Наверх

Книга – окно в будущее

Одна из причин сегодняшнего упадка культуры и нравственности – это недостаток элементарного чтения. Молодые люди приходят поступать в университеты и институты на журналистские, филологические, да и любые другие гуманитарные факультеты, не заглянув ни разу в Пушкина или Гоголя.

Недавно Национальный статистический комитет Беларуси обнародовал такие цифры. На одну тысячу населения в республике Беларусь приходится 392 пользователя публичных библиотек. Это означает, что Белоруссия – самая читающая страна СНГ. В России этот показатель составил 375 человек, на Украине - 336, в Азербайджане - 283, в Казахстане - 269.

На конец 2012 года, в республике действовало 3600 публичных библиотек, фонд которых составлял 66,5 миллионов экземпляров книг, журналов, рукописей и других источников информации. В прошлом году публичные библиотеки посетили 3,7 миллионов читателей, которым выдано 69 миллионов экземпляров книг, журналов и других источников информации.

Из них для сельских жителей в 2012 году работали 2,9 тысячи публичных библиотек. Численность их посетителей составила 1,2 млн. человек - 32,3% всех пользователей. Сельским жителям выдано более 22 млн. книг и журналов.

Если прикинуть, что в Белоруссии проживает порядка девяти с половиной миллионов человек, то 3,7 миллиона посетителей библиотек – это очень и очень много!

Жителям братской страны можно только позавидовать. А что же у нас? У нас, прямо скажем, тускловато. С трудом мне удалось найти цифры количества библиотек в Москве. Это страшные цифры. В централизованной библиотечной системе работают всего 234 библиотеки! А ведь число жителей Москвы больше, чем все население Белоруссии!

Многое изменилось за последние двадцать лет, и все время подмывает сравнить ситуацию с Советским Союзом. Найти цифры о Москве времен СССР оказалось куда проще. Вдумайтесь, на 1978 год в Москве действовало 4172 библиотек универсального профиля с общим фондом свыше 339,4 миллионов экземпляров! Плюс к ним 1837 специальных и научно-технических библиотек. Это уму непостижимо. Причем, я могу свидетельствовать, что в советское время эти библиотеки не пустовали. Люди активно и много читали. Обсуждались новинки, дети в библиотеках записывались на полюбившуюся книгу. Иногда нужные книги не доставались всем желающим. Такая была жажда чтения, жажда познания мира.

Одна из причин сегодняшнего упадка культуры и нравственности – это недостаток элементарного чтения. Молодые люди приходят поступать в университеты на журналистские, филологические факультеты, не заглянув ни разу в Пушкина или Гоголя. Недавно видел просто крик души одного преподавателя журфака МГУ о прошлогодних вступительных экзаменах.

«… результаты приема 2012 года оказались чудовищными. Из 229 первокурсников на страницу текста сделали 8 и меньше ошибок лишь 18%. Остальные 82%, включая 15 стобалльников ЕГЭ, сделали в среднем по 24-25 ошибок. Практически в каждом слове по 3-4 ошибки, искажающие его смысл до неузнаваемости. Понять многие слова просто невозможно. Фактически это и не слова, а их условное воспроизведение».

Представляете, по три-четыре в слове! Даже не на странице! Когда я поступал в гуманитарный вуз в 1978 году, за 3-4 ошибки во всем сочинении (не на странице, а во всем) ставили тройку! И с такой оценкой уже не пройдешь. Далее несчастный преподаватель журфака приводит примеры ошибок:

«Ну что такое, например, по-вашему, рыца? Рыться. Или, скажем, поциэнт (пациент), удастса (удастся), врочи (врачи), нез наю (не знаю), генирал, через-чюр, оррестовать… Причем все это перлы студентов из сильных 101-й и 102-й групп газетного отделения. Так сказать, элита. Храню все диктанты как вещдок. По сути дела, в этом году мы набрали инопланетян».

Совершенно верно. Нынешняя нечитающая молодежь в России – это и есть инопланетяне. А ведь самосознание нации, гордость за свою историю, ощущение себя часть народа – все это воспитывается знанием языка, значит, чтением. Многие народы, в том числе и русский, считают свою историю от обретения письменности. Как величайшее событие, и это действительно так, люди считают изобретение печатных книг. Имена Гутенберга, Ивана Федорова, Франциска Скорины прославлены в веках.

Привычка читать, вот что отсутствует у нынешнего поколения. Помню, как работали опять же в советское время такие организации, как бюро пропаганды книги, как массово ходили на встречи с писателями и сами авторы с радостью разъезжали по огромной стране, выступая с беседами и лекциями. Книга была не только «пищей для ума», она несла и интеллектуальную ценность. Престижно было читать и собирать книги, иметь в доме хорошую библиотеку. Поэтому при огромных тиражах купить нужную книгу было совсем непросто. Хотя и работала обширная сеть книжных магазинов, киосков.

Один знакомый книгоиздатель мне как то сказал:

«Это вранье, что у нас исчезли хорошие писатели. Авторов и неплохих мы найдем, у нас читателей нет. Тем более, что в России каждый день закрывается один книжный магазин».

Я был потрясен такой цифрой. И поначалу даже не поверил. Потом прочитал интервью генерального директора ОЦ «Московский дом книги» Н.И. Михайловой, где она говорит почти то же самое, что за последние полтора года произошло катастрофическое сокращение книжных магазинов, на полторы тысячи штук.

А так и есть же. В Москве в советское время, например, в Столешниковом переулке, где я жил, было три книжных магазина, сейчас ни одного. На Тверской, тогда улице Горького, было четыре книжных. Сейчас один. И так далее, и это в Москве, где ситуация с книготорговлей считается более-менее нормальной. Еще поразительная цифра. Недавно к Москве присоединили огромную территорию ближнего Подмосковья, она в два с половиной раза больше территории старой Москвы. Так вот, на новых землях сейчас работают всего четыре книжных магазина! А ведь это не тайга или тундра. Старые районы, с огромной историей, городами, деревнями, поселками. Причем по нынешним законам за аренду помещения под книжный магазин платится столько же, сколько и за аренду под супермаркет или модный бутик.

В Минске я видел другую картину. Люди читают. Ходят в библиотеки. Книжных магазинов очень много. И причем они располагается именно в тех же местах, где и были раньше. А это очень важно. Традиция. Опять скажу о Москве. В «Букинисты» ходили поколениями, отец приводил сына, тот – своих детей. Знали имена продавцов, это были настоящие подвижники, знатоки печатного слова, настоящие мастера своей профессии. То же самое можно было сказать о библиотекарях.

Как преодолеть разрыв времен? Как ликвидировать ту пропасть, тот провал в духовном самосознании, в который рухнули все мы в девяностые? Мне кажется, одним из верных и проверенных путей является пропаганда книги, чтения. И по этому пути успешно идет Беларусь. Пора и нам тщательно присмотреться к их опыту. Без этого нельзя построить будущее.

Владимир Казаков