Наверх
Актуальный комментарий

26.03.2019

Фото: Олег ЗОЛОТО

Григорий Рапота: 80% платежей в рублях — результат развития рыночных связей

Госсекретарь Союзного государства в интервью газете «Известия» рассказал о перспективах общей денежной единицы в России и Беларуси

В преддверие Дня единства России и Беларуси Государственный секретарь Союзного государства дал интервью газете «Известия». Ниже мы приводим текст этого интервью полностью.

Большая часть расчетов между Россией и Белорусью происходят в рублях, потому что так удобно бизнесу, это результат развития отношений, а не исполнение указов сверху. Об этом в интервью «Известиям» заявил государственный секретарь Союзного государства РФ и Беларуси Григорий Рапота. По его словам, тема появления единой валюты двух стран — общего рубля — может войти в повестку заседаний недавно созданной рабочей группы по интеграции и решению спорных вопросов, которую с российской стороны возглавляет министр экономического развития Максим Орешкин. При этом Россия и Беларусь могли бы усилить сотрудничество в экономике, социальной и военной сферах, считает Григорий Рапота. Уже есть подвижки и в вопросе отмены роуминга в двух странах, что будет очень выгодно потребителям.

— В феврале состоялась встреча президентов России и Беларуси Владимира Путина и Александра Лукашенко. Они обсуждали возможность более глубокой интеграции двух стран. В каких сферах она могла бы произойти?

— Интеграция предполагает различные формы партнерских или союзнических связей. Это могут быть договорные обязательства двух независимых государств, организации международного характера с передачей полномочий на наднациональный уровень.

Усиливать сотрудничество России и Беларуси нужно в вопросах экономики, социальной сферы, включая медицину, образование, культурные связи. Также в военной и военно-политической сферах, безопасности. В рамках формирования единого экономического пространства ключевыми вопросами остаются создание единой транспортной и энергетической систем, единого информационного поля.

— В прошлом году у наших стран обострились отношения из-за российского налогового маневра в нефтяной отрасли. Сырье поставляется в Беларуси по более высоким ценам, чем раньше. Может быть, Россия могла бы предоставить Беларуси скидку на наши нефть и газ?

— На этот счет идут консультации, и очень хочется, чтобы было найдено взаимоприемлемое решение.

— Но все-таки, по вашему мнению, как можно было бы решить этот вопрос?

— Тут широкое поле возможностей: можно оставить всё как есть, можно найти возможность компенсации в других сферах взаимодействия. Могут быть самые-самые разные формы. В жизни бывает так, что договоренности в одной сфере, в данном случае экономической, сочетаются с решением вопросов в других полях взаимодействия — социальных, военных, политических...

На последнем заседании Совета Министров, которое прошло в Бресте, с российской стороны прозвучал тезис: прежде чем мы решим вопрос о налоговом маневре, давайте посмотрим, как будет развиваться Союзное государство. В ответ на такой призыв была создана двусторонняя рабочая группа, которая должна на всё это посмотреть. Идет изучение альтернатив развития Союзного государства. Возможно, это создаст условия и для решения проблемы налогового маневра.

— Насколько тесно вы контактируете с рабочей группой?

— Мы контактируем со всеми участниками этого процесса. И до создания этой группы мы тесно взаимодействовали со всеми министерствами и ведомствами, которые в этой рабочей группе представлены.

— 80% торговых расчетов между Россией и Беларусью происходят в рублях. Нужно ли переводить в рубли оставшиеся 20%?

— Это же насильно не сделаешь. Есть хозяйствующие субъекты, которые должны быть заинтересованы в том, чтобы перейти на рублевые платежи. Но там, где удобнее платить в валюте, платят в валюте. Это естественный процесс. То, что 80% платежей в рублях — это не директивное указание, не выполнение указов или решений, а результат развития рыночных экономических связей.

— Если говорить о появлении общего рубля, в каком виде это могло бы быть? И какой эффект оказало бы на экономики двух стран?

— Никаких решений на этот счет не принято, никаких отдельных переговоров не ведется. Возможно, эта тема будет предметом обсуждения рабочей группы.

— Довольно продолжительное время обсуждается тема отмены роуминга между Россией и Беларусью. Как продвигается этот вопрос?

— Неплохо. Есть понимание относительно необходимости решения этой задачи. Причем такое понимание есть не только на политическом уровне, но и на уровне экспертов, специалистов, сотрудников министерств связи. Сейчас вопрос в деталях — как это лучше сделать, какими темпами, чтобы издержки для участников рынка были наименьшими. Сейчас всё перешло в стадию экспертной проработки. Я думаю, что в ближайшее время будет подготовлена «дорожная карта», и мы с вами будем уже конкретнее говорить о сроках и характере действий.

Но работа идет и в российском Министерстве цифрового развития, и в Министерстве связи и информатизации Республики Беларусь. Самое главное, что в конечном счете на первом месте стоят интересы потребителей. Это понимание есть, что уже хорошо, стало быть, всё остальное будет этому подчинено.

— А как продвигается создание единого транспортного пространства?

— У нас есть программа действий по этому вопросу, которая с некоторой периодичностью обновляется. Есть конкретные мероприятия по развитию транспортных коридоров, в основном тех, которые обозначены в сотрудничестве с транспортными организациями, в том числе европейскими.

Однако, как мне кажется, эта работа недостаточно энергично ведется. Я думаю, мы должны браться за серьезные проекты, которые радикальным образом улучшают взаимосвязь между Россией и Беларусью. Это может быть частью строительства трансъевразийских коридоров — можно его назвать «Шелковым путем» или как угодно — в части более тесной транспортной взаимосвязи России и Беларусь. Наши наземные артерии явно не соответствуют требованиям XXI века по своему техническому состоянию, а надо эту ситуацию исправлять.

— Для этого нужно выделить соответствующие финансовые ресурсы.

— Во-первых, для этого надо сначала определиться с целью, или, как иногда говорят, с целеполаганием, и принять на этот счет решение, а потом уже считать деньги и выделять ресурсы.

— Достаточно много санкционных продуктов попадают на территорию России из Беларусь: пармезан, польские яблоки и многие другие. Нужно ли усиливать контроль на границе?

— Нет такой необходимости абсолютно. К тому же это не самый сложный вопрос российско-белорусских отношений. Я бы не стал педалировать эту тему, но вопросы здесь действительно есть, и их надо системно решать. В Евразийском экономическом сообществе отработан достаточно четкий механизм взаимодействия, как снимать проблемы, если возникает претензия у одного партнера к другому по качеству продуктов.