Наверх
Культура и общество

10.09.2020

Автор: Максим Чижиков

Фото: Михаил Фролов

«Ржев. Калининский фронт -2020»: дождь поисковикам не помеха

Даже в сложных погодных условиях экспедиция продолжается, уже поднято более 200 бойцов

- Тяжелее вахты у меня ещё не было, -  говорит руководитель поисковой экспедиции «Ржев. Калининский фронт -2020» Сергей Баринов. А ему есть с чем сравнивать.  У него за плечами более 30 лет работы поисковика. -  В прошлом году была жара за 40, а сейчас – ещё хуже: дожди. Или в ночь идут и заливают наши раскопы. Или, наоборот, днём, когда работаем. Ребята пашут на износ. Работа – очень сложная: это и глина,  и органика, и останки. Попробуй, вытащи оттуда медальон, когда тебе попадаются похожие на него горелые ветки. Была бы возможность, я бы каждому дал по медали.  

Лагерем поисковики второй год подряд встали возле Ржевского мемориала. И если в прошлом году там ещё кипела стройка, то в этом монумент готов. Хоть каждый день на экскурсии ходи, если силы есть. Пока, правда, экскурсии ходят к ним в лагерь. Вот паркуется автобус со школьниками из тверского посёлка Селижарово. Символично, что в 1941-м году его защищала 29-я армия, чьих бойцов в этой экспедиции и поднимают поисковики.
 
- Армия прорывалась в сторону деревни Перхурово, наступали в тыл немецкой группировки. Километр не дошла до Ржева зимой 1942 года, сил не хватило, ещё немножко и замкнулось бы кольцо вокруг немцев, - рассказывает Сергей Баринов. – В этом районе погибло почти в полном составе два полка. До следующей деревни дошло меньше роты. Понимаете, какие жесткие бои здесь шли. 29-я армия наступала, а потом откатилась в Мончаловские леса.
1.jpg

За первую неделю удалось поднять 217 красноармейцев. Ржевский отряд «Память 29 армии» обнаружил на раскопе в деревне Толстиково 74 бойца. Работают поисковики на Знаменском плацдарме на берегу Волги и возле деревни Муравьёво – там найдено «санитарное» захоронение красноармейцев в воронке от 500-килограммовой бомбы. 

Грузимся в «Урал» - другая техника к месту раскопок просто не пройдёт. А ведь раньше именно в этих местах проходила трасса на Ригу. Армейский грузовик периодически угрожающе падает в ямы с водой. Но «выплывает» из них. Колея местами глубиной чуть ли не больше метра.  Утром на этой дороге завязли два грузовика. Третий – вытащил. На этот раз добираемся без происшествий.

Раскоп впечатляет размерами: плечом к плечу здесь орудуют лопатами «гражданские» поисковики, бойцы 90-го отдельного поискового батальона Минобороны (в мире  есть только два специальных армейских подразделения поисковиков: 90-й  батальон в России  и 52-й батальон Республики Беларусь), курсантки военно-технического училища из Красноярска. Офицеры участвуют в работах наравне со всеми. За неделю перевернули 20 тонн земли.

- Объект самый сложный. Первые дни работали в сухом грунте. Потом пошли дожди, - говорит заместитель командира 90- го отдельного специального батальона капитан Эдуард Колпаков.- Воду откачиваем иногда помпой, иногда вручную: берём в руки ведра и по цепочке передаём. До этого ребята работали на Аджимушкайских каменоломнях в Керчи, там тоже обнаружили захоронение 1943 года.
Сергей Баринов

Сергей Баринов


Кристина кутается в армейский бушлат возле костра. На погонах – сержантские лычки. 

- Давно служите?

- Да, я – не военная. Просто форму дали погреться. 

Выяснилось, что девушка из Чувашии, учительница начальных классов из Чебоксар. Второй год занимается поиском. Была уже и в Карелии, и в Тверской области. Сюда приехала, взяв отпуск. В школе – отпустили. 

Заместитель председателя правления  «Союза поисковых отрядов» Алексей Шинкарёв вспоминает, как при помощи местных нашли это захоронение. Сверлись с аэрофотосъёмкой люфтваффе, которую обнаружили в западных архивах- заплатили по 10 евро за лист ( всего было 87 листов), и приступили  работам:

-  Нашли первых пятерых бойцов, потом ещё, обнаружили два медальона. А когда поняли, что солдаты тут лежат слоями и  их много, попросили помощи у РВИО. Яму начали наполнять зимой 1942 года, или такие же пленные красноармейцы, или местные жители. Потом сверху завалили останки деревьями, и  - следующий слой. 

«И сколько здесь таких захоронений?», - интересуюсь у Алексея. 

- Говорят только в этом районе не меньше шести. Обнаружены только два, - подсчитывает поисковик.-  В каждом, возможно, по 300 – 400 бойцов.  Из этого, возле Муравьёво, подняли уже больше 200 , а копать ещё метра полтора. В километре отсюда в земле лежит самолёт Л-2, закончим здесь, будет доставать его. Работаем и в соседнем Оленинском районе. Нашли траншею длиной почти 10 километров, полную бойцов. В этом году подняли  там 97 морпехов. Они помогали 29-й армии прорываться в сторону Ржева. Каждый год только в этом районе поднимаем порядка 5 тысяч солдат. Подо Ржевом, я вам точно говорю, погибло больше миллиона.
3.jpg

Самые ценные находки - солдатские медальоны. Нам повезло – при нас поисковик из Алтая достал из раскопа такой медальон: и это не было работой на камеру. Его тут же доставили в лагерь, в лабораторию. Увы, но бумага со временем превратилась в кисель, и прочитать ничего не удалось. И это при том, что, по словам поисковиков, в этом году им удалось расшифровать 80 процентов найденных записок.

Один из медальонов, который прочитали – солдата из Башкирии Батырша Матвеева. До войны он работал бухгалтером. Жив его сын  - Валериан, ему- 80 лет.  Поисковики рассчитывают, что он приедет на захоронение отца 17 сентября, в день закрытия лагеря.