Наверх
Актуальный комментарий

08.07.2020

Автор: Евгений ВЛАДИМИРОВ

Фото: Фото автора

Григорий Рапота рассказал в Клубе Горчакова о развитии Союзного государства. Часть 1

Государственный секретарь Союзного государства в режиме видеоконференции прочел лекцию для экспертов и журналистов

«Актуальные вопросы развития Союзного государства» - так называлась лекция, которую Государственный секретарь Союзного государства Григорий Рапота прочитал членам Клуба Горчакова, а также специалистам в области российско-белорусских отношений и журналистам. Лекция проходила в режиме видеоконференции, организовал ее Фонд поддержки публичной дипломатии имени А.М. Горчакова. Впрочем, это была скорее не лекция, а короткое выступление с последующим ответом на обильный перечень вопросов.

Знаковое событие

- Я благодарю уважаемых членов Клуба Горчакова за возможность выступить перед вами и рассказать о том, что же делается на нашей площадке российско-белорусских отношений в рамках Союзного государства, - начал свое выступление Григорий Рапота. – Давайте начнем с истории. Вот уже 21-й год существует Союзное государство, Договор о его создании был подписан 8 декабря 1999 года. В прошлом году мы отметили 20-летие Союзного государства необычным образом. Раньше мы это делали в виде концертов и шоу на российской и белорусской площадках, но сейчас решили отметить серьезно, собрали научно-практическую конференцию, пригласили всех желающих в Москву и подвели итог двух десятков лет и поговорили о будущем. Неожиданно для нас самих от желающих участвовать в конференции не было отбоя. У нас было 500 человек – от экспертов до министров. Это был серьезный диалог без прикрас – о том, что же у нас происходит и чего нам ждать.

Если говорить об итогах этих 20 лет, то я бы хотел очень коротко, не вдаваясь в детали, обозначить то, чего удалось достичь. Прежде всего, удалось решить некоторые социальные вопросы. Пожалуй, это та сфера, взаимодействием в которой мы можем гордиться. Сделано очень много – прежде всего для того, чтобы россияне не чувствовали себя иностранцами в Беларуси, а белорусы – в России. Принят ряд постановлений, законов, подписаны соглашения, которые обеспечивают свободу передвижения граждан России и Беларуси на территории друг друга. В ситуации с коронавирусом отдельный вопрос, у нас даже внутри страны бывают ограничения.

Кроме свободы передвижения, действует свобода выбора места жительства и места работы. При этом никакой дискриминации в отношении граждан Беларуси в России и россиян в Беларуси при приеме на работу нет. Условия для всех одинаковые. Мы решили вопросы о пенсионном обеспечении, о переводе пенсий, о социальном страховании, медицинском сопровождении жизни и деятельности наших граждан.

Отдельно можно говорить о системе образования. Граждане России и Беларуси принимаются в университеты и высшие учебные заведения двух стран на общих основаниях. Единственное, есть разница в типе экзамена: в России – ЕГЭ, в Беларуси – Центральное тестирование. Но это уже детали, тем более, что вопрос решен.

Социальная сфера, я думаю, наиболее проработана, здесь нам есть чем гордиться, отчитаться перед общественностью. И в то же время это та сфера, о которой меньше всего знают. Потому что это как воздух: мы им дышим, но не замечаем его, это часть образа жизни. А люди в основном знают о том, когда что-то не так.

Достаточно неплохо идет сотрудничество в сфере внешней политики. Министерства иностранных дел России и Беларуси взаимодействуют очень плотно. Мы согласовываем свои действия во всех международных организациях, подписываем соглашения, которые накладывают на обе стороны обязательства координировать свои позиции. Это тоже работает хорошо.

Знаковым событием последнего времени в этой сфере стало подписание между нашими странами соглашения о взаимном признании виз. Это было 19 июня, когда российский министр иностранных дел был в Минске. Я могу поставить это соглашение в заслугу нам, Постоянному Комитету Союзного государства. Потому что это была наша инициатива. Лет пять назад мы поставили вопрос о том, чтобы в рамках Союзного государства создать нечто аналогичное шенгенской визе. Ведь между Россией и Беларусью граница прозрачна, но для иностранцев она существует, что создавало массу проблем. Этот вопрос ставился и журналистами, и бизнесменами, и туристами. Предполагалось, что, получив визу в Беларуси, можно въехать на территорию России и наоборот.

Не скажу, что эта тема была сразу воспринята доброжелательно. Были противники, особенно почему-то на белорусской стороне. Тем не менее, в результате планомерной работы и консультаций мы пришли к взаимопониманию. По предложению белорусской стороны соглашение было немножко видоизменено. Вместо единой визы предлагалось соглашение о взаимном признании виз. Мы поняли, что по существу, это мало что меняет, условия те же самые, только в другой "упаковке". И мы легко на это согласились.

