗАГС!»

...Нам очень хотелось почитать эти письма - из 42-го! - с аккуратным девичьим почерком на серых конвертах: «Боевому летчику Рапоте». Но Алексей Никифорович как положил на них свою слегка подрагивающую ладонь, так ни разу ею и не пошевелил.

- Надо же - письма с фронта, оказывается, так хорошо сохраняются, Алексей Никифорович...

- С фронта - Тане, и от нее - мне. Их здесь больше 300.

- Все про любовь?

- А ты как думаешь? А еще - про верность.

- Правда, что вы через эти письма с ней и познакомились?

- Она в Москве, студентка московского педагогического училища. В 42-м классная руководительница педучилища говорит: «Девушки, напишите с 1 мая поздравления солдатам и офицерам на фронт». Они, конечно, написали. И послали на Западный, в политуправление. Оно размножило это письмо и разослало по всем подразделениям. Письмо было подписано тремя фамилиями - Киселева, Макарова и Шлыкова. И один экземпляр пришел к нам. А мне комиссар говорит: «Ты девушкам письма пишешь, давай, напиши и этим тоже». Я написал, ему показал, он чуть-чуть подправил - «Давай, отправь». Я подумал, на какую фамилию отправить. Почему-то решил на имя Шлыковой.

- А у вас фотографии ее не было?

- Нет. Она потом прислала.

- Скажите, а в любви вы Татьяне в письмах объяснялись?

- Ну конечно. Мы до того дописались… Дело было только во встрече. Встретились и сразу пошли в загс.

- Тогда сразу расписывали?

- Да. И прожили мы с Таней 70 лет. (Несколько лет назад супруга Алексея Никифоровича - Татьяна Степановна - скончалась. - А. Г.) Тани нет, но она со мной. Наша любовь - здесь. (Генерал Рапота-старший прижал руку к сердцу.)

- А Григорий - это старший у вас?

- Да, старший. Есть еще сын Михаил. Он работал в сфере внешней торговли. Сыновья меня не забывают. Через день обязательно кто-то приезжает...


...И ЕЩЕ ОБ ОЧЕНЬ ЛИЧНОМ

«За Белоруссию болит душа...»

- Алексей Никифорович, вы новости по телевизору смотрите или, как многие ветераны, выключаете телевизор, чтобы не расстраиваться?

- Я смотрю. Расстраиваюсь. За Белоруссию болит душа.

- А Григорию Алексеевичу что говорите?

- Он на днях был у меня. Я ему задал вопрос по этому поводу. Он говорит: папа, надеемся, что со временем ситуация стабилизируется.


ИЗ ПОЭТИЧЕСКОЙ ТЕТРАДИ

Черный ворон вновь кружится,

Над могилами бойцов,

Мне же, вспомнивши, не спится

От кровавых тех боев,

Тех боев у деревушки,

На опушке, у ручья,

Где стояли три избушки,

Почерневши от огня,

Где шел бой вторые сутки,

Бой кровавый день и ночь,

Грохотали танки, пушки,

Пришла рота, чтоб помочь.

Прямо с ходу шли в атаку

По изрытой сплошь земле,

Под огнем вступали в драку

С трехлинейкою в руке.

Это шли бойцы-солдаты,

Защищая дом и честь,

За погибших всех - расплата

Под Смоленском, Вязьмой, здесь.

Алексей Рапота.