Наверх
Актуальный комментарий

16.04.2020

Автор: Владимир ДЕМЧЕНКО

Фото: Фото автора

Алексей Кубрин: Российских специалистов, отправляющихся на Островецкую АЭС, будут проверять на коронавирус и в России, и в Беларуси

Заместитель Государственного секретаря Союзного государства рассказал о том, как идет строительство атомной станции, а также о том, как реализуются союзные программы в условиях пандемии

 Россиян разместят в санаториях

- Алексей Александрович, вы только что вернулись с совещания, посвященного строительству Островецкой АЭС. О чем говорили?

- Это еженедельное заседание штаба, который контролирует ход строительства и подготовки к пуску Белорусской атомной станции. Есть определенные этапы, мы обсуждаем, как работа соответствует этим этапам, какие проблемы появляются в связи с пандемией. Конечно, коронавирус не может не повлиять на процесс. Ведь на атомной станции одновременно присутствует несколько тысяч человек, они работают в очень жестком режиме - и в две, и в три смены. Поэтому необходимо создать систему, которая позволит гарантировать нераспространение этого вируса.

- Сложившаяся ситуация как-то может повлиять на сроки ввода в эксплуатацию БелАЭС?

- Теоретически, конечно, может повлиять. Сейчас идет завершающий этап строительства, сложнейшие технологические процессы, связанные с подготовкой к запуску первого блока. Это и загрузка ядерного топлива, и обеспечение функционирования всех основных элементов – и реактора, и систем управления, и энергообеспечение. Беларусь – высокотехнологичное государство с развитой промышленностью. Но конкретно вопросами запуска и эксплуатации атомной станции здесь никто никогда не занимался. Для решения этих вопросов необходимо привлечение специалистов из России, а в сложившихся условиях их прибытие связано с необходимостью проведения эпидемиологического контроля. Приехать в Островец должны не десятки, а сотни специалистов. Неделю назад прибыло порядка 150 человек, и с прохождением контроля уже были некоторые проблемы. А сейчас речь идет о том, что для ускорения работ нужно из российских организаций направить в Беларусь порядка 900 специалистов. И даже больше. Поэтому есть ряд организационных вопросов, которые необходимо решить...

- Когда вы говорите о проблемах при прохождении контроля, вы, очевидно, имеете в виду 15 россиян, которых объявили заболевшими COVID-19. Сейчас проблемы с ними уже решены?

- Их ни в коем случае нельзя называть заболевшими. Да, у 15 из 150 прибывших первый вариант теста действительно дал положительный результат. Но повторное тестирование показало отрицательную реакцию. Сейчас мы ожидаем результатов третьего теста, и есть основания полагать, что, скорее всего, результат будет отрицательным, люди получат допуск к работам. Сейчас, когда каждый день на счету, вывод из технологического процесса такой достаточно большой квалифицированной группы так или иначе может повлиять на смещение сроков. Но я не думаю, что это будет решающим фактором.

Чтобы в дальнейшем избежать таких ситуаций, Госорганы Беларуси и Росатом договорились, что первые тесты на коронавирус будут проводиться еще в России, перед отправкой специалистов в Беларусь. И группа будет выезжать только после того, как отрицательный результат теста будет зафиксирован у всех ее членов. По прибытии в Беларусь россиян сначала будут размещать в пансионатах и санаториях – там будут проводиться повторные тесты. Только когда и его результаты окажутся отрицательными, группа будет направляться в зону работ и размещаться будут в общежитиях, как это до сих пор и происходит. Это очень грамотная и понятная мера. Специалистам не придется сидеть на карантине 14 дней: если пробы отрицательные, можно приступать к работе.

- 14 апреля завершена горячая обкатка первого энергоблока БелАЭС. Насколько это важная веха?

- Да, это серьезный этап: все системы проверили с имитацией тех температурных режимов, которые станция будет испытывать в ходе работы. И эта проверка прошла четко, без замечаний. Надо сказать, что это достаточно редкое явление, чтобы такой важный этап с первого раза прошел без замечаний. Как показывают крупные высокотехнологичные проекты, если до каких-то мероприятий выявляется и устраняется множество замечаний, это свидетельствует о высоком качестве работ. Здесь, думаю, так и произошло. В результате смещения сроков строительства – это решение в свое время приняли руководители России и Беларуси - все выявленные недостатки и замечания удалось устранить своевременно, еще до горячей обкатки.

Союзные программы никто не останавливал

- Давайте немного отойдем от темы АЭС. В каком режиме сейчас работают структуры Союзного государства в России и Беларуси? В России введен режим самоизоляции, а в Беларуси его нет…

- Да, в Беларуси все работают, как обычно. Но и в России все федеральные органы исполнительной власти тоже функционируют. Правда, если есть возможность, большая часть сотрудников работает в режиме самоизоляции. Это нормально. Мы в аппарате Союзного государства стараемся по большей части действовать «на удаленке». Но в офисе Постоянного Комитета тоже идет работа, нужно готовить и рассматривать документы, проводить совещания и прочее. Поэтому группа специалистов, необходимая для организации этих процессов, работает на своих рабочих местах - с соблюдением всех норм безопасности и в соответствии с решениями Правительства России и мэрии Москвы.

- Как обстоят дела с программами Союзного государства? Какие союзные реализуются в обычном режиме, а какие пришлось приостановить?

- Союзные программы никто не останавливал. Ряд программ реализуется в рамках силового блока, а все силовые структуры и России, и Беларуси, как известно, работают в обычном, штатном режиме. И реализация программ здесь как шла, так и идет.

Есть ряд программ, в которых принимают участие крупные предприятия промышленности. Это в основном высокотехнологичные предприятия, они продолжают работать, поэтому и программы, с ними связанные, не останавливаются. Это программы, которые реализуются в рамках Роскосмоса, Минпромторга, других министерств и ведомств. Какие-то предприятия работают в полном объеме, какие-то - частично. Но по союзным программам работы идут, финансирование обеспечивается.

Есть, конечно, проблемы, которые касаются мероприятий Союзного государства. И это очевидно. Ряд мероприятий, которые проводятся и российскими, и белорусскими участниками, пришлось отменить. Мы не можем проводить мероприятия, которые были запланированы на апрель… По всей видимости, не сможем провести и те, что планируются на май. Сейчас готовятся решения по переносу этих мероприятий на более поздний срок. Конечно, нужно понимать, что перенос сразу многих мероприятий на осень создаст дополнительные трудности. Какие-то из мероприятий наверняка будут пересекаться друг с другом. Нужно будет попытаться их развести, но, быть может, что-то придется совмещать. Что ж, трудности будут, с ними придется бороться. Думаю, мы их преодолеем.