Даже после того, как мы согласовали соглашение со всеми министерствами и ведомствами, около года это соглашение не подписывалось на белорусской стороне. Но, наконец, оно подписано.

Я считаю это очень важным событием. Теперь мы во внешнем мире предстаем неким единым образованием, что очень важно, а кроме того - облегчаем наше взаимодействие с внешним миром, и это – плюс для всех.

У нас есть большая сфера, о которой очень мало говорится в прессе. Это военное сотрудничество, взаимодействие в сфере строительства вооруженных сил. У нас единая военная доктрина. Сейчас она обновляется, надеюсь, будет принята. Обновление связано с тем, что время от времени в доктрину должны вноситься изменения, которые учитывают реалии сегодняшнего дня.

Сотрудничество по линии министерств обороны идет широким фронтом. Во-первых, создана региональная группировка войск. Это единственное образование на постсоветском пространстве. Это группировка, в которую входят все вооруженные силы Республики Беларусь, а также Западный военный округ России. Это силы, которые в случае военных действий поступают под единое командование. И для того, чтобы это единое командование могло работать, силы этой группировки проводят регулярные командно-штабные, полевые учения по меньшей мере раз в год. Существует система подготовки кадров, обмена кадров – все это идет по накатанной колее. Совсем недавно мы общались с представителями Вооруженных Сил России и Беларуси. Мы спросили, насколько они довольны взаимодействием. И обе стороны дали самую высокую оценку. Есть также совместная коллегия министерств обороны, которая собирается дважды в год.

Кроме того, есть военно-техническое сотрудничество. Здесь тоже все нормально, хотя время от времени возникают вопросы с ограничением на поставки некоторых видов продукции. Но, как правило, эти вопросы решаются к взаимному удовлетворению.

Про культурное сотрудничество я не буду много говорить. И вот почему. Есть Союзное государство, нет его – если приехать в Минск, то сразу увидишь, что весь город обклеен афишами выступлений российских артистов. Мы к этому даже не прикладываем руки. Раз в год проводится большое действо под названием «Славянский базар», мы в нем участвуем. Через неделю он должен как раз начаться, если не помешает нынешняя пандемия.

Основная проблема

Самая большая и самая непростая проблема – это экономическое взаимодействие. Это, пожалуй, то, что у нас, у структур Союзного государства, занимает львиную долю времени. Это и понятно, ведь субъектов экономической деятельности много, у каждого свои экономические интересы и стремление получить максимальную выгоду от взаимодействия. Поэтому время от времени возникают конфликты интересов, в том числе и те, о которых вы слышали: цены на газ, на нефть, условия поставок и так далее.

В чем же проблема? Давайте попробуем разобраться. Когда задумывалось Союзное государство, на конечном этапе предполагалось создание некой единой государственной структуры. Со своей конституцией, валютой, с единым экономическим, транспортным, энергетическим пространством... С гармонизированным или единым налоговым кодексом, с единой финансовой политикой и так далее. Венцом всего этого должно стать принятие конституционного акта – в Договоре о создании Союзного государства и сопутствующих соглашениях четко обозначено, что это венец интеграционной деятельности. То есть создание единых пространств, о которых я сказал, должно привести к этому. И это самое сложное в нашей деятельности в силу разных причин.

В прошлом году в России был введен налоговый маневр, который отразился на ценах на энергоносители. Особенно на ценах экспортеров. Естественно, белорусская сторона поставила вопрос о том, что в результате этого закона Беларусь несет убытки. Не знаю, насколько можно считать это убытками, но, во всяком случае, планы формирования бюджета оказались нарушены.

Российская сторона заявила: хорошо, мы готовы над этим подумать, но давайте все-таки решим, какую схему, какое образование мы выстраиваем. И вот были созданы рабочие группы по 31 дорожной карте, которые, по идее, должны ответить на этот вопрос. Окончательного ответа пока нет. А вопросы ценообразования стали предметом обсуждения.

Это, пожалуй, основная проблема, которая возникла в наших экономических отношениях. И которая, наверное, отражается и на политических отношениях.

Еще два слова о научно-техническом взаимодействии. Это не проблемная, но очень важная часть нашего сотрудничества. У нас очень хорошие контакты между академиями наук и вообще между учеными. У Союзного государства есть ряд программ, которые финансируются из бюджета и направлены на создание инновационных продуктов. То есть мы фактически выступаем как инновационный фонд. В общей сложности было реализовано 57 таких программ. Это и сфера космоса, и радиоэлектроники, и медицины, и химии, материаловедение и так далее. Результатом реализации большинства из этих программ стало создание новых, зачастую уникальных, продуктов. Пожалуй, это тоже предмет нашей гордости и успешного взаимодействия.

На этом Григорий Рапота закончил свое выступление. Последовали вопросы экспертов и журналистов - читайте об этом во второй части материала в ближайшее время.