Наверх
Актуальный комментарий

02.07.2019

Автор: Екатерина БАРАНОВА

«Брат и сестры ушли в партизаны, меня взяли с собой»

Вспоминает уроженка Белоруссии Валентина Аверьяновна Соловей. Когда началась война, ей было всего пять лет

Третьего июля — Национальный праздник Беларуси, День независимости. В этот день в 1944 году был освобождён от фашистов Минск. Это праздник святой для всех белорусов, праздник торжества мужества и героизма. Сегодня становится все меньше людей, которые видели войну, помнят все ее ужасы. Совсем маленьким ребенком Валентине Аверьяновне Соловей (в девичестве Тарасенок) пришлось жить в партизанском отряде, она чудом избежала Хатыни. Пережитое не хочется вспоминать, о военном детстве Валентина Аверьяновна рассказывает немногословно, и, тем не менее, события те стоят перед её глазами, будто были вчера.

- Мне было пять лет, - вспоминает Валентина Аверьяновна. - Жила я в Белоруссии в поселке Якшицы вместе с родителями и двумя старшими сестрами, Софьей и Галиной, и братом – Михаилом Грачевым. Он как раз окончил разведшколу в Москве, был уже офицером. Перед самой войной Михаил взял отпуск, приехал в родной поселок, чтобы сыграть свадьбу. На родине его ждала невеста, учительница местной школы, но свадьбу сыграть не успели - началась война.

Его и еще несколько его сокурсников направили в нашу область для создания партизанских отрядов. Но немцы утром 22 июня вошли в Брест, а уже утром были в нашем поселке. Брат со своими товарищами не успели никуда выехать. Наш отец их переодел в гражданское, и, когда пришли немцы, сказал, что они его работники. Фашисты их не тронули - вероятно, в тот момент для них было главным продвигаться вперед, занимать территорию.

Брат с товарищами быстро организовал сельчан в небольшие отряды, которые ушли в лес, вскоре в лес ушла и вся наша семья, а дом фашисты сожгли.

Брат стал начальником разведки большого партизанского отряда, командовал которым «Король» - Николай Филиппович Королев. Отряд знала вся Белоруссия, в него входили настоящие герои, например, муж моей старшей сестры, Андрей Кузьмич Коваленко, разведчик, для соединения с армией три раза переходил линию фронта! А моя старшая сестра, Софья, была командиром подрывной роты, у нее много боевых наград, сестра растила меня после войны, ведь мама и папа погибли. Средняя сестра была штабным работником.

– Вы помните, как жили в лесу?

– Я очень хорошо помню уже более позднее время. Примерно 1943-й год. Немцы начали сильно зверствовать, особенно после того, как белорусские партизаны убили гауляйтера Вильгельма Кубе. Фашисты уничтожили тогда очень много партизан. Оставаться в лесах семьям с маленькими детьми стало очень опасно. Поэтому детей старались пристроить в деревнях, у родных, иногда даже у чужих людей. Оставили так и меня у двух чужих стариков – деда и бабушки. Помню, как брат привез туда меня на красивой белой лошади в черных яблоках. А вскоре в доме разместился немецкий штаб. Я сидела на печи и видела, как в дом приводили людей, так или иначе связанных с партизанами. Многих пытали...

Помню, залезла я на печь, тогда уже зима была, пряталась среди дров, которые там сушили, а ко мне лезет рыжий немец, он у меня до сих пор в глазах стоит. Помню, давал леденцы, фотографию своей дочки показывал и все расспрашивал меня про брата, а я молчала, хоть и маленькая совсем была, но понимала как-то, что ничего нельзя говорить. Так я чудом избежала смерти.

Помню, как на глазах одной нашей партизанки полицаи расстреляли всю ее семью. Фрицы уничтожали тогда без разбора – стариков, детей. Я хорошо помню, как людей навозными вилами кололи и в сараи затаскивали. Сараи закрывали, поджигали, кого-то топили в колодце. Я тогда вместе со всеми куда-то шла, отморозила ноги и руки. Меня спасла мать невесты моего брата, Мария. Ей удалось спрятать меня под полом в своем доме, она долго меня лечила. Уже было лето, а я все в подполе сидела, чтобы никто не увидел, не выдал. Ее единственную дочку повесили среди поселка. И прикрепили табличку: «За любовь к партизану». Это было жутко. Помню, что, когда я жила у этой женщины в подполе, ко мне тайком приезжал брат. Он меня очень любил, нянчился, катал на коне...

Недалеко от Минска есть партизанское кладбище Рассохи, там он похоронен. Погиб он уже при освобождении Белоруссии. А вырастила и воспитала меня старшая сестра.