Наверх

Интеграция, как мировой тренд

Нынешний век можно назвать веком интеграций. Начавшиеся в середине прошлого столетия и набравшие мощную инерцию объединительные процессы успешно перешли в XXI век. К интеграции стремятся не только государства. Объединительные процессы активно протекают и на уровнях отраслей, регионов и даже отдельных предприятий.

Нынешний век, несомненно, можно назвать веком интеграций. Начавшиеся в середине прошлого столетия и набравшие инерцию объединительные процессы, причем проходящие во всем мире и практически на всех уровнях, успешно перешли в XXI век.

Достаточно привести в пример Европейский союз, который стал мощной политической и экономической реальностью, уверенно занял место одного из мировых центров силы. Возможно, на этом пути к объединению Европа и совершила некоторые ошибки, просчеты стратегического уровня. Думается, что к таким принадлежит ее первоначальное стремление развиваться вширь, включая в себя все новых членов. В результате в одной упряжке оказались Германия, Франция, с одной стороны, и Греция, Португалия – с другой. Потенциалы этих сторон слишком различны, а правила игры в ЕС едины для всех. Вот и приходится развиваться за счет стран-доноров, которые изрядно подпитывают несильную экономику аутсайдеров. Иногда такая ситуация приводит к чрезмерным нагрузкам на всю конструкцию Европейского союза, как это было в прошлом году, когда она шаталась и трещала по всем швам из-за накопленных долгов отстающих – Греции, Португалии, Ирландии. Тем не менее, ЕС сохранился, не утратил своего суверенитета, и теперь, похоже, решил интенсивнее интегрироваться не вширь, а вглубь.

Сегодня интегрируются не только государства. Объединительные процессы активно протекают и на более мелких уровнях – отраслей, регионов и даже предприятий. Скажем, сегодня крупнейшие корпорации быстрыми темпами наращивают концентрацию капитала и прибыли и вытесняют с рынков конкурирующих с ними мелких и средних предпринимателей. Например, в США с 1970 по 2006 годы доля сверхкрупных (с капиталом свыше 1 миллиарда долларов) фирм в совокупной капитале американских корпораций возросла с 49 до 83%, а в их общей прибыли – с 52 до 86%.

Кто-то возразит, а как же Советский Союз, интеграционное формирование, безусловно, мирового уровня, который распался? Да, СССР дезинтегрировался, и это была глобальная катастрофа, последствия которой еще будут долго ощущаться не только нами, живущими на постсоветском пространстве. Он погиб в результате многих накопленных ошибок, неспособности быстро и адекватно реагировать на вызовы времени. Таких чисто внутренних причин было предостаточно. Но едва ли не решающей причиной его гибели было давление на все жизненные органы страны извне. Атаке подверглись экономика, политика, идеология СССР, мировоззрение, разум и чувства советских людей. Результат мы все знаем.

Тем не менее, США, которые вышли победителем из этой схватки, недолго почивали на лаврах. Пока Америка всерьез, привлекая немалые силы и резервы, бодалась с СССР, окреп и стал наращивать мускулы Китай. В Европе возник, укрепился и развивается ЕС – пусть не антагонист Америки, но все же прямой конкурент в борьбе за мировое  лидерство. Так что Америка недолго оставалась единоличным глобальным центром силы. Отныне мир уже не однополярный и даже не биполярный, как это было в эпоху противостояния СССР и США. У него теперь больше центров. Может быть, они еще не заявляют о себе в полный голос, но США уже приходится считаться с этой геополитической реальностью.

Между тем, и на постсоветском пространстве через какое-то время после распада советского колосса начались сначала подвижки к интеграции, а затем, как говорится, процесс пошел. Сначала был парад суверенитетов – болезненный, но неизбежный этап. Им нужно было переболеть, как корью. Оказавшись один на один со своими проблемами, все республики постсоветского пространства начали выстраивать свою государственность. Потом, отстроив ее, стали оглядываться по сторонам.

И присмотревшись – поняли, что насильно никто никого присоединять, поглощать или принуждать к совместной жизни не будет. А вот дружить, сотрудничать к взаимной пользе – как оказалось, были готовы многие. Так и запустился процесс сборки интеграционных проектов.

Больше всех в деле интеграции преуспело и дальше всех продвинулось по этому пути Союзное государство Беларуси и России. То, что нашим странам удалось собрать воедино былые связи в рамках сначала Союзного государства, а потом Таможенного союза – это огромный успех. Как недавно стало известно, Таможенный союз России, Белоруссии и Казахстана вскоре может пополниться новым участником - Республикой Кыргызстан. Эта республика уже предприняла конкретные шаги, чтобы ускорить процесс вступления в «тройку». В частности, она приводит свое национальное законодательство в соответствие с нормами и правилами Таможенного союза.

Как заявил руководитель Федеральной таможенной службы России Андрей Бельянинов: «Лично я считаю, что членство Киргизии в Таможенном союзе принесет пользу нашему интеграционному объединению, поскольку в этой стране сходятся интересы Европы, Азии и даже США».

Успешное взаимодействие в рамках Таможенного союза наглядно демонстрирует, что существует реальная возможность двигать интеграцию в направлении Евразийского союза. Этот процесс явно не будет скоротечным, и проблем будет предостаточно. Такие колоссальные проекты быстро не осуществить. Но в помощь его участникам будет то, что они в свое время уже были объединены в рамках Советского Союза.

Еще более сложно будет определиться с политическим измерением Евразийского союза.  Дискуссии и споры по этому вопросу продолжаются. Но есть главное – понимание сторонами интеграционного процесса необходимости создавать надгосударственные надстройки, и отдавать туда часть своего суверенитета. А коль скоро есть такое единство во взглядах, построение Евразийского союза – это дело лишь времени.

В текущем году Беларусь председательствует в СНГ. И у ее руководства есть твердое намерение активизировать кооперацию государств-участников Содружества. По словам Президента Республики Беларусь Александра Лукашенко, «если мы реализуем цели, намеченные ЕЭП, то сможем перейти к созданию Евразийского союза». Как подчеркивает белорусский лидер, успех ЕЭП важен не только для экономики трех стран. Этот проект может стать притягательным для других государств, в том числе для Украины, которая предстоит сделать выбор между единым таможенным пространством Беларуси, России, Казахстана и интеграцией в ЕС.

Более того, Евразийский союз видится в перспективе как неотъемлемая часть общеевропейской интеграции, что привело бы к созданию общего экономического пространства от Лиссабона до Владивостока.

Словом, интеграция сегодня – это мировой тренд.

Сергей Трифонов