Наверх
Актуальный комментарий

09.06.2020

Автор: Евгений ВЛАДИМИРОВ

Фото: Фото автора

Пять уроков пандемии от Алексея Громыко

Выступая на экспертной сессии «Россия и Беларусь: будущее после пандемии», директор Института Европы РАН и внук прославленного дипломата обозначил выводы, которые наши страны должны сделать после коронакризиса

Фото: Алексей Громыко

Экспертная сессия «Россия и Беларусь: будущее после пандемии» стала одним из самых масштабных мероприятий последних месяцев. Она проходила в режиме онлайн, и благодаря этому включиться в дискуссию смогли самые широкие слои российского и белорусского экспертного сообщества. Как заметил Государственный секретарь Союзного государства, встречаться, конечно, лучше в реальности, но видеоформат позволяет существенно сократить время на переезды.

Организатором экспертной сессии выступила Ассоциация внешнеполитических исследований имени А.А. Громыко. Отчет об этом мероприятии мы уже публиковали, его можно прочитать здесь. Там же мы процитировали несколько слов председателя Ассоциации, директора Института Европы РАН, внука прославленного дипломата Алексей Громыко, который открыл мероприятие. Сегодня мы публикуем все его выступление - экспертное мнение Алексея Громыко, безусловно, будет интересно многим.

- Бывают десятилетия, когда мало что происходит, а бывают недели, когда происходят десятилетия, - так начал свою речь Алексей Громыко. - Мне кажется, это выражение подтвердило свою справедливость на фоне пандемии 2020 года. Под воздействием этого вируса многое изменилось и еще будет меняться.

Но дело не только в пандемии. Вплоть до 2020 года не были решены проблемы, с которыми мир столкнулся в ходе великой рецессии. Пандемия может привести к еще более тяжелым временам. Мировая экономика испытала симметричный шок, произошло критическое падение одновременно спроса и предложения. Идет накачка денег, которыми заливается пандемия, и пока мало кого заботят новые появляющиеся «пузыри».

Геополитическое противостояние не снижается, а обостряется, особенно между США и Китаем. Идут структурные изменения в механизмах глобального и регионального регулирования. Важной характеристикой нового этапа становится то, что региональная интеграция продолжает вытеснять глобальную. Мне кажется, что это хорошая новость для Союзного государства и Евразийского экономического союза. Дезинтеграционные процессы на более высоком уровне сочетаются с ростом интеграционных процессов на низком, региональном уровне.

Торговые войны США и Китая, ужесточение правил по допущению иностранных инвестиций на территорию Евросоюза можно отнести к элементам дезинтеграции на глобальном уровне. В свете новой промышленной стратегии Евросоюза, которая недавно была обнародована, ясно, что в европейской экономике также умножаются протекционистские меры для поддержания собственной конкурентоспособности. Делать это будут в основном с опорой на аргумент о защите тех или иных аспектов национальной или региональной безопасности.

Мне кажется, что первый урок пандемии для России и Беларуси – это дальнейшее обострение борьбы за технологии и мировые рынки сбыта. Как никогда становится насущной необходимость союзной научно-технологической, промышленной, инфраструктурной кооперации. Нужны не столько обособленные национальные, а совместная союзная постпандемическая стратегия развития.

Весной прошлого года в документе о стратегии в отношении Китая, который был подготовлен Еврокомиссией, Китай назван экономическим конкурентом, стремящимся к технологическому лидерству. В этом году Жозеп Боррель, который пришел на смену Федерике Могерини, так увязывает коронакризис с отношением ЕС к его экономическим конкурентам: «Необходимо избегать излишней зависимости в стратегических отраслях, наращивая запасы важнейших видов сырья. Кроме того, следует сокращать и диверсифицировать цепочки поставки». Конец цитаты.

Другими словами, с помощью рыночных и нерыночных инструментов Евросоюз будет снижать свою зависимость от внешнего мира в стратегически важных отраслях. А список этих отраслей может быть бесконечно широким, можно заставлять других игроков играть по своим правилам. Ту же самую стратегию проповедуют и США, и Китай, и другие крупные экономические игроки.

Изменение соотношения между глобальной и региональной интеграцией может быть дополнительным стимулом для усиления взаимозависимости и в рамках Союзного государства, и Евразийского экономического союза. Второй урок для нас таков: на фоне пандемии продолжает расти роль государственного целеполагания, государственного участия в рыночных и социальных процессах.

Третий урок: национальные государства продемонстрировали свою незаменимость в форс-мажорных обстоятельствах. Но, мне кажется, эти же обстоятельства делают сверхважной эффективность региональных интеграций, на которые стратегически мыслящие государства опираются и будут опираться для поддержания и увеличения своей роли в 21 веке.

Четвертый урок: высокие риски продемонстрировала практика внедрения рыночных механизмов, в том числе в сфере медицины, здравоохранения. Например, 17 процентов своего ВВП США тратит на здравоохранение - огромная цифра. Но в условиях пандемии результат оказался сугубо отрицательным. Потому что главный вопрос, с точки зрения социальной справедливости и сохранения человеческого капитала, – как тратятся деньги и на кого.

Мне представляется, что то же самое относится к внедрению рыночных механизмов в образование, в фундаментальную науку и в ряд других сфер. В результате длительного господства на мировых просторах теорий и практик политического и экономического неолиберализма в считанных странах, в очень небольшом их числе, категории "социальный рынок", "социальное государство" остаются реальностью, а не декларацией.

Пятый урок для нас – императив повышения стрессоустойчивости и адаптивности наших стран и союза в целом к структурным социальным и экономическим изменениям. Например, в условиях пандемии мощный импульс получают сферы деятельности, в которых возможна работа «на удаленке». Это один из способов одновременного решения проблемы социального дистанта, а также проблемы удешевления стоимости рабочей силы. Кто выиграет от этого больше – работники или работодатель – большой вопрос.

Рывок получает производство программного обеспечения, а также производство телекоммуникационных систем. Еще активнее дистант будет внедряться в образовании, телемедицине и других сферах. Ускорится прокладка телекоммуникационных сетей пятого поколения. И с ними будет еще активнее развиваться новый парадигмальный феномен – интернет вещей, приходящий на место интернета людей.

Надолго уходят в прошлое представления о дешевых способах массового передвижения людей на большие расстояния, в первую очередь, по воздуху. А вот что касается относительно близких дистанций – вновь возрастает значение автодорожного транспорта. Тем более что в среднесрочной перспективе цены на топливо будут, скорее всего, достаточно низкими.

Мне представляется, что не только эти пять уроков выходят на повестку дня. Может быть, их еще 25. Причем, как мне кажется, все, что я перечислил, и все, что можно еще придумать, - это не продукт пандемии. Коронакризис послужил неким увеличительным стеклом, через которое мы смогли рассмотреть проблемы, которые скапливались и в мировом развитии, и в развитии интеграционных процессов на постсоветском пространстве.