Наверх
Культура и общество

28.08.2020

Автор: Максим ЧИЖИКОВ

Фото: Личный архив

«Подмастерья» Ржевского мемориала

Когда работа идет над таким масштабным памятником, как Мемориал Советскому солдату подо Ржевом, автору без помощников не обойтись. Таких, как начинающий скульптор Валерия Малышева

Высота монумента, шутка ли сказать, 25 метров. У скульптора, автора памятника Андрея Коробцова была бригада в хорошем смысле этого слова «подмастерьев». Команда разделилась на небольшие группы, у каждого - свой участок, который, как на войне, нужно было «держать» до последнего. Среди этих подмастерьев - Валерия Малышева, студентка Академии живописи, ваяния и зодчества Ильи Глазунова.

- Я была знакома до этого Андреем Коробцовым, он закончил ту же академию, где я все еще учусь. И он меня позвал на проект, - рассказывает она.

Девушка убеждена: работать над такой грандиозной скульптурой - удача и прекрасная школа для начинающего скульптора. Не всем в жизни выпадает такой шанс:

- У нас была очень дружная атмосфера. Это было, понимаете, настоящее братство. И в этом большая заслуга Андрея. Он - начальник не строгий, но справедливый. Не могу ничего плохого про него сказать: хороший, святой человек. Он жил этим проектом, возможно, это самый важный памятник в его жизни.

Лера знает, о чем говорит. Ведь в проекте она с октября 2018 года. Пришла, когда только был одобрен эскиз монумента. Сначала лепили двухметровую модель солдата: на ней расставлялись точки для увеличителей. Дальше была лепка памятника из глины уже в полную величину, она продолжалась шесть месяцев:

- Наша команда была разделена на небольшие группы, которые занимались отдельными кусками. Мы находили точки, вымеряли размеры, занимались фактурой. Я работала над головой, над портретом солдата. Потом была формовка, из этих гипсовых кусков на заводе отливались «восковки», которые потом переплавлялись в бронзовые детали. И эти «восковки» надо было тоже доработать: убрать повреждения, которые появились во время формовки, трещины, «заплывы» при литье воском. И мы «натягивали» поверхность, чтобы не было кочек и впадин, и фактура была ровной.

Затем, когда памятник был смонтирован, швы заделаны сварщиками, команда приехали на место строительства. Бронза окисляется, сначала ее очищали от зелени, которая естественным образом успела на ней появиться. Затем тонировали памятник специальной кислотой, нагревали бронзу и смазывали его черным воском, смешанным с керосином, чтобы этот тон зафиксировать, и он бы не поменялся со временем. Подымалась на самый верх – на 35-метровую высоту. Не всякий мужик с таким справится, ветра там нешуточные.

20200219_173148.jpg

- С погодой повезло. Даже зимой была плюсовая температура, - делится своими впечатлениями Лера. - Сильный ветер? Везде свои нюансы. Для меня, чем сложнее, тем интереснее. Мне нравится работать на лесах – на такой высоте особенные ощущения. Было не страшно: не было ни щелочек, ни дырочек, куда можно было бы провалиться.

Военная тематика для Леры Малышевой – не чуждая. Прадед воевал под Сталинградом, бабушка и дед – дети войны. Сама она еще монумент без лесов вживую не видела, только на фото, но обязательно приедет подо Ржев. Считает дни до этой поездки.

- Масштаб солдата был понятен, даже когда скульптура была спрятана в лесах, - говорит Валерия. - В бронзе все детали смотрятся совершенно по-другому, чем в глине: руки, лицо. Производит впечатление. Мне нравится идея, что журавли уносят в небо солдата, Образ незаурядный, близкий. Когда общаюсь с людьми, говорим с ними про памятник, то, удивительно, нахожу отклик во всех поколениях: ветеранам – нравится, школьникам, студентам – тоже.