Наверх

Европеец – человек без роду и племени

На днях как-то незаметно и буднично президент Европейского совета Херман ван Ромпей в своем выступлении в Берлине по случаю 24 годовщины падения Берлинской стены поставил жирный крест на многовековой истории европейской цивилизации и объявил новую эру в жизни Старого континента. Ни больше, ни меньше.

На днях как-то незаметно и буднично был поставлен жирный крест на многовековой истории европейской цивилизации и объявлена новая эра в жизни Старого континента. Ни больше, ни меньше.

Выступая в Берлине по случаю 24 годовщины падения Берлинской стены, президент Европейского совета Херман ван Ромпей выступил с речью, в которой обрисовал будущие принципы, на которых должно основываться развитие, как бы это обозначить поточнее, населения, что ли, Европейского союза.

Перво-наперво, по мнению первого лица брюссельской администрации, необходимо пересмотреть понятие Родины применительно к народам, населяющим континент. В условиях перманентно расширяющегося Евросоюза, это слово должно быть отнесено к анахронизмам.

«Мы сталкиваемся с вызовом, и это наша открытая география, которая не даёт Европе становиться родиной или родным местом, – заявил ван Ромпёй. – Каждый раз, когда Европа растёт, мы говорим новым гражданам: добро пожаловать в клуб! Очевидно, что постоянное расширение смешивает политические и географические идентичности».

Кроме того, ван Ромпёй обвинил в популизме политиков, которые пытаются воспрепятствовать этим тенденциям: «Всё это популизм – источник гнева и негодования, надежда на восстановление идентичности, иллюзия, что, закрыв двери, можно повернуть время назад, ложь, что в период глобализации можно выжить без особых усилий. Те, кто думает, что их страна может выжить сама по себе, живут в иллюзиях. Популизм и национализм не могут быть ответами на вызовы нашего времени».

Иными словами, вслед за отменой половых различий между людьми, уравнивания в правах гомосексуалистов и традиционные семьи, введения в «третьего пола», вслед за запретом христианских крестиков и передачей лютеранских храмов мусульманам, ювенальной системой отъема детей у родителей и передачей их приемным родителям номер один и номер два, которые чаще всего оказываются либо гомосексуалами, либо лесбиянками, либо извращенцами, переселением пожилых родителей в комфортабельные дома престарелых, – вслед за ворохом диковатых новообразований обалдевшему неоевропейцу предлагается забыть слово Родина, а заодно отказаться от своей культурной идентичности.

Родины для жителей Европы больше нет. Европа – для всех. Так решил ван Ромпей или кто там за ним прячется.

Послушаем его еще немного.

«Посмотрите, как люди передвигаются по миру. Сегодня люди больше не покидают Европу, как это было раньше, сегодня они, наоборот, стремятся в Европу. Задумайтесь о тех миллионах ирландцев, немцев, поляков, евреев и итальянцев, которые спасались от голода, нищеты, войн и геноцида, охвативших европейскую почву. В конце концов, мы самый богатый континент на планете. Солидарность в этой области должна вызывать в нас гордость».

Из этого прекраснодушного сумбура ван Ромпей делает важный (и роковой для каждого старожила Европы) вывод: народов, в традиционном понимании, также больше быть не должно. Раз исчезает понятие Родины, то каждый европеец должен чувствовать себя дома в любом уголке Старого света.

Хуже того, президент Европейского совета призвал вообще никак не ограничивать иммиграцию с других континентов, то есть совсем снести и без того худые ворота для всех желающих перебраться в Европу, превратив ее в прообраз библейского Вавилона.

Потеря культурной идентичности, исчезновение понятия Родины, стирание принадлежности к своему народу, массовое заселение территории Старого света африканцами, арабами, китайцами – да, по сути, всеми, кто пожелает вселиться в готовый, крепкий, комфортный, уютный европейский дом…

Народов не будет, культур не будет, не будет стран…

Что это, мор, чума, война, безумие? Кто он, будущий житель Европы? О чем он будет думать? Что любить?

Зачем всё это надо?

Кому?

Иван Кожухов