Наверх

С честью, но без совести

На днях господин Горбачев, первый и последний президент СССР, подверг критике Владимира Путина и призвал к новой перестройке российской политической системы. Это все равно как, если бы пьяный гонщик разбил машину, а когда другие собрали ее по частям, предложил повторить свой маневр, покрикивая на мастеров, что, мол, не так починили.

Был такой случай, о нем писали в газетах. На остановке водитель троллейбуса не заметил в зеркале бокового вида выходящую девочку, преждевременно закрыл двери и поехал. Услыхав крики пассажиров, он тотчас остановил машину и выбежал наружу. Девочку доставили в больницу с переломом ног. В тот же день водитель, отец двух малолетних детей, повесился.

Он действительно не видел замешкавшуюся девочку. Но сам возложил вину за случившееся исключительно на себя. Потому что отвечал не столько перед судьями, сколько перед совестью.

На днях господин Горбачев, первый и последний президент СССР, подверг язвительной критике Владимира Путина за «разрушительный и безнадежный путь» доминирования исполнительной власти и монополизированной экономики. И призвал к новой перестройке российской политической системы.

Это все равно как, если бы пьяный гонщик разбил свою машину, а после, когда другие собрали ее по частям и, наконец, завели, предложил повторить свой маневр, покрикивая на мастеров, что, мол, не так починили.

Человек пустил под откос собственную страну, заблаговременно выпрыгнув из локомотива в мягкий экипаж забугорных почестей. Умышленно он это сделал или по незнанию – суть дела не меняет. На таких высотах ошибка приравнивается к преступлению.

То, что он сегодня вменяет себе в заслугу – гласность, свобода для стран Восточной Европы, разрядка, сокращение вооружений, – это всё не для нас. Это для внешнего потребления. А для нас – развал страны, обнищание населения, уничтожение армии, промышленности, финансовой системы, морали, фактическая утрата суверенитета, жуткие геополитические потери, олигархат.

И вот все эти, казалось бы, невосполнимые потери, преодолевая дикое сопротивление как извне, так и внутри, пытается компенсировать нынешний лидер. Что-то получается, что-то нет, но мы видим, как укрепляется оборонный щит, как вслед ему поднимает голову наука, промышленность, как тверже звучит голос страны в мире. Мучительно, с трудом, ошибаясь. Россия вновь стала Россией, а не рашкой, не совком.

Горбачев оставил ему руины, а теперь, пересидев смутные времена в фонде собственного имени, опять обрел голос и принялся указывать Путину, как следует восстанавливать, ускорять, перестраивать им же самим разрушенное. Сцена, достойная древнегреческой драмы. Или театра кабуки. В любом случае, бессовестность без примеси. Маска.

«Если бы молчал, сошел бы за философа», – гласит латинская поговорка. А у русского народа своя присказка: «Спроста сказано, да не спроста слушано». Вот и господин Горбачев, то ли спроста, то ли и впрямь из нежданно возбудившегося доброхотства, высказал вещь и страшную, с одной стороны, и простодушную – с другой, а может, и навеянную любителями России вроде Збигнева Бжезинского.

По старому лекалу он предложил перекройку именно политической системы. Как будто в ней одной «собака порылась». Экономических достижений он в упор не видит. И то, что с долгами рассчитались, которые он же и набрал, и таким образом избежали финансового капкана. И то, что темпы роста экономики превысили иные европейские страны. И то, что кризис в России не так страшен, как на Западе. И что промышленность оживает. Коррупцию придушают. Зарплаты растут. Пенсии.

В том-то и дело. Кому это выгодно?.. А невыгодно?.. Вот чтобы всё это затормозить, и надо разрушить жесткий политический каркас, который один и способен в штормах мирового финансового кризиса удерживать страну на плаву. Она не идеальная, она, скорее всего, временная, но тронь сейчас политическую систему, что предлагает автор идеи, – и всё рассыплется, как при самом Горбачеве. Сейчас для этого самое время. На фоне-то полыхающего Ближнего Востока и глобального банковского землетрясения.

Да за такую инициативу ему не то, что еще одну нобелевскую премию всучат, мавзолей при жизни отгрохают где-нибудь в Лондоне или в Вашингтоне. Тут уж рекламой «Пиццы хат» не отделаются. А пока Леонардо Ди Каприо и Том Хэнкс намереваются снять художественный фильм про нашего героя. Это так, в виде гостинца. Чтоб все знали… Все-таки не случайно идея нео-перестройки получила мощное одобрение у нашей либеральной интеллигенции.

Михаил Горбачев. Ему мало на руинах СССР вылепить бандитский капитализм. Ему хочется руин России. Чтобы некому было спросить: где ты был, когда Родина выбрала тебя своим пастырем?

Как говаривали всё те же древние римляне: «Судьба никогда не довольствуется тем, что вредит только однажды»…

Вы спросите: а при чем тут водитель троллейбуса, который повесился, не в силах пережить вину за сломанные ноги незнакомой девочки?

Думаю, не спросите.

И так всё ясно.

Дмитрий Поляков

Фото: www.vu.ua