Наверх
Актуальный комментарий

11.06.2020

Автор: Подготовил Владимир ДЕМЧЕНКО

Фото: embassybel.ru

Владимир Семашко: Мы всегда были настроены на то, чтобы вместе решать даже самые сложные проблемы

Чрезвычайный и Полномочный Посол Беларуси в России выступил на онлайн-конференции о российско-белорусских отношениях

Россия и Беларусь совместно реализовали множество проектов. Во время этого было огромное количество спорных моментов, но каждый раз проблемы удавалось разрешить с помощью разумных компромиссов. Об этом и многом другом на конференции «Россия и Белоруссия: горизонты стратегического сотрудничества», которую в онлайн-формате провело агентство ТАСС, говорил Чрезвычайный и Полномочный Посол Республики Беларусь в России Владимир Семашко.

- Полгода назад мы отмечали двадцатилетний юбилей подписания Договора о создании Союзного государства, - сказал Посол Беларуси. - Это время, когда, с одной стороны, нужно подвести итоги, а с другой стороны - провести ревизию не сделанного и разработать программу на будущее. Я должен сказать, что многое сделано в социальной сфере. Это и здравоохранение, и равные права для наших граждан при выборе места жительства и работы. Когда это есть, не очень оцениваешь. А когда потеряешь – только тогда начинаешь ценить. Поэтому все, что наработано, а наработано очень много, мы должны хранить и преумножать.

Есть прекрасные примеры сотрудничества. Например, строительство Островецкой АЭС. Я стоял у истоков ее создания, меня вызвал Александр Григорьевич Лукашенко и сказал: надо диверсифицировать энергетику. Пришлось с нуля начинать. Были разные варианты партнерства – и с французами, и с американцами, и с японцами, и даже с китайцами. Но я всегда был сторонником того, чтобы строить станцию вместе с коллегами-россиянами.

Мы сегодня находимся на финише строительства АЭС. С коллегами из «Росатома» мы буквально через неделю определимся с датой пуска энергоблока №1. Планируем, что в феврале следующего года этот блок заработает на полную мощность. А в мае 22 года, мы предполагаем, заработает и второй энергоблок.

Эта стройка - пример того, как нужно реализовывать крупнейшие проекты. У меня в жизни было около 30 проектов разного масштаба. Атомная станция, конечно, - проект самый масштабный. Была масса проблем – и научные, и строительные, и пуско-наладочные, и административные. Но мы всегда были настроены на то, чтобы вместе решать даже самые сложные проблемы.

Я могу назвать еще несколько проектов. Например, значимый для России проект, когда наше белорусское предприятие «Амкодор» в Петрозаводске, по сути, реанимировало машиностроительный завод. Обновили абсолютно все технологии, поставили новую линейку лесозаготовительного оборудования. Теперь это совместное предприятие «Амкодор-Онего». Завод вот-вот будет запущен, он уже делает опытные образцы техники.

Можно сказать о нашем сотрудничестве в космосе. С гордостью говорю, что у нас совместно с Россией действует группировка космических аппаратов дистанционного зондирования земли. Недавно, в январе этого года, мы подписали соглашение о развитии этой группировки. К тому же мы договорились и приступили к разработке принципиально нового аппарата с принципиально новыми технико-техническими характеристиками. В стадии проработки проект возможного участия белорусских специалистов в строительстве инфраструктуры космодрома «Восточный». Перечень этих проектов мы можем продолжать и дальше. Хватит пальцев одной руки, чтобы посчитать страны, которые способны делать то, что делают сегодня ученые, инженеры и рабочие Беларуси и России.

Вместе с тем, анализируя, что было сделано за 20 лет, мы можем сказать и о том, что было сделано не совсем так, о том, что можно было сделать более успешно. Свежий пример – это пандемия коронавируса. Наверное, все можно было сделать сделать чуть согласованнее. То, что между Россией и Беларусью спустя много лет снова возникла граница… Можно было перед этим договориться и сделать все удобнее и для граждан России и Беларуси, и для субъектов хозяйствования.

За эти месяцы мы нажили массу проблем, которые мешают бизнесу. На ту же атомную станцию приходилось сложными схемами привозить из России специалистов-вахтовиков. И когда, наоборот, наше предприятие, сервисное предприятие «Беларусьнефти» в Тюменской области, уже 3-4 месяца не может поменять вахтовиков.

Однако даже эти шероховатости периода пандемии мы вместе успешно решаем и преодолеваем. Ни одного сбоя у нас не было. И по одному человеку вывозили, и по 20, и по 50. Были проблемы привезти людей из третьих стран в отсутствие авиасообщения, автомобильных и железнодорожных перевозок. Мы решали все эти вопросы и решаем. Но можно было от этого уйти.

Еще один аспект. Беларусь – относительно небольшая страна с относительно небольшой экономикой. При этом у нас открытая экономика, мы должны уметь 70 процентов своего ВВП продать на экспорт. С другой стороны, нефть и газ мы практически на 100 процентов импортируем. Схема простая и по-житейски понятная: мы должны разработать, произвести продукцию и продать ее на внешнем рынке. А на вырученные деньги купить нефть и газ.

Продать в том числе и на российский рынок. Кто бы что ни говорил, Россия была, есть и будет нашим основным рынком. В прошлом году наш импорт в Российскую Федерацию составил 49,2 процента. Признаюсь, нас задевает, когда мы сталкиваемся с теми или иными бюрократическими барьерами. В Беларуси есть единственный документ – указ №146 – в котором прописана единственная мера поддержки производителей техники. Это льготный лизинг на 7,5 лет. И в первом пункте этого указа говорится, что он распространяется на технику, произведенную во всех странах Евразийского экономического союза.

С другой стороны, в России, мы недавно посчитали, действует 61 документ – постановления правительства, приказы министерств и так далее, которые в той или иной степени ущемляют наших производителей. Для страны с открытой экономикой это серьезное препятствие.

Или взять постоянные молочные, мясные, овощные торговые войны. Нам нужно немного поучиться у Евросоюза. Там все отлажено. Руководитель ветеринарной службы Германии, к примеру, не имеет права закрыть молокозавод во Франции. И наоборот. Если партия товара бракованная, то ее можно арестовать, утилизировать и так далее. У нас эти вопросы не решаются.

Я должен напомнить, что президенты наших стран еще в 2018 году договорились, что без всяких сомнений Союзному государству быть. И не просто быть, а развиваться. Поэтому приняли принципиальное решение, что тот договор, что был подписан в 1999 году, мы должны выполнить в полном объеме. Даже те глобальные задачи, что стоят перед нами. Вплоть до единого налогового законодательства, единого таможенного кодекса, единой валюты с единым эмиссионным центром, в конце концов.

Выполняя это поручение, была создана группа Крутой-Орешкин, в то время министры экономики Беларуси и России, которые разработали дорожные карты. 6 сентября прошлого года они были парафированы правительствами. Но, к сожалению, задачу, которые ставили перед нами президенты, мы до конца не выполнили. Потому что погрязли в текущих делах, тех же нефтегазовых спорах. Тем не менее, нам нужно вернуться к обсуждению этих вопросов. Мы должны реализовать эти дорожные карты, тот механизм, который позволит нам двигаться дальше.

Должен сказать, что мы времени не теряем. 5 июня мы провели заседание Группы высокого уровня, с моим уважаемым коллегой Алексеем Логвиновичем Оверчуком, вице-премьером российского правительства, рассмотрели полтора десятка вопросов. Четыре вопроса решили в полной мере, по остальным нашли пути решения. И это уже движение к решению проблем, заложенных в дорожных картах.

Жизнь не стоит на месте, и мы движемся. На пути союзного строительства Беларусь и Россия неоднократно сталкивались с различного рода вызовами. Но мы знаем, что любые острые ситуации можно разрешить с помощью разумных компромиссов. Требуется одно: движение в духе союзных принципов, что позволит сохранять и развивать единство, находить взаимоприемлемые решения по любым сложным вопросам.